Топ-100

Дело Эйхмана: бесконечный суд истории

0

Немецкие газеты опубликовали новые данные о нацистском преступнике Адольфе Эйхмане из секретной картотеки разведки ФРГ. Из документа – учетной карточки разведки – следует, что это ведомство знало о точном местонахождении сбежавшего из Германии Эйхмана еще в 1952 году, то есть за 8 лет до его похищения израильтянами.

Текст на карточке гласит: «Штандартенфюрер Эйхман под фамилией Клеменс проживает в Аргентине. Адрес Эйхмана известен главному редактору издающейся в Аргентине немецкой газеты "Путь"».

«Эта газета была не столько газетой, сколько местом контактов бывших нацистов, бежавших в Аргентину и искавших там старых знакомых. Так что эта карточка – о многом говорящий документ», – говорит немецкий историк Беттина Штангнет.

Тема процесса над нацистским преступником, ответственным за уничтожение миллионов европейских евреев Адольфом Эйхманом, похоже, будет в центре внимания западных СМИ. И не только потому, что в этом году исполняется 50 лет знаменитому процессу над Эйхманом в Израиле. Остроту теме придает тот необъяснимый факт, что дело Эйхмана в архиве разведки ФРГ до сих пор остается строго засекреченным, и ни историкам, ни журналистам недоступно.

«Я избавился от какого-либо чувства боли»

Будущий сотрудник гестапо, архитектор геноцида, как его потом назовут, Адольф Эйхман родился в марте 1906 года в немецком городе Золинген. Его отец Карл поддерживал в семье атмосферу строгости и порядка, но тем не менее мальчик учился спустя рукава, зато обожал разговоры с бывшими служаками кайзеровской армии, воевавшими на фронтах Первой мировой войны. Он с жадностью слушал их рассуждения о том, что Германия потерпела поражение по вине политиков, а не солдат. Позже, когда в Германии начали буйно разрастаться побеги нацизма, юноша с готовностью стал на сторону тех, кто считал, что поражение Германии было результатом международного еврейского заговора.

Так как Адольф был не самым прилежным учеником, в возрасте 15 лет отец забрал его из училища и отправил работать на шахту. Потом он изучал электротехнику, занимался установкой бензонасосов, а в 1932 году вступил в СС.

Чуть позже Эйхман совсем бросил работу и отправился в учебный лагерь СС под Дахау, рядом с тогда еще малоизвестным концлагерем. Здесь Эйхман прошел усиленный курс подготовки, после которого у него на всю жизнь остались шрамы на локтях и коленях – результат преодоления препятствий с колючей проволокой и битым стеклом. «За этот год я избавился от какого-либо чувства боли», – говорил он позже. Пройдя курс обучения, Эйхман добровольно поступил в СД – службу безопасности СС. В 1935 году по распоряжению шефа СД Генриха Гиммлера он создал так называемый «еврейский музей» – отдел, единственной задачей которого был сбор сведений о еврейском бизнесе и недвижимости в Германии и Австрии.

Эйхман оказался на удивление способным учеником, когда дело коснулось «смертельных врагов рейха». Он тщательно изучал еврейские традиции, религию, образ жизни и вскоре стал непревзойденным знатоком в этой области.

В 1938 году, когда Германия присоединила к себе Австрию, Адольф Эйхман впервые почувствовал вкус неограниченной власти над людьми. В Вене он возглавил Управление еврейской эмиграции и сеял ужас среди еврейской части населения столицы. Раввинов вытаскивали из домов на улицы и брили им головы, синагоги сносили с лица земли, магазины и квартиры, принадлежавшие евреям, грабили подчистую. У жертв отбирали все нажитое и приказывали в течение двух недель самим найти страну, согласную их принять. В случае неудачи перед ними лежал лишь один путь – в концентрационный лагерь.

В Вене Эйхман наслаждался роскошной жизнью. Он расположился в прекрасном особняке, принадлежавшем до этого одному из членов династии Ротшильдов, питался в лучших ресторанах, пил дорогие вина и даже завел себе красавицу любовницу – просто так, для престижа, хотя уже три года был женат.

К 1939 году Эйхман оказался в числе немногих приближенных Рейнхарда Гейдриха, одного из избранных высших чинов СС, на которых Гитлер возложил задачу будущей «чистки Европы» от евреев. Он заметил блестящие успехи Эйхмана и понял, что из того получится отличный подмастерье. Сам Эйхман к тому времени уже сложил свою концепцию практического решения еврейского вопроса, которую он назвал «окончательное решение».

Доклад о шести миллионах смертей

Когда грянула война, одной из первых оказалась растоптанной Польша. И начались зверства – первые центры уничтожения евреев появились именно здесь.

Эйхман лично контролировал эксперименты с передвижными «душегубками», когда людей загоняли в закрытый грузовик и убивали выхлопными газами. Ему же принадлежит идея создания лагеря смерти на юге, в Освенциме-Биркенау. А в 1941 году, когда Гитлер вторгся в Советский Союз, перед Эйхманом открылось огромное поле деятельности на ниве уничтожения «неполноценных рас». Он добился у руководства применения более эффективных способов убийства, при которых волосы, золотые зубы, жировые отложения жертв можно было бы использовать после их смерти.

Эйхман запустил в дело «Циклон-Б» – газ, с помощью которого в Освенциме убивали по десять тысяч человек в день. Для этого использовались газовые камеры, оборудованные под бани. Эйхман аккуратно подсчитывал количество убитых, выводя рядом цифры полученной выгоды. Он скрупулезно учитывал каждый кусок мыла, произведенный из растопленного жира загубленных в концлагерях людей.

Более прагматичные офицеры СС считали, что уничтожение евреев – дело второстепенное, а главная задача – победить в войне. Но только не Эйхман. Он постоянно и упорно требовал новые транспортные средства для своих жертв, новые контингенты охранников для концлагерей, новые цистерны смертоносного газа для камер.

В 1944 году, когда войска союзников приближались к границам Германии, Эйхман обратил внимание на Венгрию. Эта страна имела статус союзницы Германии, и 800 тысяч венгерских евреев до этих пор оставались в относительной безопасности. Архитектор геноцида воспринял этот факт как личное оскорбление. Он отправился в Будапешт, чтобы самому организовать отправку людей в концлагеря. С середины мая до июля 1944 года 437 тысяч венгерских евреев были погружены в вагоны и отправлены на смерть. Как позже говорил Эйхман, это был один из самых радостных периодов его жизни.

Но крах, возможность которого Эйхман не хотел признавать, неумолимо приближался. После бомбардировок союзников большинство железнодорожных путей в Европе было разрушено. Лагеря смерти, расположенные в Польше, оказались освобожденными или полностью уничтоженными.

В октябре 1944 года Эйхман был вынужден покинуть Будапешт. Вернувшись в горящий Берлин, он доложил Гиммлеру, что, по его подсчетам, четыре миллиона евреев были уничтожены в лагерях смерти и еще два миллиона погибли от рук карательных отрядов, которые действовали в России. Эйхман был доволен тем, что ему удалось достичь столь многого. Беспокоило его лишь то, что немалая часть работы оказалась невыполненной.

«Человек обязан довести дело до конца»

В хаосе последних дней Третьего рейха Эйхман исчез – бежал в Аргентину. Союзники постепенно теряли интерес к преследованию фашистских преступников, но охоту за палачами продолжала израильская разведка, от которой Эйхману несколько лет удавалось скрываться.

В 1957 году некий Лотара Герман, слепой еврей из Буэнос-Айреса сообщил, что его дочь встречалась с молодым человеком по имени Николас Эйхман, который хвастался заслугами своего отца перед фашистской Германией. Спецслужба Израиля тотчас же взялась за проверку и установила, что молодой человек является сыном Адольфа Эйхмана.

В Аргентину отправились офицеры израильской службы разведки «Моссад». Эйхмана отыскали спустя два года – он жил в пригороде Сан-Фернандо под именем Рикардо Клеменс. В течение нескольких месяцев сыщики следили за лысеющим человеком в очках, мелким служащим автомобильной компании. Но полной уверенности, что это именно Эйхман, у них не было. Окончательно «погорел» Рикардо Клеменс 21 марта 1960 года. Он явился в свой дом с букетом цветов, на пороге его встретили нарядно одетые жена и дети – это был день серебряной свадьбы Адольфа Эйхмана.

Установив местонахождение преступника, израильское руководство приняло решение о его тайном вывозе из Аргентины в Израиль. Существовала опасность, что попытка добиться выдачи Эйхмана приведёт к его очередному исчезновению, ведь сочувствовавший Гитлеру президент Аргентины Хуан Перон не просто закрывал глаза на въезд в страну огромного числа немцев с фальшивыми документами, но и активно помогал им скрыться из Европы. Вероятность выдачи Эйхмана оценивалась израильтянами как очень небольшая, и никто не хотел упустить его ещё раз. Кроме того, Эйхмана могли выдать Германии, а через 15 лет после окончания войны нацисты в Европе стали получать очень мягкие приговоры. Израильтяне боялись, что Эйхман вообще уйдёт от ответственности. Поэтому агенты «Моссада» его просто похитили.

На судебном процессе в Иерусалиме, который длился с 11 апреля по 14 августа 1961 года, Эйхман оправдывался: «Я никого не убивал, занимался только тем, что находил евреев и отправлял их в лагеря. Таков был приказ фюрера. Уже в самом конце Гиммлер хотел, чтобы я остановился. Я же продолжал действовать. Если человеку поручено дело, он обязан довести его до конца».

Приговор — 244 раздела решения суда — зачитывали два дня. Эйхман был признан виновным практически по всем пунктам обвинения. Почти любой из них тянул на смертную казнь.

Уже смотря в лицо смерти, Адольф Эйхман отверг призыв протестантского священника покаяться и сказал, что жалеет лишь об одном – что не закончил свое дело. Прах Эйхмана был сожжен и развеян над Средиземным морем за пределами территориальных вод Израиля. В память о нем не была прочитана ни одна молитва.

Почему молчит Германия?

История Эйхмана стала бы еще одной историей винтика нацистской машины, если бы не засекреченность, которой немецкие власти до сих пор окружают дело Адольфа Эйхмана. «Внушает ужас вот что: в течение восьми лет Германия не сделала того, что могла, и что было сделано израильтянами в 1960 году. Это можно объяснить только тем, что никто не желал привлечь Эйхмана в Германии к судебной ответственности. Я считаю тот факт, что с документов Эйхмана до сих пор не снят гриф секретности, ошибкой, в первую очередь по той причине, что исследователи этой темы знают гораздо больше, чем предполагают чиновники правительства», – считает историк Беттина Штангнет. А немецкая журналистка Габи Вебер настаивает на том, что причиной похищения Эйхмана израильтянами были вовсе не его преступления, а его осведомленность об усилиях Израиля, который искал пути к атомному оружию, и в частности, о контактах израильтян с немецкими физиками-атомщиками, оказавшимися в Аргентине.

На специальном заседании бундестага депутаты оппозиционные партий потребовали объяснить, почему дело Эйхмана в архиве разведки ФРГ до сих пор остается секретным и недоступным. Политики из правительственных партий заявили, что скоро многие документы будут рассекречены, но тогда будут задеты интересы дружественных разведок других стран. Какие страны, помимо Израиля имеются в виду, неясно. Но, похоже, что открытой публикации большей части документов по делу Эйхмана ждать осталось недолго.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам Радио «Свобода», «Третий рейх», «Ежедневный журнал»

Share.

Comments are closed.