Бертран д'Ожерон: любимец пиратов

0

Скорее всего, это единственный пират, которого считали достойным и благородным человеком. Именно он основал фундамент религиозного и гражданского кодекса, которому беспрекословно подчинялись все банды корсаров. Кроме того, именно благодаря стараниям д'Ожерона на карте возникло государство Гаити.

Более 300 лет назад юный отпрыск французского благородного семейства Бертран д'Ожерон решил покинуть отчий дом и отправиться навстречу приключениям и свежему ветру. Юноша прошел трудный путь флибустьера, купца, плантатора и путешественника, а затем, завоевав большой авторитет у французских властей, занял пост губернатора острова Санто-Доминго в Карибском море (современный Гаити) и острова Тортуга.

Губернатор пиратов

Во время своего правления (1564-1675 гг.) Бертран создал универсальную систему, которая не обижала местных жителей, но и давала убежище пиратам, укрывавшимся в порту после очередного удачного грабежа. Чтобы развивать местную экономику и сельское хозяйство, в частности, табачные плантации, губернатор выписывал из Европы колонистов и обеспечивал им безопасность от беспокойных соседей-головорезов. И тех, и других Бертран оберегал от испанцев, положивших глаз на пиратский форпост и владевших третью острова Санто-Доминго.

За то, что губернатор укрывал корсаров, те щедро платили ему за покровительство. Они же защищали остров от неприятеля, завлекая его в лес и уничтожая его там из засад. Самое худшее, что вражеский флот мог сделать, — сжечь несколько домов на берегу, которые легко было отстроить заново в течение трех дней.

В общем, территории, вверенные д'Ожерону, процветали. Коммерсанты приобретали в собственность земли острова, колонисты обзаводились скотом и домашней птицей, а пираты платили налог и выкупали привезенных из Франции женщин, которые становились их портовыми женами. Чтобы пресечь любое недовольство, д'Ожерон стремился ликвидировать бедность. Он лично помогал встать на ноги разорившимся ремесленникам и оказывал поддержку фермерам-переселенцам, которые могли быть полезны острову.

Испанцы злились, наблюдая за процветанием не принадлежавшей им части Санто-Доминго. Находясь под протекцией д'Ожерона, а значит, и самого французского короля Людовика XIV, пираты не стесняясь грабили испанские галеоны, доверху наполненные золотом и серебром из  Центральной Америки и островов Вест-Индии. Затем, оплатив пошлину, они вставали на якорь в недоступной для испанцев Тортуге.

Супружеский аукцион

Интересна история о том, как д'Ожерон устраивал семейные дела островитян. Понимая, что все мужчины острова – и пираты, и фермеры, и охотники — нуждаются в женской ласке, он придумал, как обеспечить их женами. Рецепт оказался прост и вместе с тем гениален. Губернатор обратился во Францию с просьбой выслать ему сто женщин, понятно, не благородных девиц, а проституток и отбывавших срок в тюрьме за мелкие преступления, вроде кражи.

Дамы согласились на переезд на двух условиях: бесплатное путешествие и гарантированный кров по прибытии. Они знали, чьими женами им простоит стать. Впрочем, и мужчины, с нетерпением ожидавшие их прибытия на Тортугу, понимали, что прибудут далеко не невинные овечки.

Бертран д'Ожерон встретил женщин с таким радушием, что моментально их покорил. Ну а потом дам выставили на аукцион. Истосковавшиеся по женскому теплу жители острова давали за жен огромные суммы.

Видимо, тут играло роль желание не только получить супругу, но и показать себя (типичное поведение флибустьера). Именно они, а не колонисты, набивали цену.

Предыдущие недели выдались удачными для рыцарей вольного промысла, многие не успели еще спустить в кабаках добычу от охоты на галеоны, а кое-кто приберег деньги в ожидании объявленного прибытия женщин…

Губернатор Тортуги заплатил из собранных на аукционе денег за переезд иммигранток, после чего у него еще осталась круглая сумма. Операция оказалась столь рентабельной, что короткое время спустя Вест-Индская компания осуществила ее уже самостоятельно.

На остров Тортуга прибыло несколько подобных партий, а затем женщины стали приезжать за собственный счет. Они уже не продавались на супружеском аукционе. Это были предприимчивые особы, прослышавшие о том, что женщинам на Тортуге живется вольготно, их там не обижают, а недостаток представительниц прекрасного пола они смогут обратить к своей выгоде…

Непонятый властями

Тем временем продолжалась негласная война между д'Ожероном и конкистадорами. Надо же было такому случиться, что шторм выкинул корабль губернатора за пределы нейтральных вод на территорию Испании, где его немедленно взяли в плен. Проницательные флибустьеры, понимавшие, что без своего покровителя благополучие Санта-Доминго рухнет, помогли Бертрану избежать виселицы.

Попытка побега оказалась удачной, д'Ожерон беспрепятственно достиг берегов испанской части Санто-Доминго, откуда, чтобы не привлекать внимание, продолжил путь на рыбацкой лодке. Холодные брызги вымочили его одежду, а штормовой ветер превратил путь домой в сущий ад. В родную Тортугу губернатор прибыл абсолютно разбитым и сильно простуженным.

Понимая, что времени у него осталось не так много, Бертран, забросив лечение, двинулся в дальний путь — к королю Франции Людовику XIV. Д'Ожерон решил, что, заручившись поддержкой монарха, он сможет осуществить свои давние планы по захвату части острова, находящейся под контролем испанских властей, тем самым расширив свои владения.

Губернатор также предлагал основать французскую колонию на побережье Флориды или на Багамских островах, что позволило бы контролировать путь, по которому испанцы перевозили сокровища Нового Света в Европу. Подобная колония, уверял д'Ожерон, могла бы частично сковать деятельность не в меру активных англичан, и так уже немало досадивших французам в Вест-Индии, особенно на Малых Антилах и в Гвиане. Для своего нового предприятия он просил только доходов с Тортуги. Проект был принят к обсуждению, но так и остался на бумаге. Идеи Бертрана не увлекли ни короля, ни его главного финансиста Кольбера. д'Ожерон скончался от запущенной болезни на руках у своей парижской домработницы, так и не дождавшись одобрения своих проектов.

Тем не менее, память о Бертране до сих пор жива. Спустя 200 лет после его смерти в его честь была установлена мемориальная доска — в соборе, воздвигнутом святому Северину в Париже. Губернатор Тортуги стал героем для своих современников и кумиром любителей историй о пиратах. Но, к сожалению, это всего лишь еще одна, пусть и правдивая, но давно уже ставшая легендой история о благородстве корсаров.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам Yoki.ru, AntiPiracyBoard.com, «Сайт про пиратов»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version