Заговоры для детей

0

Некоторые правила, заговоры и обряды, которые выполняются в отношении детей.

Разные поверья

Когда рождается ребёнок, его до года вообще никому не показывают, пока организм не окрепнет. Видеть ребенка имеют право только самые близкие.

Не надо подбрасывать ребенка после заката солнца: он будет плохо спать.

(Действительно, т.к. разыгравшегося ребенка не уложить, а на закате солнца происходит ещё и перестройка энергетики тела.)

Не надо малых детей в губы целовать: немыми могут стать (на мистическом уровне объяснимо тем, что взрослый своими губами может «забрать», «зацеловать» первое слово младенца). Суть поверья в соблюдении правил элементарной гигиены и, следовательно, в заботе о здоровье малыша.

До тех пор, пока ребенок не научится говорить, его нельзя кормить ни ухой, ни рыбой. (В ухе и в рыбе встречаются мелкие кости, и ребенок, еще не научившийся говорить, не сможет сказать о том, что он подавился или укололся костью, что чревато осложнениями и даже гибелью малыша.)

Первые шаги

Когда ребенок сделает первые шаги, «матери надо между его ступнями ножом провести». (Речь идет о ускорении перестройки энергетики ребенка с помощью этого ритуала.)
Если ребенок долго не начинает самостоятельно ходить, надо между его ног положить веник – и прутья потом разбросать; связанный веник – связанные невидимыми путами ноги, разбросанные прутья – свободные шаги.

Молочные зубы

Когда молочные зубы выпадали, то домового зазывали. Нужно было взять выпавший зуб в руки, сесть перед печкой и сказать: «Дедушка домовой! На тебе репяной, а мне дай костяной».

Плач и переполох

Если ребенок сильно плачет и взвизгивает, то с ним идут к верее и говорят: «Верея (столб), вереюшка, тебе стоять не гнить, здоровой быть, а моему младенцу не вопить, не реветь. Возьми с него щекотун и ревун и дай ему сон и угомон». Выходить нужно 6 зорь подряд, утром и вечером. Если не подействует, то нужно 12 зорь носить младенца в овин и, наклонив ребенка к окну, говорить: «Батюшка овин, возьми с моего младенца щекотун и ревун, а ему дай сон и угомон».

Ещё берут веник и бьют его на пороге тупым косарем и говорят: «Парю вопун, припариваю щекотун, денный, полуденный, ночной и полуночный, минутный, полуминутный, часовой, получасовой. Поди вопун – щекотун на пень, на болото, ломай пенья да колоды, а моего младенца не трогай». Это нужно проговорить три раза и веник выбросить за дверь.

Переполох снимается несколько иначе. Знахарка берет лучину, щипает спичек, зажигает их и опускает в чашу с водой. Потом идет к тому месту, где, по предположению, случился переполох, и там говорит: «Двенадцать недугов, двенадцать переполохов, денные, полуденные, ночные, полуночные, прочь убирайтесь и там оставайтесь и ныне и присно тако быть, тако еси, тако буди. Во славу светлых Богов и многомудрых предков наших (христиане говорят: «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа»)». Затем велит немного поспать.

Крик

При крике у детей ведунья берет блюдо с водой, наперсный (нагрудный) оберег (христиане – крест), два угля и, держа на руках ребенка, нашептывает воду, ломая угли и опуская их на блюдо с водой. После этого опускает туда и оберег и этой водой опрыскивает ребенка. Затем велит его положить спать.

При крике у детей на заре приносят его ведунье, та берёт его на руки, осеняет перуницей три раза и говорит на зарю: «Заря Дара, заря Тара, заря Зара, возьми крик с младенца, дённый, полуденный, часовой, получасовой. Унеси ты его в тёмные леса, в крутые горы». При этом держа ребенка на руках, знахарка кланяется на зарю, а иногда подкрепляет лечение обращением к печке, говоря: «Матушка-печурка, тебе на стояние, а славянской душеньке на здоровье. Во веки веков и ныне и присно тако быть, тако еси, тако буди».

При крике берут дитя в правую полу, идут в курятник и говорят: «Куры рябые и куры черные, куры красные и куры белые, возьмите вы (имя) криксу и дайте спокой чаду (имя) и денный, и ночной, и полуночный». Так произносят три раза, поплевывая.

При крике берут дитя и кружку воды и идут засветло в курятник и начинают брызгать водой сонного петуха. Когда петух, проснувшись, закричит, приговаривают: «Петух-хрип, возьми с младенца (имя) хрип, а ему дай сон».

Оздоровить малыша

Передача «собачьей старости» (вид порчи) от ребенка к щенку происходит так. Топят баню и несут туда ребенка и маленького щенка. Знахарка моет вначале в корыте щенка, а потом в той же воде ребенка и кончает лечение тем, что парит их вместе на полке, ударяя веником по ребенку раз, а по щенку два раза.

Для передачи «собачьей хили» с ребенка на щенка применяют и такой приём. Их привязывают вместе к хлебной лопате (лопата, на которой ставят в печь хлеб для выпечки) и всовывают в еще теплую печь (устье русской печи это позволяло), и бьют прутом попеременно ребенка и щенка, чтобы хиль перешла с первого на последнего.

Перерождение ребенка, предпринимаемое в тех случаях, когда он рождается слабым и недоношенным, происходит так. Мать с ребенком идет к знахарке, та ребенка кладет на полати и покрывает корытом, в котором стирают бельё. Затем она выбирает хрупкий камень и изо всей силы ударяет им по дну корыта так, чтобы камень весь рассыпался вдребезги. Сделав это, вынимает ребенка из-под корыта и приказывает матери снять с себя верхнее платье и остаться в одной рубашке. Раздевает также донага младенца и продевает его сверху вниз через ворот рубашки матери. Иногда перерождение совершается при помощи мешка. Мешок распарывают на нижнем конце и трижды продевают ребёнка из конца в конец.

Если ребенок слабый и часто болеет, применяли такой прием, который называется «перепекание младенца». Считалось, что этот ребенок не набрал нужной для развития энергии в утробе матери и поэтому его как бы рождали заново. «Утром, как только затопят печку, призывают бабку-знахарку, она ребенка кладёт или сажает на хлебную лопатку, на которой лежит лепешка, и до трех раз подносит лопатку с ребенком к устью печки, а мать ребенка идет в сенцы, смотрит в дверь и говорит: «Бабка, бабка что делаешь? – Перепекаю младенца (имя). – На что? – Выгоняю из него собачью старость. – Перепекай же и выгоняй собачью старость, чтобы не было отрыжки». Знахарка, ещё не сняв ребенка с лопаты, приказывает поймать щенка и посадить его под плетуху сзади себя. Когда это сделают, тогда знахарка говорит: «Перепекла младенца (имя), выпекла из него собачью старость. На собачью старость дую и плюю, а младенца (имя) целую». Потом, повернувшись задом к младенцу, начинает плевать и дуть на щенка, а затем три раза целует ребенка.

После этого на плетухе, под которой лежит щенок, купают ребенка в теплой воде, настоянной на соломе, поднятой с перекрестка дорог. Выкупав ребенка, щенка выгоняют из избы и приговаривают: «Иди ты, собака, и разноси свою собачью старость от младенца (имя) по буграм, по лугам, по буеракам, по пашням, по лесам, по садам, по кустам и прочим местам, чтобы твоя старость не сушила младенца (имя) и не крушила его отца с матерью». Младенца одевают в свежие одежды, а старые сжигают в печке и золу развевают по воздуху, воду же, которая осталась от купания, выливают под печку. Потом бабка берёт младенца на руки, подносит его к печке, поднимает три раза вверх, приговаривая: «Будь теперь мой внучек со столб вышины, с печь толщины», – и передает его матери. Лечение окончено.

В некоторых местах такое перепекание производилось не только над больными детьми, но в виде профилактики над каждым ребенком, для чего тотчас по окончании родов нарочно затопляется печь. При запекании ребенок или просто клался на лопату, во что-нибудь завернутый, иногда обертывался тестом. При проведении выше приведенного обряда женщины обязаны распустить волосы, так как перепекание – это действие экстремальное, требующее напряжения всех природных сил, отпущенных человеку. По народным поверьям длинные распущенные волосы являются элементом подключения небесных сил и, значит, сильнейшим оберегом.

Кроме распущенных волос, особенно большое внимание надо обратить и на совершенно определенную связь печи и материнской утробы. Причем, не только печь обладает качествами утробы и способна рожать, но, очевидно, и утроба обладает сходными с печью качествами, в частности, огненностью. Не отсюда ли и разговорные выражения, типа: жар любви или огонь страстей — явно имеющие отношение к продолжению рода?

При болезнях

Если у детей появляются ссадины, царапины, язвы, то знахарь избавляет детей от страданий заговором: «Пойдите вы раны в лесные охраны, нападите на хищных зверей да на их детей».

Лечение коросты у детей: «Сойди нечистота, отвались ты скорлупа, в широкое море, сядь ты на дно морское, сядь, не подымайся и к детям не пришивайся».

При хрипоте у ребенка из-за сильного бронхита, знахарки ставят мать этого ребенка против Ярилы-солнца и вертят её на левой пятке, потом берут из-под этой пятки землю и растирают ею ребенка.

Грыжа у ребенка лечится способом закусывания болезни. Закусывание грыжи производится через тряпицу, которая потом бросается в огонь со словами: «Не тело и не пуп кусаю, а кусаю злую и лихую грыжу, выжигаю, выгоняю из тела и укрепляю чадо божье (имя) на веки».

Иногда грыжа закусывается так сказать символически. Знахарь находит щепку с сучком и вместо грыжи начинает грызть её. Хорошо также, если грыжу закусит мышь. Для этого её садят на грыжу, стараясь раздразнить. С этой же целью садят иногда на грыжу и белого червяка или жука.

При паховой грыже полезно проколоть то ухо и вставить в него серьгу, с какой стороны появляется грыжа.

Первая стрижка

Первая стрижка волос нарушает биоэнергетическую целостность ребенка. Поэтому это очень важная церемония. Она не должна выполняться, если мать ребенка вновь беременна, так как он в это время ещё сильно энергетически связан с ней.

На Руси далеко не каждый ребеночек доживал до года. Если выжил, то его родители считали, что ребенок решил — эта семья ему подходит, и он остается с родными. Постриг, таким образом, был посвящением годовалого ребеночка в семью. Теперь весь род брал нового члена под свою защиту. Этот обряд различался в разных регионах. В одних селах первую стрижку делали в год, в некоторых вообще не стригли до трех, пяти и даже до семи лет. В других регионах стригли только мальчиков. Это было своего рода посвящение их в мужчины. После обряда будущих мужчин сажали на коня, давали подержаться за топор или саблю. Для девочек символическим был момент, когда ей первый раз заплетали косы.

Позже, в христианские времена, на «пострижины» обязательно звали повитуху и крестных родителей. На пол посреди комнаты клали кожух овчиной вверх, сажали на него годовалого ребенка, и названый отец состригал несколько локонов в виде креста. Состриженные волосы перевязывали красной ниткой и хранили до совершеннолетия, а иногда всю жизнь. Такой обряд существовал также в семьях князей, знатных бояр и дворян. Стригли только мальчиков после трех лет. Постриг проходил в церкви, куда будущего мужчину приводил крестный отец. В честь пострига устраивали пир.

Источник – rodonews.ru, rod.mk.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты