Азарт, ограбивший Европу

0

260 лет назад казино стало легальным источником многомиллиардного бизнеса, поломав с тех пор не одну судьбу. Конечно, сами по себе игорные заведения появились намного раньше – еще в Древнем Египте азартные люди играли в карты и некое подобие рулетки. Но настоящие столицы казино и «одноруких бандитов» появились относительно недавно.

Понятно, что поставить на «зеро» или перекинуться в картишки можно в любом городе, но все-таки испытать на себе благосклонность Фортуны в каком-нибудь престижнейшем игорном заведении Лас-Вегаса или Монте-Карло считается особым шиком. Однако в последнее время география казино значительно расширилась, поэтому многих особо азартных миллионеров и знаменитостей, просаживающих свое состояние, можно встретить не только в столице Монако или в штате Невада.

Целебная вода избавит от горечи поражения

Принято считать, что современный игорный бизнес зародился совсем не в княжестве Монако, а в известнейшем немецком старинном городе-курорте Баден­Баден в октябре 1748 г. Тогда несколько владельцев трактиров и гостиниц получили право на проведение азартных игр в своих заведениях. А в 1824 г. открылся Игорный дом Баден­Бадена – самое известное и самое красивое казино Старого Света. Правда, надо отметить, что тогда под казино понимался своего рода дом культуры, и непосредственно игровые залы могли быть лишь его частью.

Успех игорного дела не заставил себя ждать. Уже к середине XIX в. немецкий курорт стал излюбленным местом отдыха европейской знати. К примеру, его частыми гостями становились известнейшие русские писатели – Николай Гоголь, Иван Тургенев и Федор Достоевский (о проигрышах последнего там до сих пор ходят легенды).

Ну, а сейчас очень модно посещать знаменитые баденские скачки. Они проводятся два раза в год, и здесь встречается вся европейская элита. Естественно, не только из любви к ипподрому, а и в целях тусовки – подправить старые связи, завести новые, показать свой автомобиль, жену, бриллианты, сумочку, прическу… И, конечно же, мало кто отказывает себе в удовольствии сыграть в казино. Ведь в случае проигрыша можно поехать на знаменитейшие воды Бадена, издавна славившиеся своими целебными свойствами, и ими залечить душевные раны после поражения.

Из пиратов – в крупье

История Баден­Бадена повторилась в уменьшенном масштабе в курортном городке Бад­Хомбурге, ныне пригороде Франкфурта. В 1843 г. здесь открылось второе старейшее казино в Европе, и снова тут не обошлось без Достоевского, который успел проиграть кучу денег, наверно, во всех европейских игорных заведениях.

О Бад-Хомбурге можно было бы и не упоминать, если бы не одна деталь. Дело в том, что казино в этом городе принадлежало французу Морису Блану. Но в 1861 г. кайзер Вильгельм запретил азартные игры в Германии, запрещены они были в то время и во Франции. Поэтому Блан был вынужден оставить свой бизнес. Он перебрался в княжество Монако и отправился прямиком на прием к наследному принцу Карлу III. Это было начало великой истории Монте­Карло.

Стоит уточнить, что 7 столетий хозяева Монако, князья Гримальди, промышляли пиратством и разбоем. Но в XIX в. морской грабеж перестал приносить прибыль, и династия была на грани разорения. Вот в это недоброе для принца Карла время к нему и явился Морис Блан. Если верить легенде, на встрече он сказал монарху примерно следующее: «То, чем вы занимаетесь – ребячество. Дайте мне кусочек территории по другую сторону бухты, и я построю там город, который ограбит всю Европу». Поразмыслив, властитель Монако согласился, оговорив в качестве условия десятую долю прибылей и то, что город будет назван его именем. Сделка состоялась. И Блан приступил к постройке казино.

Изначально оно располагалось в помещении, похожем на сарай, где стояли 4 игорных стола. Рулетка и карточные игры, запрещенные законом во многих европейских странах, магнитом притягивали в Монте­Карло богатеев со всех концов света. Благодаря прибыли, полученной от казино, спустя несколько лет в столице Монако был выстроен огромный игорный дворец, гостиница, проведен железнодорожный путь, разбиты сады, реконструирован порт.

Несколько лет Блан был европейским монополистом казино. Кстати, бывшее заведение предприимчивого француза в Бад­Хомбурге впоследствии получило название «Мать Монте­Карло». В настоящее время игровой комплекс в Монако состоит из двух зданий. В казино огромное количество залов. Одних только рулеточных столов в них более 40. Есть залы, в которые пускают всех желающих поиграть, в любой одежде, но они закрываются ровно в полночь. В ночные же залы вход разрешен только в смокингах.

Понятно, что престиж и огромные деньги, вращающиеся в Монте-Карло, сделали отдых в этом городе весьма дорогим удовольствием, поэтому поехать туда «развеяться» могут только очень богатые люди. Кстати, большими любителями азартных развлечений Монако считаются украинские политики, часто посещающие Монте-Карло во время отпуска.

Казино посреди пустыни

Говоря об игорных столицах мира, нельзя не упомянуть о Лас-Вегасе. Он находится посреди плоской потрескавшейся песчаной котловины, окруженной с трех сторон горами. Впервые подлетающие к городу туристы прилипают к иллюминаторам с вытаращенными глазами – посмотрите, там внизу Эйфелева башня, статуя Свободы, Эмпаейр Стэйт Билдинг, Бруклинский мост и даже пирамида Хеопса! Появление такого великолепия в безжизненной пустыне нереально, нелогично, необъяснимо рациональными причинами. Это результат удивительной цепи случайностей.

В 1829 г. торговый караван, направлявшийся в Лос­Анджелес, сбился с пути. Под тяжелым солнцем красной пустыни его ждала смерть, и дождалась бы, если бы мексиканцу Рафаэлю Ривере не посчастливилось найти среди песков оазис с артезианским источником. Рафаэль назвал это место «Плодородные долины», по-испански Las Vegas. В 1864 г. найденные земли вошли в состав США, в штат Невада, который в 1931 г. стал первым и единственным штатом, где были легализированы азартные игры. Очевидно, это было сделано неслучайно, так как в то время в Неваде началась стройка века – возведение грандиозной плотины на реке Колорадо. На строительные работы было созвано 5 тыс. человек, и для их «досуга» в городе открылись несколько казино. Собственно, и открываться­то было не надо, они были давно открыты, просто вышли из подполья.

В 1936 г. после окончания строительства толпы туристов поехали посмотреть на гигантскую плотину и передвигались они, в основном, на своих авто по шоссе 91. Гостиницы, принимавшие гостей, стояли вдоль шоссе, чуть вдалеке от центра города. Казино же, наоборот, были сосредоточены в центре. Это несоответствие впервые бросилось в глаза игорному магнату Томасу Халлу, и в 1941 г. рядом с шоссе он построил роскошную гостиницу­казино «Эль­Ранчо». Именно с этого момента началось стремительное превращение небольшого участка шоссе в игорную улицу Стрип, а Лас­Вегаса – в американский, а позднее и мировой игорный центр.

Существует аксиома: вокруг игорного бизнеса всегда сосредоточена мафия. И Лас-Вегас не смог ее опровергнуть. Там плотно прописалась итальянская «Коза Ностра» в лице Бенджамина Сигельбаума по прозвищу Багси, что означало «ненормальный», и его синдиката. Последний выделил Бенджамину огромные по тем временам деньги – 2 млн. долларов на строительство отеля «Фламинго». Багси всех заразил своей безумной идеей построить самое шикарное казино, которому не было бы равных на Стрипе. И он его построил, вот только пронырливый мафиози позаимствовал у своего синдиката не 2 млн., а 8, причем, его боссы об этом не знали. А когда узнали, то приказали убить Багси за такую самодеятельность. Возможно, они поспешили – через год 6 млн. долларов, которые должен был синдикату Бенджамин, вернулись к «крестным отцам» «Коза Ностры» сотнями миллионов.

Интересно, что именно с «Эль­Ранчо» и «Фламинго» берет начало традиция строительства «тематических» казино­отелей, каждый из которых предоставлял своим гостям определенную  ожившую легенду – скажем, часть Древнего Рима, Египта или Парижа. А последние новостройки Лас-Вегаса конца ХХ века просто поражают воображение. К примеру, внутри самого дорогого в мире отеля «Белладжио» есть искусственное озеро площадью 8 акров, окруженное тополями и «тосканскими» виллами. Отель «Мандалай Бэй» содержит тропическую лагуну в комплекте с пляжем и морским прибоем. А в строящейся «Венеции» будет копия площади Сан­Марко и 500-метровый канал с настоящими гондольерами. Это обойдется в совершенно астрономическую сумму – 2250 миллионов долларов. Ничего удивительного – по данным экспертов, дневная прибыль мирового центра игорного бизнеса около 15 млрд.(!) долларов.

Азарт в руках Компартии

Постепенно славу старинных игорных столиц мира перенимает китайский город Макао. Сейчас это третий по популярности после Монте-Карло и Лас-Вегаса центр азартных игр. Здесь уже построено 10 казино и 300 игровых столов, лотереи, собачьи бега и ипподром, и это не считая огромного количества подпольных игорных домов. До 2002 г. 40 лет монопольным владельцем местных казино был гонконгский миллиардер Стэнли Хо (он же народный депутат парламента Китая). За его спиной стояли боссы китайской компартии и «крестные отцы» китайской мафии.

В настоящее время в Макао приезжают богатеи из Австралии, Японии, Гонконга, России. Просмотр достопримечательностей никого не интересует – все прямиком бегут к вожделенной рулетке или карточному столу. Игра идет напряженно, сосредоточенно. Все внимание присутствующих только на сукно. Говорят, бывало, проиграв казенные деньги, люди стрелялись прямо возле рулетки, а другие, увлеченные игрой, даже не поворачивали голову на выстрел.

Уже сейчас ежедневные прибыли с одного игорного стола в казино Макао составляют более 28 тыс. долларов. Для сравнения: в самом популярном казино Лас­Вегаса этот показатель составляет только 1000 долларов.

В этом китайском городе уже успели зародиться легенды о невероятных выигрышах, говорят, основанные на реальных событиях. Так, в 1998 г. заезжий игрок из Гонконга неожиданно для себя сорвал джек-пот на игровом автомате – 1,3 млн. долларов, после чего он упал в обморок и двое суток провел в больнице. Уже потом казино выяснило, что это был технический сбой – такие выигрыши не предусмотрены программой, заложенной в автомате. Естественно, деньги у игрока никто не отобрал – казино дорожат своей репутацией. Еще одна легенда – некий русский бизнесмен Николай из Владивостока. Поставив на номер, он выиграл 100 тыс. долларов в рулетку, и тут же подарил их случайной знакомой за столом, попросив взамен один поцелуй.

Кобзон и Пугачева в плену «одноруких бандитов»

Завсегдатаями мировых игорных центров становятся и наши звезды. Как люди творческие, а потому подверженные постоянным стрессам, они любят выплеснуть накопившееся напряжение в игре в казино или за карточным столом. Везунчиком в азартных играх считает себя певица Светлана Лобода. Она рассказала смешной случай, как однажды три вечера подряд выигрывала в рулетку более 1000 долларов. А на четвертый день удачливую певицу отказались пускать в счастливое для нее заведение.

А вот юморист Аркадий Арканов – заядлый игрок в покер. Правда, его партнеры по игре говорят, что он умеет сохранять голову холодной и может вовремя остановиться, при этом никогда не тратя на игру больше, чем может себе позволить. Арканов играет только ради удовольствия и никому не советует делать этого ради выигрыша: мечту о внезапном волшебном обогащении он считает опасной.

В свою очередь, актёр Александр Панкратов-Чёрный не просто азартный человек – жена Юлия обвиняет его в игромании. Сам артист признаётся, что играет в казино часто и помногу, и только там может расслабиться.

Но, наверное, больше всех спустил в казино баскетболист всех времен и народов Майкл Джордан: однажды он просадил в рулетку 500 тыс. долларов! Это случилось аккурат через три часа после победы его команды в игре регулярного чемпионата НБА.

Славится своей страстью к азартным играм и Примадонна российской эстрады Алла Пугачева. При этом она не только сама пропадает в казино, но и сделала заядлыми игроками Филиппа Киркорова и Максима Галкина. Но вот удачу певица им забыла подарить. Киркорову в игре не везет, да и Галкин проигрывается очень часто, причем, он не может остановиться, пока не просадит последнюю копейку. Пародист поймал Фортуну за хвост лишь однажды в Лас-Вегасе. Там ему удалось выиграть 50 тыс. долларов. А так Максим почти каждый день проигрывает в казино как минимум пару тысяч долларов. И из-за своего пагубного пристрастия юморист уже влез в немалые долги.

Подружившись с Примадонной, пристрастился играть в казино даже актер Евгений Миронов. Однако он пока не решается играть по-крупному. Максимум, на что готов игрок Миронов, – просадить не более 100 долларов.

Что там говорить, если даже Иосиф Кобзон, порой, не может оторваться от игрального автомата! Но некоторые знаменитости, серьезно обжегшись, советуют все же держаться подальше от игорных заведений, как бы вас ни манили их яркие огни и обещания немалых выигрышей.

Подготовила Анна Попенко

Поделиться.

Комментарии закрыты