Антигерой революции Георгий Гапон

0

Начало 20-го века… Странное это было время. И странные люди его творили. Мечтатели, циники, террористы, двойные агенты… В списке этих далеко не заурядных персонажей Георгий Гапон, вероятно, один из самых колоритных.

Времена и люди

Для тех, кто позабыл школьный курс истории: Георгий Гапон — священник, организовавший шествие рабочих к царю, вылившееся в массовую бойню «Кровавого воскресенья» и положившее начало Первой русской революции. В марте 1906 г. Гапон был убит группой боевиков-эсеров по обвинению в сотрудничестве с властями и предательстве революции.

Однако, когда в 1917 г. открылись архивы охранки, выяснилось, что в списке агентов (с 1870 по 1917 г. их насчитывалось более 10 тысяч) Гапон не значился. Да и не разрешалось жандармам привлекать к агентурной работе священников. Тем не менее, «правосудие» свершилось, поставив точку в судьбе человека и клеймо «предатель» на его репутации.

Как же все происходило?

Для начала: действующие персонажи этой истории.

№1. Российская империя чуть более сто лет назад.

По темпам роста промышленности Россия в те годы находится на уровне США и обгоняет другие капиталистические страны. Чем премного раздражает оные. Как следствие – обилие революционных партий, торящих дорогу светлому будущему, а в настоящем разрушающих существующий строй на деньги иностранных доброхотов. В числе преобразователей и социал-революционеры (эсеры).

№2. Партия социал-революционеров.

Наиболее многочисленная и самая влиятельная партия прославилась громкими террористическими акциями.

№3. Сергей Зубатов. Вернее, его идея объединения рабочих на легальной основе.

Начальник Особого отдела Департамента полиции Сергей Зубатов занимался созданием подконтрольных полиции рабочих союзов – антиподов революционных кружков. В 1902 г. он познакомился с Гапоном. Годом позже, отправленный в отставку, передал молодому священнику свое «детище».

№4. Георгий Гапон (родился в 1870 г. в селе Белики Кобелякского уезда Полтавской губернии).

Священник, блистательный оратор, известнейший общественный деятель, создатель прообраза профсоюзов «Собрания русских фабрично-заводских рабочих». Рабочие союзы Гапон со временем вывел из подчинения полиции, сделав самостоятельными настолько, что вплоть до января 1905 г. власти не знали, что происходит в «Собрании». В 1904 г., начав сотрудничать с социалистами, Гапон превратил малочисленные кружки в массовое движение, став его лидером.

№5. Петр Рутенберг.

Один из социалистов, допущенных в «Собрание», эсер, друг Гапона, принимал участие в подготовке мирной манифестации 9 января. Позднее организовал казнь Гапона.

«Кровавое воскресенье»

«Кровавое воскресенье» сделало Георгия Гапона звездой №1 политического небосклона.

Он и мыслил, как «звезда», былинными категориями. Гапон собирался, если царь примет петицию от рабочих, взять с самодержца клятву немедленно подписать указ о всеобщей амнистии и о созыве всенародного Земского собора. После чего выйти к народу и махнуть белым платком, открывая всенародный праздник. Если же царь петицию не примет и не подпишет указ, Гапон намеревался красным платком дать знак к всенародному восстанию, предоставив революционерам свободу действий.

Удивительно, но этот красно-белый платочный план был делом осуществимым. Народ обожал Гапона и считал пророком, посланным Богом для защиты рабочего люда. Что касается реалий, то по оценкам полиции Гапон мог вывести на улицы около 200 тыс. человек. Что, собственно, и сделал.

А началось все, как обычно, с пустяка. Уволили несколько рабочих. Гапон от имени «Собрания» потребовал восстановления, получил отказ и закрутилось…

6 января Гапон объявил о начале всеобщей забастовки.

7 января все заводы и фабрики Петербурга забастовали.

9 января задолго до рассвета сотни тысяч простых людей двинулись в сторону Зимнего.

Гапон видел, что правительство ввело в столицу войска. Знал, что солдаты получили боевые патроны. Но вера ли в доброго царя или бурный общественный темперамент не позволили «звезде» отказаться от намеченного и уже анонсированного плана. Гапон ужу написал Николаю II: "Государь, боюсь, что твои министры не сказали тебе всей правды о настоящем положении вещей в столице. Знай, что рабочие и жители г. Петербурга, веря в тебя, бесповоротно решили явиться завтра в 2 часа пополудни к Зимнему дворцу, чтобы представить тебе свои нужды и нужды всего русского народа. Если ты, колеблясь душой, не покажешься народу, и если прольется неповинная кровь, то порвется та нравственная связь, которая до сих пор еще существует между тобой и народом. Доверие, которое он питает к тебе, навсегда исчезнет. Явись же завтра с мужественным сердцем перед народом и прими с открытой душой нашу смиренную петицию. Я, представитель рабочих, и мои мужественные товарищи ценой своей собственной жизни гарантируем неприкосновенность твоей особы. Свящ. Г. Гапон».

Вместо царя-батюшки рабочую демонстрацию встретили солдаты. Они открыли огонь, толпа бросилась врассыпную, оставив на снегу убитых и тяжелораненых. Согласно официальной статистике, было убито 76 человек, ранено — 233. Народная молва (возможно, с помощью революционеров) утверждала о пяти тысячах жертв.

Бурная эмиграция

После разгрома шествия Гапон прятался и ждал массового восстания. Но произошли лишь отдельные беспорядки. Разочарованный, с помощью Рутенберга он выехал из Петербурга, а через несколько дней переправился за границу.

Оказавшись в Женеве, лидер народного шествия сполна насладился вновь обретенной славой. О Гапоне писали газеты, его узнавали, его расположения добивались партийные и политические бонзы. Большевики, эсеры, анархисты, либералы, деятели английских трейд-юнионов – все звали наперебой к себе, все желали подчинить человека, под влиянием которого находились сотни тысяч рабочих. Гапон же подчиняться не собирался и хотел сам возглавить революционные преобразования в России.

У него уже был новый план. Как обычно, грандиозный.

Благодаря деньгам финского революционера Конни Циллиакуса, российские революционные партии смогли закупить оружие. Для транспортировки его в Россию был зафрахтован пароход, а для приёмки и распределения решено было привлечь гапоновское «Собрание», ведь собственной реальной силы на местах партии не имели. Далее, согласно замыслу Гапона: «Десять или двадцать тысяч рабочих собираются к одной из приморских пристаней, поблизости Петербурга, и захватывают её в свои руки. В это время он, Гапон, подъезжает к пристани на корабле, нагруженном оружием. Рабочие вооружаются, и он во главе их двигается на Петербург». Однако, пароход с оружием сел на мель, сам Гапон едва не утонул.

Немногим позже расстроился еще один суперплан этого неугомонного человека. Из-за обстоятельств, помешавших получению денег от английских тред-юнионов, не удалось объединить всех рабочих и крестьян России посредством сети потребительских кооперативов.

Не обескураженный очередной неудачей, Гапон занялся новым проектом. Он организовал «Российский рабочий союз» и получил мандат «вождя русского рабочего народа».

…За полгода, проведенных в эмиграции, Гапон вошел, а потом прекратил членство в нескольких партиях, написал книгу, ввязался в авантюры с оружием и потребительскими кооперативами, организовал новый союз. За этой бурной деятельностью он не заметил, что времена изменились – и он как политическая фигура остался в изоляции.

У него не было союзников в партийных кругах. Популярность Гапона в народе и, особенно, созданный на внепартийной основе, отрицающий руководящую роль партийной интеллигенции, «Рабочий союз» представляли реальную опасность для игроков революционного рынка. Не обладая подобным влиянием на рабочие массы, они видели в Гапоне лишь сильного конкурента.

Не лучшим образом обстояли дела и в Российской империи. После царского манифеста от 17 октября 1905 г., даровавшего России гражданские свободы, в том числе, свободу собраний, «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» пожелало восстановить свою организацию и получить компенсацию за убытки, понесённые при закрытии отделений после 9 января. О, либеральные времена! Также рабочие добивались амнистии для жившего за границей Гапона.

Однако в этом вопросе правительство заняло жесткую позицию. Оно и понятно, зачем нужна лишняя головная боль? Зачем возвращать рабочему движению его строптивого амбициозного лидера?

Гапону же не сиделось за границей. Он рвался на Родину.

И дорвался! Когда неуемный экс-батюшка вернулся в Россию нелегально, его выдворили с просторов Российской империи, перед тем поставив перед жесточайшей альтернативой. Правительство пообещало удовлетворить требования «Собрания», если Гапон покинет страну и будет вести среди рабочих агитацию против вооружённого восстания и влияния революционных партий.

Фактически это значило следующее: либо «Собрание» как легальный союз продолжает свое существование и тогда его лидер, пусть из-за границы, пусть став в оппозицию к революционному движению, но опираясь на многотысячную армию рабочих, имеет шансы что-нибудь когда-нибудь изменить. Либо без разрешения правительства «Собрание» прекращает свою работу – и тогда Гапон превращается в политический труп.

Гапон выбрал первый путь и с тех пор в своих многочисленных интервью и прокламациях утверждал, что революционеры толкают рабочий народ в пропасть, агитируя за вооружённое восстание, что народ к активной борьбе не готов ни технически, ни морально и т.д.

Начало конца

Как известно, рыба гниет с головы. Отступив от своих принципов, Гапон утратил и свое почти мистическое влияние на народные массы. 31 декабря 1905 г. на экстренном съезде руководителей «Собрания» часть рабочих выступила против Гапона. Последнему потребовались значительные усилия, что вернуть себе статус-кво и снова возглавить свое детище.

Однако к началу 1906 г. стало совсем худо. После подавления в декабре 1905 г. московского вооружённого восстания, власти запретили устраивать собрания в гапоновских отделах. Уверений, что это только мирное профессиональное движение, оказалось недостаточно. От Гапона потребовали общественного покаяния, а затем и открытого перехода на службу в Департамент полиции. Он отказался и в марте 1906 г. отделы были окончательно закрыты. Тогда же в прессе началась широкомасштабная кампания против Гапона и его окружения. Многочисленные публикации обвиняли руководство «Собрания» в предательстве и продажности. Вскоре травля вышла за пределы газет. Антигапоновские памфлеты стали выпускаться большими тиражами в виде отдельных брошюр. По некоторым данным, некоторые партии обсуждали планы физической ликвидации Гапона.

Защищаясь от обвинений, экс-священник попытался спасти свою репутацию. Гапон обратился в газеты с открытым письмом, в котором требовал над собой общественного суда. Отчаявшись, он пообещал представить документы, освещающие его отношения с правительством, и уверял, что многим тогда не поздоровится.

Однако, общественный суд над Гапоном не состоялся по причине его убийства. Не увидел свет и компромат, на который Гапон возлагал столько надежд. Увы, но адвокат, у которого хранились бумаги, внезапно скончался.

Смерть в Озерках

К весне 1906 г. Гапон мешал многим. Но, почему именно таким образом он был убит – доподлинно неизвестно. Канва же событий такова…

Зная о связях Гапона с эсерами, правительство предложило бывшему священнику выяснить у Рутенберга информацию о боевой организации эсеров. За 100 тысяч рублей Гапон взялся за дело, но имея в виду собственный, опять-таки грандиозный, план. Он собирался, заручившись поддержкой Рутенберга, получить деньги, втереться в доверие к полиции и в известный момент убить министра внутренних дел. После чего призвать рабочих к вооружённому восстанию и, опираясь на организационные структуры отделов «Собрания», устроить «новое 9 января».

Рутенберг пересказал идеи Гапона руководителю боевой организации Е. Азефу (вскоре выяснится, что тот – агент охранки) и попросил дальнейших указаний. Азеф заявил, что Гапона надо немедленно убить, но таким образом, чтобы открылась связь его с полицией. Рутенберг так и сделал. Приглашенные им рабочие спрятались и подслушали, как Гапон уговаривал своего приятеля выдать соратников по партии. Возмущенный коварством бывшего кумира, один из рабочих, потеряв терпение, набросился на Гапона. После недолгой схватки экс-священник был задушен наброшенной сзади верёвкой, а его тело было подвешено на вбитый в стену крюк. Это произошло в 7 часов вечера 28 марта 1906 г.

Похоронили Георгия Гапона, как героя. На его могиле некоторое время стоял большой деревянный крест с надписью: «Герой 9 января 1905 года Георгий Гапон». Но скоро могилу сравняли с землей. А имя человека, который был идолом революции, превратили в символ предательства. Справедливо ли? Об этом никому не ведомо.

Подготовила Елена Муравьева,
по материалам «Википедия», «Слово», «Новый Петербургъ», «Институт Лженауки»

Поделиться.

Комментарии закрыты