Анастас Микоян – «вкусный» нарком

0

Так в СССР негласно называли Анастаса Микояна. Человека, чьими стараниями в нашу жизнь вошли мороженое, майонез, «Докторская» колбаса, «городские» булочки с горячей котлетой, «Жигулёвское» пиво и ещё множество того, что, кажется, было всегда.

Холодное лакомство

Мороженое в Российской Империи и в СССР было и раньше: в деревнях лакомились молоком из ледяного погреба, богатые замораживали смесь сливок и ягод. При Екатерине II издали рецепты мороженого из сливок, шоколада, лимонов, апельсинов, яичных белков – из французской «Новейшей и полной поваренной книги» и земляничного – из «Старинной русской хозяйки, ключницы и стряпухи». Но производилось лакомство вручную, позволить себе его мог не каждый.

Неизвестно, где и когда Анастас Микоян впервые попробовал мороженое, но оно ему понравилось. В 1932-м нарком распорядился строить в Москве первую фабрику мороженого. «Некоторые до сих пор считают, что мороженое – лакомство для детей, а для взрослых оно не нужно. Мороженое следует и можно сделать массовым продуктом питания, выпуская его по доступным ценам», – заявил он спустя четыре года. Говорят, Иосиф Сталин тогда заметил: «Ты, Анастас Иванович, такой человек, которому не так коммунизм важен, как решение проблемы изготовления хорошего мороженого». Но на этом возражения Иосифа Виссарионовича о мороженом закончились: вождь, как и нарком, – кавказец, знавший толк во вкусной пище.

В августе 1936-го Сталин отправил небольшую делегацию во главе с Микояном в США: «Изучить опыт в области пищевой промышленности. Лучшее потом перенести к нам, в Советский Союз!» (В стране к тому времени были отменены продуктовые карточки, создание колхозов и совхозов позволило увеличить объёмы производства сырья, нужны были предприятия для переработки.) Денег выделили достаточно. Первым делом в США попробовали, конечно же, мороженое. «Большую пользу принесло нам знакомство с производством мороженого, – вспоминал в книге «Так было» Анастас Микоян. – Мы привезли из США всю технологию его промышленного производства. Вскоре при «московском холодильнике» №8 завершено строительство первой фабрики мороженого, оборудование для которой закуплено в США».

Днём рождения массового советского мороженого считается 4 ноября 1937-го, когда на московской улице Горького в гастрономе №1 появился в продаже пломбир. Затем фабрики построили в Ленинграде, Харькове и Киеве. За три месяца до начала Великой Отечественной появился самый жёсткий в мире продуктовый стандарт – ГОСТ117-41 «Мороженое сливочное, мороженое пломбир, фруктово-ягодное, ароматическое»: только натуральные молоко, сливки и другие ингредиенты, никаких консервантов, срок годности – неделя.

«Мороженое попробовала в 1945-м, – рассказывает жительница Симферополя Валентина Ткачёва. – С фронта вернулся старший брат, и мы пошли с ним гулять в Городской сад. На аллее увидели очередь: женщина в белом халате продавала мороженое. Набирала его ложкой из большого бака на тележке и зажимала между двумя круглыми вафельками. Это было какое-то чудо. Помню, жалела, что взяли только по порции, чтобы и другим досталось. А брат рассказал: впервые попробовал мороженое в госпитале под Москвой в 1942-м. Когда миновала угроза оккупации столицы, фабрика мороженого заработала вновь, так коллектив работал сверхурочно, чтобы порадовать раненых в ближних госпиталях. Потом прочитала фразу Уинстона Черчилля: «Я видел, как плохо одетые русские люди в 20-градусный мороз ели мороженое прямо на улице. Такой народ победить невозможно!» Вот такое оно было, советское мороженое.

А ещё вспоминаю, как к нам в начале пятидесятых годов из села приехала мамина сестра, которая считалась пропавшей в войну. С собой в качестве подарка детворе она увезла трёхлитровую банку с мороженым. Мы, городские, его уже распробовали, а для тёти – вкусное открытие».

Фруктовое по 7 копеек и молочное по 9, сливочное по 13 и 15 (с наполнителем), пломбир по 19, эскимо или «Ленинградское» (сливочное в шоколадной глазури) по 22 копейки, «Каштан» (пломбир на палочке в шоколадной глазури) по 28 – у мороженщиков на улице. В кафе – разноцветные шарики пломбира: шоколадного, фруктового, с сиропом, крем-брюле.

А ещё истинно советские изобретения: «Розочка» – сливочное в вафельном стаканчике с кремовой розочкой сверху. «Лакомка» – слесари Мосхладокомбината №8 придумали насадку для нанесения глазури. «Томатное» – с настоящим томатным соком… Кстати, Институт питания Академии медицинских наук СССР полвека назад вычислил оптимальную норму потребления: 5 кг мороженого на человека в год, или 50 стограммовых упаковок. Но в те времена норму частенько превышали, да и сейчас многие с ностальгией вспоминают вкус советского мороженого.

Иностранцы говорили: «В СССР нужно приезжать по трём причинам – посмотреть балет, сходить в цирк и отведать мороженого». На экспорт ежегодно отправляли две тысячи тонн лакомства.

Сгущенка, шампанское, «Жигулевское»

В 30-е годы открылись после реконструкции крупные магазины, созданные ещё до Великой Октябрьской революции, но теперь они стали государственными. «Мы им присвоили название «Гастроном», – писал в мемуарах Анастас Микоян. По его инициативе открыты ГУМ и «Детский мир».

Заботился нарком и о рекламе: поэты и художники придумывали по его заказу броские иллюстрации и строки: «Этой марки тарталетки любят взрослые и детки!»; «Нигде кроме, как в Моссельпроме».

Анастас Микоян выбрал белый, голубой и синий цвета для этикетки банок сгущённого молока, а создала в 1936-м используемый и поныне рисунок художник Ираида Ивановна Фомина.

Из США в 1936-м привезена технология изготовления мясных и овощных бульонных кубиков. В СССР их готовили из высших сортов мяса, овощного экстракта, жира. Позаимствована методика быстрой заморозки овощей и фруктов; технологии по производству сухого молока, плавленых сырков, соков. «Большой интерес вызвало производство безалкогольных напитков, – вспоминал Микоян. – Мы тогда и сами выпускали большое количество фруктовых вод, но гарантировать их равноценное качество на всех предприятиях ещё не могли. В Америке стандартное качество массовой выработки фруктовых вод обеспечивалось выработкой на нескольких заводах нужных экстрактов. Эти экстракты затем развозятся по стране. Мы изучили процесс производства кока-колы. Впоследствии развернули производство стандартного высококачественного лимонада и русского кваса».

Посещение завода в Окленде окончательно убедило наркома, что игристое вино, по-нашему – шампанское, можно производить не старинным способом, выдерживая в бутылках, а массовым – в больших резервуарах (идея Эжена Шарма, 1907 год). Ещё весной 1936-го принято постановление о выпуске «Советского шампанского», десертных и столовых вин в больших количествах. «Товарищ Сталин сказал, что стахановцы зарабатывают много денег; много зарабатывают инженеры и другие трудящиеся. А если захотят купить шампанское, смогут ли они его достать?» – писал Микоян. Создавать главный праздничный напиток поручили виноделу Антону Михайловичу Фролову-Багрееву, одно время работавшему в Крыму. Оборудование для Донского завода закуплено у французов, но вскоре винодел создал свой аппарат – «Акратофор системы Фролова-Багреева». Первая бутылка «Советского шампанского» сошла с конвейера 75 лет назад.

По легенде, «Жигулёвское» пиво тоже появилось благодаря Микояну: в 1936-м на сельскохозяйственной выставке в Москве победило пиво «Венское» Жигулёвского завода из Куйбышева (Самара). Нарком сказал: «Почему пиво имеет «буржуазное» название? Давайте переименуем его по имени вашего завода в «Жигулёвское».

«Хамбургеры» и «Докторская»

Ещё одна идея, реализованная в СССР, – промышленное производство булочек и котлет. «В те времена в нашей стране промышленным хлебопечением обеспечивалось менее 40% городского населения, – писал Микоян в мемуарах. – Крестьянство, составлявшее тогда большинство населения, обеспечивало себя хлебом за счёт домашней выпечки. Мы привезли из Америки механизированный способ изготовления булочек, которые у нас делались вручную и назывались «французскими». Новый тип булок назвали «городскими». Привлекло внимание и массовое машинное производство стандартных котлет, которые в горячем виде продавались вместе с булочкой – так называемые «хамбургеры» – прямо на улице в специальных киосках. В 1937 году мы перенесли этот опыт в Москву, Ленинград, Баку, Харьков и Киев. Продажа горячих котлет встречена потребителями очень хорошо. Лишь война помешала прочно и широко привить это начинание».

Потом у советских людей в чести больше были бутерброды: кусок хлеба с кружочком колбасы. Первые упоминания о приготовлении домашних колбас на Руси есть в «Домострое» XVI века, а при Петре I в страну из-за границы выписаны колбасных дел мастера. Правда, как рассказывают историки, в инструкциях тогда писали: «Гони через колбасу только то, что при обыденных условиях в мясной лавке продать нельзя». В Советском Союзе по этому пути не пошли: в колбасы, создаваемые по ГОСТам 1936 года, полагалось класть только лучшее мясо и специи. Первый московский колбасный завод заработал в 1933 году, спустя год ему присвоили имя Микояна. Именно на этом заводе в апреле 1936-го по распоряжению Анастаса Ивановича начали производство «Докторской», «Любительской», «Чайной», «Телячьей», «Краковской» колбас, «Молочных» сосисок, «Охотничьих» колбасок. Некоторые рецепты восстановлены и улучшены со старых времён, некоторые были новыми. Так, для людей, «имеющих подорванное здоровье в результате гражданской войны и царского деспотизма», появилась «Докторская»: на килограмм её шло 250 г говядины, 700 г полужирной свинины, 30 г яиц, 20 г цельного молока – всё высшего сорта.

«Помню вкус колбасы из 30-х, – рассказывает Дмитрий Петренко. – Он оставался неизменным до 1979-го, появления нового ГОСТа для «Докторской», когда стали добавлять сухое молоко, нитрит натрия, придающий розоватый оттенок. В какой бы город ни приехал – вкус колбасы разных заводов одинаков. Когда я был ещё подростком, мама по пятницам приносила из магазина с полкило колбасы, уже нарезанной и завёрнутой в бумагу. К субботнему завтраку оставалась всего пара кружочков. А какой аромат у бутерброда был! Да и в студенческие времена мы часто брали с собой бутерброды. Причём не обязательно с «Докторской», любили «Чайную», ливерную, печёночную – вкус был несравненный».

«Докторская» колбаса завоевала любовь всего советского народа: её ели и в Кремле, в городах клали в салаты или жарили с ней яичницу, а в сёлах, когда она появилась в продаже или привозилась из города, запекали с картошкой.

Наш «Провансаль»

Из США Анастас Микоян привёз и технологию производства промышленного майонеза. Впрочем, соус «Провансаль» был в России известен и ранее – благодаря московскому ресторатору Люсьену Оливье. Да и русские хозяйки иногда готовили смесь из яиц, сметаны и горчицы.

В производство «Провансаль» запущен в СССР уже к новому 1937 году. Первые баночки, тогда с закручивающейся, позже – с закатывающейся крышкой, выпустили на производственной площадке Шелепиха, которая вскоре вошла в состав Московского жиркомбината. Продукты (подсолнечное масло, желтки, горчица, уксус, соль, сахар, специи) – только высшего качества. Внук Анастаса Микояна Владимир в одном из интервью вспоминает, как убеждал директора Московского жиркомбината Леонида Азнаурьяна видоизменить рецептуру майонеза «Провансаль», использовать некоторые новые ингредиенты, которые позволяют удешевить продукт. На что он сказал: «Этот майонез утверждён по рецептуре, подписанной твоим дедом. Какие ещё могут быть вопросы?»

Вначале майонез продавали только в крупных городах, по стране он распространился лишь в брежневские времена. Но зато использовался по полной программе: в салаты и борщи, для запекания мяса и рыбы, выпечки печенья, быстрого завтрака – яйца под майонезом, да и просто на хлеб, как масло.

Когда съедали майонез, баночку не выбрасывали. Она подходила для уроков рисования (споласкивали кисточку от красок), заменяла вазу (для подснежников и ландышей), в ней удобно было хранить сахар и сдавать анализы.

«Рыбный день»

День, когда в столовых «отдыхали» от мяса, Микоян ввёл 12 сентября 1932-го. Идею объяснил просто: мяса не хватало, а в рыбе много белка, все аминокислоты и жир, необходимый для правильного обмена веществ. Какой день посвятить рыбе, руководство общепита выбирало само. А нарком на личном примере доказывал, что это полезно: перешёл с любимой свинины на рыбу. И даже пробовал сырую – на даче у Сталина. «Вначале было противно даже трогать её. Но потом понравилось. Ощущение во рту приятное, как будто кондитерское изделие. Брали рыбу, потом чеснок и соль и сразу же запивали рюмкой коньяка».

После войны о «рыбном дне» забыли, а вновь ввели 26 октября 1976-го – по четвергам.

Кулинарная книга

«Книга о вкусной и здоровой пище» с рецептами, советами диетологов, сведениями о продуктах появилась в 1939 году по инициативе Анастаса Микояна с его предисловием и подзаголовком «Наркомпищепром СССР – домашней хозяйке». Рецепты подобраны с учётом возможностей того времени. В 1948-м появились разделы о лечебном и детском питании. Тиражи первых книг – 25-100 тысяч. Первый большой – 500 тысяч – вышел в 1952-м. Книга переиздавалась и дополнялась почти каждые три года.

Продукты отличного качества

В СССР Анастаса Микояна негласно называли «вкусным» наркомом. Без его разрешения (считай, личной дегустации, а вкус был отменный) ни один новый сорт продукта не мог попасть в производство. Кроме того, благодаря наркому советские продукты того времени были отличного качества – он очень строго следил за соблюдением всех стандартов и рецептуры. Многие рождённые в СССР до сих пор вспоминают тот вкус с ностальгией.

Наталья Пупкова,
«Крымская правда»

Поделиться.

Комментарии закрыты