Бэзил Захарофф: торговец смертью

0

Василий Захарофф, международный дилер вооружения и финансист, которого за успехи в торговле оружием называли торговцем смертью, считается мастером подковерных интриг своего времени. Писатель Герберт Уэллс как-то сказал о нем: «Этот человек большую часть своей жизни занимался подготовкой и подстегиванием взаимного истребления людей».

Знаток честного отъема денег

Василий Захарофф, или Базилеос Захариас, родился 6 октября 1849 года в Турции, в семье бедного грека с русскими корнями. Его семья приняла фамилию Захарофф во время ссылки в Россию в результате антигреческих Пасхальных погромов 1821 года, а затем вернулась в Турцию. Российскому периоду жизни семьи Захарофф обязан как фамилией, так и знанием русского языка (семья несколько лет жила в Одессе).

К 1855 они вернулись в Константинополь, где проживали в бедных кварталах района Татавла. Детство Василия прошло на улицах этого города. Нужно отметить, что мальчик отличался замечательной способностью к иностранным языкам (говорил на 14-ти) и умел принимать жизнь легко и адаптироваться к ней при любых обстоятельствах. Василий ходил в школу до 16 лет, но потом несчастье с отцом вынудило его оставить учебу и выйти на работу.

Самым первым заработком Василия стала работа гидом для туристов. Он отводил их в Галату, квартал проституток в Константинополе, где желающие обретали запретные наслаждения. Впоследствии работал пожарным – в XIX в. пожарные в Константинополе были не столь эффективны в тушении пожаров, сколь в спасении сокровищ богатых людей за честное вознаграждение.

Но его основным врожденным даром был дар торговца, который Василий впервые опробовал на рынках Константинополя. Занимаясь обменом валюты, Василий одновременно учил языки и полировал свои дипломатические навыки. Говорят также, что в это время он успешно торговал фальшивой валютой, передавая ее туристам, которые не замечали подлога, пока не покидали Константинополь. Дядя Базилеоса, заметив у племянника явные склонности к коммерции, взял его в свою компанию, занимавшуюся импортом одежды.

В 21 год Василий, прихватив с собой солидную сумму из дядиного сейфа, сбежал в Англию.

Разъяренный родственник подал на своего неблагодарного помощника иск, дело слушалось в лондонском суде, но Василия оправдали. Способному юноше удалось убедить присяжных, что эти деньги он вовсе не украл, а просто изъял причитавшуюся ему как партнеру долю доходов. Тем не менее, репутация нечестного человека и, возможно, угроза дядюшкиного гнева не благоприятствовали возвращению в Турцию, поэтому Василий подался в Афины, где сменил имя с Базилеос Захариас на Бэзил Захарофф.

В Афинах Бэзил жил, перебиваясь случайными заработками, пока удачно не завел дружбу со Стефаном Скулудисом, будущим премьер-министром и довольно влиятельной фигурой в Греции. По рекомендации Скулудиса Захарофф смог получить должность, определившую его дальнейшую судьбу: он стал афинским представителем шведской оружейной компании «Норденфельдт». Так торговля оружием стала делом всей его жизни.

Продать три родины за две недели

Сложно было выбрать лучшее время для оружейного бизнеса – в 1877-1878 гг. шла русско-турецкая война (между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны и Османской империей с другой). В ходе войны Россия завоевала почти всю европейскую часть Османской империи и только Константинополь не был взят из-за вмешательства западных держав. В обмен на Кипр, Великобритания гарантировала Турции защиту. Таким образом, полным ходом шел дележ территорий, и только Греция из-за слабости и немногочисленности своей армии не смогла воспользоваться плодами мирного договора. Греческие политики учли этот неприятный урок и решили заняться укреплением армии. Планировалось увеличить численный состав вооруженных сил в пять раз, а на закупку оружия направить две трети бюджета страны.

Параллельно и Турция, и Австро-Венгрия, и Россия активно включились в гонку вооружений, чтобы противостоять агрессивным планам соперника.

С этими событиями связана одна из наиболее известных торговых сделок Захароффа, поражающая своей циничностью, – продажа подводной лодки Nordenfelt I с паровым двигателем. Будучи представителем оружейной фирмы, Бэзил явился в греческое военно-морское министерство. Как и подобало греческому патриоту, рожденному в древней столице Византийской (Греческой) Империи – Константинополе, вот уже столько столетий томящейся под османским игом, Захарофф настоятельным образом рекомендовал своей «исторической родине» приобрести новейшее оружие, которым не обладал еще ни один флот в мире – военный корабль, способный передвигаться под водой. Захаров предлагал товар так убедительно, что греки, прислушавшись к предостережениям земляка, купили субмарину.

Всего через пару недель аналогичный заказ, только уже на две субмарины, поступил на фирму от заклятых врагов греков – турок. Это Бэзил как верный сын Османской империи предупредил турок о том, что их соперники греки приобрели новое подводное чудо-оружие.

А спустя еще некоторое время Василий Захаров, рожденный русским поданным, сообщил России, что турки купили у «Норденфельдт» целых две субмарины. Россияне со свойственным им размахом приобрели у предприимчивого торговца сразу четыре подводные лодки – на всякий случай (кто их, окаянных турок, знает?).

Справедливости ради стоит сказать, что ни одна из этих подводных лодок так и не участвовала в битвах, однако торговцу уже не было до этого никакого дела. Из этого случая родилась первая из захароффских доктрин: продавать оружие всем, кто готов за него платить, невзирая ни на какие условности.

Пиар по-черному

Следующим знаковым человеком, который появился в жизни Захароффа, стал инженер Хайрам Максим, изобретатель известного пулемета, автоматический принцип работы которого произвёл революцию в области стрелкового вооружения.

Именно такие, но менее совершенные, пулемёты производили заводы Торстена Норденфельда. И Захарофф заверил хозяина, что ему под силу остановить конкурента.

Вначале, пулемёт Максима и пулемёт Норденфельта должны были продемонстрировать в итальянском городе Специи, перед избранной аудиторией, включавшей герцога генуэзского. Однако представители Максима на мероприятие не прибыли, так как некий человек предложил им тур по ночным заведениям Специи, после которого те остались не в состоянии пойти куда бы то ни было.

Второй раунд состоялся в Вене. Здесь соперников попросили модифицировать своё оружие так, чтобы можно было использовать патроны стандартного калибра, используемого австрийской пехотой. Выстрелив несколько сотен патронов, пулемёт Максима стал нестабилен и затем совершенно остановился. Когда Максим разобрал оружие, чтобы разобраться в произошедшем, он обнаружил, что оно стало объектом саботажа, но было слишком поздно.

Третье испытание произошло также в Вене, и здесь оружие сработало замечательно. Но некий неизвестный человек проводит переговоры со старшими офицерами и убеждает их в том, что произвести такое изумительное оружие можно только вручную, по одной штуке за раз, и что без помощи массового производства Максим никогда не сможет произвести пулемёт в достаточных для армии количествах. Так Норденфельт и Захарофф побеждают.

Максим видел, что хитрый грек, у которого товар явно хуже, сумел переиграть его благодаря грамотной, говоря современным языком, маркетинговой стратегии. Он справедливо рассудил, что такого «PR-менеджера» упускать нельзя, но и Захарофф прекрасно видел технические преимущества пулемета «Максим». Как итог, изобретатель присоединился к фирме Норденфельдта.

Следующие несколько лет «Максимы» были самым ходовым товаром Захароффа. К 1897 г. фирма получила предложение выкупа от «Виккерс», крупного английского производителя оружия, которое, конечно, приняла. Интересно, что членом совета директоров «Виккерс» стал Максим, а имя Захароффа практически не упоминалось в документах организации, однако именно он получил от компании 86 тыс. фунтов стерлингов как главный торговый агент. С этого периода и до 1911 года, по мере падения интереса Максима к бизнесу, пакет акций компании «Виккерс» Захароффа только растёт. С выходом Максима на пенсию, Захарофф вступил в совет директоров «Виккерс».

Первое десятилетие XX века — период, в который многим европейским армиям предстояло пройти перестройку и модернизацию. Германия и Англия в особенности видели необходимость в модернизации флота. Все это время Захарофф успешно предлагал свои услуги обеим сторонам, работал с десятками компаний одновременно и сам хвастался в узком кругу: «Я устраивал войны, чтобы можно было продавать оружие обеим сторонам».

Естественно, что красноречие и дар убеждения действовали не на всех – но Захарофф был непревзойденным мастером дачи взяток в виде займов и кредитов. Разумеется, условием займа была покупка оружия у вполне конкретной фирмы. «Смазал в России шестеренки, – телеграфировал Захаров в лондонскую штаб-квартиру «Виккерса». – В Португалии сделал все необходимое».

Вершитель европейских судеб

С началом Первой мировой войны Захарофф имел огромные прибыли, но и о собственной безопасности не забывал – возле его дома всегда дежурила охрана. Один из биографов писал о Захароффе: «Памятником ему должны быть надгробные плиты миллионов погибших; их предсмертные стоны — его эпитафией». Кто-то подсчитал, что если разделить прибыль, полученную Захароффым за время войны, на число погибших солдат, то получится, что каждая смерть приносила ему $6 дохода.

Английский историк и журналист Дэвид Мак Кормик в своей книге-исследовании «Коммивояжер смерти» пришел к выводу, что сэр Бэзил, в довершение ко всему, небезуспешно затягивал окончание мировой войны. Как-то Захаров, в приливе откровенности, заявил журналистам: «В 1914 г. Германия была гораздо более уязвимой, чем это казалось непосвященным. Я мог бы указать союзникам как минимум три точки, ударив по которым, Антанта могла бы подвергнуть германский военный потенциал тотальному уничтожению. Однако это привело бы к краху мое предприятие».

Что там говорить, ради роста своего влияния в обществе, Захарофф использовал даже собственную жену, англичанку Эмили Барроуз. Он сам инициировал роман жены с премьер-министром Великобритании Ллойд Джорджем, после чего тот оказался полностью во власти «смертного грека».

А тем временем Захарофф покорил сердце испанской герцогини Марии дель Пилар – в день своей свадьбы девушка ускользнула от жениха и провела ночь с Бэзилом в «Восточном экспрессе». Их роман продолжался более полувека, однако пожениться они смогли только после смерти мужа герцогини. Бэзилу тогда было 74, а его возлюбленной — 65.

Для большего веса в обществе, ему не хватало только званий. Поэтому Захарофф учредил дом престарелых для французских моряков, что открыло ему дорогу к Ордену Почётного легиона. С окончанием войны британская The Times подсчитала, что Захарофф пожертвовал 50 миллионов фунтов в пользу союзников, хотя это была лишь часть его прибыли. Он стал баронетом, и отныне к нему можно было обращаться как к сэру Бэзилу Захароффу.

Несмотря на то, что основную прибыль Захарофф получил от смертоносной торговли оружием, другие его дела достойны похвал – он щедро жертвовал деньги зоопаркам, поддерживал кассу взаимопомощи ученых и даже дал России 20 тыс. рублей на создание аэродинамической лаборатории при Петербургском политехническом институте.

После смерти жены в 1926 году Захарофф ликвидировал свои активы, оставив лишь контроль над казино в Монте-Карло, и начал работу над мемуарами – в течение полувека он вел дневники, которые составили 53 тома, правда, потом самолично предал их огню.

Торговец смертью, живший в детстве в доме без окон и спавший на полу, в старости ел золотыми приборами из золотых тарелок и вершил судьбы Европы. Он любил повторять: «Успех в жизни заключается не в том, чтобы делать то, что мы любим, а в том, чтобы любить то, что мы делаем».

Захарофф умер 27 ноября 1936 г. в Монте-Карло. Впоследствии он не раз становился героем кинофильмов, книг и комиксов, а также послужил образом Юрия Орлова, которого сыграл Николас Кейдж в фильме «Оружейный барон».

Бэзил был прототипом и магната Эндрю Андершафта, героя пьесы Бернарда Шоу «Майор Барбара», который давал оружие «всем, кто предложит достойную цену, невзирая на лица и принципы». Под словами литературного героя, наверное, мог бы подписаться и сам Бэзил Захарофф: «Голосовать! Вот еще! Голосуя, вы всего лишь меняете имена членов кабинета. Зато стреляя, вы сбрасываете правительства, создаете новые эпохи, уничтожаете старые порядки и устанавливаете новые».

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам Ludwig von Mises Institute, Questia.com, The Voice of Russia

Поделиться.

Комментарии закрыты