Единоборство, рожденное из предательства

0

16 ноября 1938 г. в свет вышел приказ по Всесоюзному комитету по делам физкультуры и спорта «О развитии борьбы вольного стиля» (так изначально называлось самбо). Таким образом советские власти подчеркивали, мол, смотрите, враги, прежде всего, Китай и Япония (родоначальники ушу и дзюдо), что и мы создали свой вид единоборства.

За рубежом существует мнение, что самбо – это русский вариант вольной борьбы, удачная комбинация дзюдо с техникой борьбы в классическом смысле этого слова, но это не совсем так. В Древней Руси существовали, очевидно, какие-то виды единоборств. Сейчас некоторые энтузиасты пытаются возродить по фольклорным и археологическим источникам, так называемую, славяно-горицкую борьбу.

Кроме того, на Руси издавна существовали кулачные бои, которые практиковались вплоть до Первой Мировой войны. В свою очередь, народы, входившие в состав СССР, имели свои национальные виды единоборств. Например, чидаоба у грузин, гюнеш у азербайджанцев, хап-сагай у якутов, у казахов – куреш, у армян – кох и т.д. На их основе и с использованием опыта дзюдо и было создано самбо.

Мифы о самбо

Официальный интерес к боевым единоборствам в Российской империи зародился в 1907 г. В городе Харбин (это был русский город, но в 1932 г. советские власти решили отдать его Китаю) российской полиции в обязательном порядке преподавалось дзюдо, ведь полицейским приходилось сталкиваться с китайским уголовным миром, где нередко встречались преступники, владеющие навыками кунгфу.

А самбо как отдельный вид единоборств начал формироваться в 1920-30-х гг. Как часто водится, при изобретении чего-то необычного появляются нечистые на руку люди, всеми силами старающиеся присвоить себе плоды чужих трудов. Нечто похожее произошло и с самбо. Долгие годы его единоличным основателем считался Анатолий Харлампиев. Миф об этом внедрил в сознание масс детский писатель Исай Рахтанов в очерке «История самбо» в 1947 г. В нем была рассказана практически полностью придуманная история о том, как основатель самбо, якобы по совету отца, создал собственную систему самозащиты. Будто бы, предварительно он обошёл множество областей только что созданного СССР, отобрал приёмы национальных видов борьбы, и на их основе создал принципиально новый вид единоборств.

Но на самом деле, у истоков самбо в Советском Союзе стояли другие люди – это Виктор Спиридонов и Bасилий Ощепков. По разным причинам, их имена долгое время замалчивались. И только самбисты-энтузиасты смогли раскопать биографии настоящих основателей русской борьбы.

Убийство мастера

Основы современного самбо заложил Василий Ощепков – теперь это уже неоспоримо. Начало его жизни не предвещало никакого успеха. Мальчик родился в неблагополучной семье – отец, видимо, его бросил еще до рождения, а мать отбывала наказание на каторге. Она умерла, когда мальчику было 11 лет. Его ждала незавидная судьба отверженного – сироты и незаконнорожденного ребенка. К счастью, на пути Василия встретились добрые люди. Одним из них оказался архиепископ японский Николай. Вместе с неким благожелателем они устроили 14-летнего Васю в духовную семинарию в Киото.

Однако Василий вовсе не собирался становиться священником. В семинарии его увлекло дзюдо, которое там преподавалось. Парень с головой окунулся в эту новую для себя увлекательную стихию. Сообразительный и ловкий ученик, быстро постигавший технику японской борьбы, понравился преподавателю, и тот оказал ему одну немаловажную услугу – подсказал, как поступить в величайшую японскую школу дзюдо Кодокан под руководством ее основателя Кано Дзигаро.

В ней юноша в полном объеме познал всю суровую школу дзюдо тех лет. Даже в наши дни японские специалисты считают, что практикуемая у них методика обучения дзюдоистов непосильна для европейцев. Тогда же система тренировок была особенно жестокой и совершенно безжалостной. К тому же, это было время, когда еще чувствовались отзвуки недавней русско-японской войны, и японцы особенно охотно выбирали русского парня в качестве партнера. В нем видели не условно-спортивного, а реального противника. Еще недостаточно умелого Ощепкова более опытные борцы беспощадно швыряли на жесткий татами, душили и выламывали руки, а он, по дзюдоистскому обыкновению, благодарил их за науку смиренным поклоном даже тогда, когда у него были переломы и сильные ушибы. Вскоре, однако, с Василием уже стало не так-то просто бороться даже искушенным дзюдоистам. За мастерство педагоги Кодокана даже присудили Ощепкову второй дан, что по тогдашним меркам было немыслимо – в Стране Восходящего Солнца европейцев не слишком привечали.

После обучения в Японии Ощепков вернулся на родину и поселился во Владивостоке. Там же он приступил к тренерской работе, обучая дзюдо всех желающих. Потом его перевели военным переводчиком в Сибирь. Там было решено немедленно организовать для сотрудников военного штаба кружок по изучению приемов самозащиты. Популярность Василия Сергеевича росла. Услугами редкого специалиста поспешило воспользоваться местное общество «Динамо», объединившее чекистов, а также школа милиции.

«Но причем тут самбо?» – спросите вы. А дело в том, что Ощепков, видя недостатки дзюдо, решил обогатить его приемами и ударами из других видов борьбы разных стран. Все они в сочетании и дали современное самбо.

О знатоке единоборств вскоре узнали в Москве, и пригласили его в столицу. Там Василий Сергеевич организовал курсы по самбо и каждую тренировку начинал с показов собственного мастерства. Во время них он бился с несколькими «противниками» одновременно: на него нападали с голыми руками, рубили шашкой, кололи штыком, били палкой, наносили режущие удары кинжалом, стреляли в упор из пистолета. И все это не «демонстрационно», а всерьез: боевой штык, остро отточенные нож и шашка и даже пистолет заряжался гильзой, из которой удалялись пуля и порох, но капсюль сохранялся. Но выбитые из рук ножи, винтовка или пистолет отлетали в сторону и мгновенно оказывались в руках у Ощепкова, не успев даже выстрелить, а «противники» падали на землю или невольно вскрикивали, попав на железную хватку болевого приема.

Несмотря на успех, великому мастеру оставалось жить считанные дни. Шел 1937 г., и ему, как и многим талантливым людям, не удалось миновать жернова жестоких сталинских репрессий. Критерий преступной неблагонадежности был тогда до глупости прост: арестовывали тех, кто побывал за границей или имел там родственников или знакомых. Василий Сергеевич, учась в отрочестве в Японии, имел несчастье попасть именно под эту категорию. И 29 сентября на Лубянке было утверждено постановление, в котором лживо утверждалось: «Ощепков Василий Сергеевич изобличается в том, что, проживая в СССР, занимается шпионажем в пользу Японии…» Вероятно, такое нелепое обвинение было ему предъявлено просто потому, что мастер не считал нужным скрывать, что его система, хоть и новаторская, берет истоки именно из вражеской СССР страны самураев.

Неизвестно, что происходило в тюремных застенках, и как «энкаведешники» издевались над основателем самбо. Известно лишь одно: в деле Ощепкова записано, что он умер в тюрьме во время приступа «грудной жабы». Но очевидно, его просто-напросто убили: к сожалению, в НКВД методов сломать даже самого сильного человека было предостаточно.

Соратник в боевом деле

Но Василий Ощепков был не один в своем деле – когда он приехал в Москву, там уже была популярна школа еще одного основателя самбо Виктора Спиридонова. Он был знаком с вариантом джиу-джитсу, который оказался занесенным в Европу уже после русско-японской войны, в период мирового триумфа этой системы самозащиты.

Спиридонов был человеком ловким и сильным, большим специалистом в военно-прикладной гимнастике, знал французскую борьбу, английский бокс и без особого труда основательно изучил японские приемы, хотя, вероятнее всего, пользовался при этом всего лишь описаниями в различных руководствах, изданных в России и за рубежом. Он, как и его коллега Василий Ощепков, соединил все знакомые ему приемы в единую систему, которая получила потом название «самбо».

По профессии Виктор Афанасиевич был военным, но особых лавров в ратном деле не снискал. А вскоре, оправившись от последствий контузии в Первой Мировой войне, он стал преподавателем Московских окружных курсов инструкторов спорта и допризывной подготовки. Эти курсы чуть позже превратятся в учебные заведения, где будут учиться будущие тренеры великих советских чемпионов. Среди многих дисциплин, изучавшихся курсантами, была также «защита и нападение без оружия». Должность главного руководителя по этому предмету и занимал Виктор Афанасьевич.

Иуда от спорта

А теперь вернемся к Анатолию Харлампиеву. Он освоил технику самбо на курсах Василия Ощепкова. Когда того арестовали, по понятным причинам, все, в том числе, и самые близкие его ученики, молчали о том, что тренировались у Василия Сергеевича или всячески открещивались от знакомства с ним. Таким же образом поступал и Харлампиев.

По иронии судьбы, через год после смерти Ощепкова, летом 1938 года в Москве был организован Всесоюзный сбор, на котором Анатолий будто бы познакомил собравшихся с созданным им новым видом борьбы. Нужно, впрочем, отдать должное ловкой и беззастенчиво саморекламной харлампиевской версии о его якобы авторстве: в ней ложь была очень искусно перемешана с полуправдой. Он действительно участвовал в сборе в качестве старшего тренера, выступал на состоявшейся после этого конференции и даже предложил систематику и терминологию борцовских приемов. Но, разумеется, тогда он и заикнуться не посмел о своем липовом авторстве по отношению к ощепковской борьбе. Подобное заявление Харлампиева в то время, когда еще каждый отлично знал об истинном происхождении этой борьбы, наверняка стало бы моральным самоубийством. Как если бы Анатолий, например, претендовал на авторство в создании футбола или изобретении велосипеда. Однако именно из этого, как из крохотного зернышка, вырастет впоследствии развесистая клюква самодеятельного мифа о Харлампиеве как о создателе самбо. Единственном и абсолютно самостоятельном!

А тогда Анатолия заботило только одно: необходимость как можно надежнее отмежеваться от своего учителя, поскорее перечеркнуть весь труд «врага народа». Даже тогда, когда имя его учителя Ощепкова было наконец очищено от подлой грязи ложных обвинений, Харлампиев так и не нашел в себе мужества сказать правду о возникновении самбо, воздать должное тому, кто обучил его, новичка, первым приемам, и решительно отказаться от своего мнимого авторства. Более того, он  уже утверждать, будто бы задание создать самбо дал ему в 1922 году не кто иной, как герой революции Николай Подвойский, хотя Анатолий был тогда 15-летним подростком, не получившим еще даже среднего образования. Самое смешное, что именно окончательное утверждение самбо как массового вида единоборств связано как раз с именем Харлампиева.

Стоит заметить, что сразу самбо разделилось на боевое и спортивное. Боевое самбо было создано для обучения членов силовых структур. Оно не считалось спортивной дисциплиной и являлось запрещенным к обучению гражданских лиц. Лишь в 1991 году боевое самбо было «рассекречено» и стало отдельным видом спорта. Оно отличается тем, что в нем есть немало приемов, запрещенных в спортивном самбо как травмоопасных.

А спортивное самбо – самостоятельный вид борьбы, правда, до сих пор почему-то не вошедший в программу Олимпийских игр. Поэтому многие, начинавшие заниматься самбо, но хотевшие прославиться как спортсмены, переходил в секции дзюдо. Но, как говорят самбисты, дзюдо — пройденный для них этап. Освоив приемы самбо, уже после 4-6 месяцев подготовки они могут успешно бороться с обладателями 4-го дана в дзюдо.

Кстати, японцы одними из первых переняли русскую борьбу и стали ее активно осваивать, несмотря на все свои единоборства. Так что, поистине, самбо – национальная гордость Советского Союза и достойный ответ Стране Восходящего Солнца.

Подготовила Анна Попенко

Поделиться.

Комментарии закрыты