Доктор-смерть Ивана Грозного

0

Для России XVI век стал переломным периодом. Происходила централизация государства, укрепление его положения на международной арене и расширение границ на восток. Вместе с тем, в эту эпоху в России установилось правление царя Иоанна IV Грозного.

Противоречивая фигура правителя династии Рюриковичей даже в наши дни окутана ореолом загадочности. Не меньше тайн связано и с незаурядными личностями, окружавшими грозного царя. Одним из таких людей был личный врач и астролог Ивана Грозного Елисей Бомелий.

Волшебник из Кембриджа

«Дохтур Елисей Бомелий», как прозвали его русские, объявился в Москве весной 1570 года. Его настоящим именем было Элизий Бомель, но сам он величал себя на латинский манер Бомелиусом.

Прошлое лекаря и мага было и остается туманным. По одним данным, Елисей был блудным сыном московской купчихи Елисеихи, которая была продана западным купцам и поднаторела в Генуе в искусстве предсказания. Другое предание утверждает, будто Елисей долгие годы являлся воспитанником одного из римских Пап, затем бежал в Индию, где изучал древнюю мудрость Гималайского Братства Махатм. Третья, более вероятная, версия говорит о том, что родина Бомелия – вестфальский городок Везель, в университете которого он обучался и был оттуда изгнан за увлечение чернокнижием, блуд и винопитие. Еще одна легенда происхождения мага, которую он сам охотно поддерживал, гласила, что Елисей был побочным сыном французского короля.

Несмотря на разные толкования биографии первой половины жизни Бомелиуса, доподлинно известно, что в конце пятидесятых годов XVI века Елисей появился в Лондоне, где выучился в Кембридже, получив диплом доктора медицины. Параллельно с этим Бомелий занимался оккультными науками – сам он называл себя «ясновидящим магом, астрологом и алхимиком». В Англии Бомель сумел сделать себе, как сейчас бы сказали, шумный пиар, там его считали чудотворцем и всемогущим волшебником. Но недолго. По приказу лондонского архиепископа за продажу ядов и применение черной магии чудотворца упрятали в тюрьму.

Слухи об этом удивительном человеке дошли до русского посла Савина. Тот через посредников предложил магу эмигрировать в Москву, пообещав огромное жалованье. Арестант, конечно, согласился. Дипломатические хлопоты принесли свои плоды, и наконец Савин вывез Бомеля из Англии.

Появление в охваченной чумой Москве заморского лекаря, который во всеуслышание заявлял, что не боится ни чумы, ни огня, ни клинков, ни стрел, ни даже самой смерти, было воспринято суеверным Иоанном как знак свыше, дававший ему шанс на избавление от многих бедствий. Велеречивый, сыпавший латинскими словечками, знавший секреты приготовления многих ядов и целебных снадобий, знахарь сразу расположил к себе царя. Надо отдать ему должное – суметь найти подход к государю, отличавшемуся крайне переменчивым и вспыльчивым нравом, было делом не из легких. «Доктор Елисей Бомелий, – писал Н. М. Карамзин, – негодяй и бродяга, снискав доступ к царю, полюбился ему своими кознями, питал в нем страх и подозрения; чернил бояр и народ, предсказывал бунты и мятежи, чтобы угодить несчастному расположению души Иоанновой».

Влияние новоявленного лекаря и звездочета стало практически безграничным после того, как Бомелий заявил Иоанну Грозному, что на том лежат черные чары, а две его супруги были погублены придворными завистниками и чернокнижниками. В довершение Бомелий дал царю склянку с какой-то микстурой, которая, по его словам, должна была уберечь самодержца от яда, порчи и сглаза.

Любовь царя и ненависть бояр

С того времени Елисей Бомелий стал неотлучно находиться при грозном царе. На скоморошьих пирах и во время кровавых казней, на охоте и на приемах заморских послов приближенный лекарь неотступно следил за здоровьем своего государя, давал советы и предостерегал от влияния потенциальных недругов.

Судя по всему, Бомель был отличным токсикологом: в своем доме он устроил лабораторию, где изготавливал различные зелья, которыми успешно изводил родовитых бояр и попавших под подозрение придворных. В этом искусстве Бомелий усовершенствовался настолько, что составлял яды, которые убивали с задержкой, в точно назначенную царем минуту. Снадобья действовали так, что отравленный мог умереть мгновенно, «остолбенев и разом почернев», а мог и помучиться, пока яд не истерзает его тело.

Окружение Иоанна IV ненавидело Бомелия, так как астролог и чернокнижник, ссылаясь на звездные расчеты, называл царю имена его тайных врагов, которых немедленно ждала мученическая смерть или позорное бегство из страны. По мнению некоторых историков, именно по наущению Бомелия опале подверглись такие видные и уважаемые люди того времени, как князья Михаил Воротынский, Никита Одоевский и Петр Куракин, боярин Михаил Морозов, псковский игумен Корнилий, новгородский архиепископ Леонид и многие другие. От медовой чаши с Елисеевым ядом, поднесенной самим царем, в одночасье и без мучений скончался воевода Митьков. Бомелий подозревался современниками в отравлении князей Прозоровских, второй жены сына Иоанна – Феодосии Соловой, стрелецкого воеводы Федора Мясоедова.

Царь Иван осыпал своего лейб-медика наградами и поручал ему самые тайные дела, допускал даже к таким интимным секретам, как проверка девиц из лучших боярских родов на предмет «их телесного здравия» при выборе царской невесты. Хитрый Элезиус, чутко уловив метания царственной души, повел тонкую игру, постепенно прибирая власть при московском дворе к своим рукам. Он запугивал царя предсказаниями, нашептывал, высказывал подозрения, «открывал глаза» на дела бояр. Благодаря благосклонности государя, Бомелий сумел быстро нажить огромные богатства, большую часть которых он через Англию переправил на свою родину в Вестфалию.

Бомель продержался у трона почти десять лет, и его слава гремела не только по Москве, но и в ее окрестностях. За советом и помощью к нему шли люди самых разных сословий.

Придворные, дабы добиться расположения царя, стремились заручиться поддержкой Елисея. Ради справедливости отметим, что его лекарские способности действительно были поразительны для того времени. Об этом свидетельствует факт чудесного воскрешения придворного шута Осипа Гвоздева. Как-то во время разгульной трапезы Гвоздев допустил шутку, которая вызвала недовольство Иоанна Грозного. Недолго думая, разгневанный царь вылил на шута миску горячих щей, а когда тот кинулся прочь, нанес несчастному удар ножом в спину. Гвоздев, истекая кровью, рухнул на пол и забился в предсмертных судорогах. К умирающему шуту подбежал Бомелий, наложил руку на рану и дал испить некоего снадобья. Гвоздев немедленно забылся крепким и долгим сном, после которого быстро пошел на поправку. Уже через неделю Гвоздев как ни в чем ни бывало отплясывал на шумных царских пирах.

«Пошлая девица» на брак не согласилась

Ночи напролет Бомелий проводил на башне, куда временами заглядывал и сам царь.

Ссылаясь на звезды, Елисей объяснял Иоанну Грозному, какое влияние на события оказывает Луна, что значит Марс в жизни царственных особ и томная Венера в делах сердечных. Звездочет уверял Иоанна, будто планеты и звезды выстраиваются как нельзя лучше для русского царя, подталкивая его тем самым к решительным действиям во внешней и внутренней политике.

Так, царь часто советовался с Бомелиусом по вопросу о возможности получения убежища в Англии и женитьбы на английской королеве Елизавете I: насколько успешным могло бы быть его сватовство к ней. Тогда Бомелиус обманул царя, заявив, что королева еще очень молода и хочет иметь детей. На самом деле, Елизавете в 1570 году было уже 37 лет. К тому же, как известно, королева-девственница, которая любила повторять, что она «замужем за Англией», заявила о своем желании никогда не выходить замуж еще в детстве, якобы после того как ее отец король Генрих VIII казнил ее мать фрейлину Анну Болейн за подозрения в измене. Существует и другая точка зрения: Елизавета не выходила замуж, потому что подозревала о своем бесплодии (и, следовательно, замужество не решило бы проблему наследника). По еще одной версии, нежелание королевы выйти замуж — ни что иное как продуманный политический ход: «брачные игры» при дворе превратились стараниями Елизаветы чуть ли не в основное ее оружие.

Но как бы там ни было, Бомелий, который уверял, что знает тайны английского двора, напел Ивану Грозному, что звезды благоволят его союзу с королевой. Звездочет даже убедил Иоанна, что титул русского царя позволяет ему использовать любые угодные ему выражения и что английская королева должна быть счастлива, что ее удостоили чести стать соправительницей Московии. Поэтому письмо с предложением о браке, которое направил царь Елизавете, было написано в таком грубом тоне и в таких неосмотрительных выражениях, что рядовой англичан за подобные слова был бы немедленно заключен в Тауэр или лишился жизни. Вот что писал царь: «Мы думали, что ты правительница своей земли и хочешь чести и выгоды своей стране. Ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но и мужики торговые, и о наших государевых головах, и о честех, и о землях прибытка не ищут, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину как есть пошлая девица». Естественно, что Елизавета с негодованием отвергла подобное предложение.

Роковое пророчество

Уже одного факта обмана о возрасте королевы и неудачном сватовстве было бы достаточно, чтобы снести Бомелию голову. Но погубило знахаря даже не это, а один из случаев, о которых древние говорили: «Принесший черную весть должен умереть».

В один из поздних вечеров 1579 года, играя с Бомелием в шахматы, Иоанн Грозный спросил звездочета о том, что же ждет его и весь царский род. Как описывают историки, Елисей подошел к магическому хрустальному шару, обхватил его руками и закрыл глаза.

Вдруг лицо его исказила гримаса ужаса. Открыв глаза, потрясенный Бомелий сообщил самодержцу: старший сын его примет смерть от руки царской, средний безвременно умрет, а младший заколется в припадке неизлечимой болезни. Держава же Иоаннова будет лежать во прахе. «И буде Русь мучиться в корчах, аки роженица, производящая на свет новое и чистое дитя», – таковы были слова Бомелия, ставшие для него роковыми.

Разгневавшись на Елисея, царь ударил оплошавшего прорицателя по голове серебряным кубком. Три дня Бомелий лежал без памяти между жизнью и смертью, однако врачам Иоанна IV удалось спасти звездочета.

Оправившись от раны, впавший в немилость Бомелий стал задумываться о своем пошатнувшемся положении при дворе. Но для него настала черная полоса: воспользовавшись подмоченной репутацией «дохтура», слуги осмелились открыть царю глаза на его любимца. Стали поступать доносы, что Бомелиус ведет секретную, и к тому же шифрованную, переписку с королями Швеции и Польши. Царь стал узнавать о мнимых и действительных кознях «Елисейки без роду, без племени». На него ополчились все придворные, чьими тайнами владел астролог, – исполнитель множества грязных делишек действительно знал слишком много.

Испуганный Бомелий, осознав, что расправа близка, вступил в сговор с ненавистными Иоанну Грозному псковскими боярами. В одну из ночей, прихватив нажитое золото, Елисей бежал из Москвы. Но уже через сутки на пути к Пскову Бомелий был схвачен и в цепях привезен в Первопрестольную.

Смерть его была страшной. Бомелиуса пытали на дыбе, но он вначале отрицал все обвинения, рассчитывая, что малочисленные его друзья замолвят за него словечко. Но эти надежды не оправдались. Не спасло Елисея и то, что он выдал всех своих сообщников по темным делам. За пыткой Бомелиуса лично наблюдал царевич Иван Иванович, а частенько и сам становился палачом. По воспоминаниям современников, руки и ноги опального мага были вывернуты из суставов, ноги вывихнуты пятками вперед, а спина и все тело изрезаны проволочным кнутом. Иван Грозный, пораженный вероломством своего любимца, приказал зажарить его живьем. После жестоких пыток Бомелиуса сняли с дыбы, привязали к деревянному шесту, выпустили ему кровь и зажгли огонь. Его поджаривали до тех пор, пока в нем оставались хоть признаки жизни, затем бросили в сани и отвезли в темницу, где он и умер. Так закатилась звезда авантюриста, волею своей загадочной судьбы оказавшегося при дворе Иоанна Грозного.

Подготовила Александра Билярчик,

Поделиться.

Комментарии закрыты