Емельян Пугачев: Черный демон Екатерины Великой

0

С момента жесточайшего восстания под предводительством донского казака прошло 235 лет. По случаю этой даты в кругах отечественных националистов пошли разговоры, что Пугачева вполне можно назвать героем Украины. Ведь он, как и запорожцы Сечи, мечтал создать казацкую державу. И если бы мятежник победил во время организованного им бунта, его примеру последовали бы и запорожцы, которые бы вырвали наши земли из лап Российской империи.

Самое интересное, что такие престранные мысли высказываются на страницах официального издания Минобороны Украины, в котором еще и говорится, что Емельян Пугачев – ни много ни мало, самый настоящий этнический украинец. И ему бы надо предоставить политическое убежище, хоты бы посмертно. А то ведь восстание Пугачева дало толчок к появлению борцов Украины за независимость из ОУН-УПА.

Сочинитель россказней

Набивавшийся в мужья Екатерине II, Емельян Иванович родился в казачьей станице Зимовейская, что на Дону. Любопытно, что в этом месте постоянно рождались люди, ураганом проносившиеся по просторам Российском империи и постоянно трепавшие нервы царям. Первым, поднявшим казацкий бунт, был известный всем Степан Разин, потом беглые крестьяне Дона били дворян под предводительством местного атамана Кондратия Булавина. Через 40 лет на Зимовейской станице на свет появился Емельян, а спустя полтора века тут родился несбывшийся цареубийца Василий Генералов, покушавшийся на Николая II вместе с Александром Ульяновым.

Жизнь будущего раскольника поначалу проходила довольно обыденно. В юности Пугачев вместе с отцом занимался хлебопашеством, и вроде бы бунтовать его не тянуло. Емельян даже женился на дочери казака Софье Недюжевой. Но в 17 лет паренька забрали на военную службу. Так что, молодой человек не успел порадоваться семейному счастью – всего через неделю после свадьбы его отправили в Пруссию.

Там он попал в ординарцы (посыльные) к полковнику Илье Денисову. В этот период будущий мятежник запомнился лишь тем, что однажды ночью, во время тревоги, упустил одну из лошадей, принадлежавших его начальнику. Полковник не преминул жестоко расправиться со своим посыльным и приказал нещадно избить его плетью.

Затем Пугачев был командирован в отряд казаков в Польшу, а потом уже в чине хорунжего был участником турецкой войны, где служил под начальством графа П. И. Панина (судьба еще не раз их сведет вместе) и находился при осаде Бендер.

Неожиданно Емельяну пришлось завершить свою военную карьеру, так как он заболел золотухой (это туберкулез кожи и сильное воспаление лимфоузлов). Но тогда люди не знали, что это такое. Вокруг только видели, что у казака гнили грудь и ноги. И его от греха подальше отправили домой. Как ни странно, но болезнь в будущем окажется на руку бунтовщику –  язвы, оставшиеся после золотухи, в дальнейшем ему здорово пригодятся.

Вот с этого момента и начинается самое интересное. Однажды попав под арест (Емельян помогал родственнику бежать с Дона, а тот его потом сдал властям) Пугачев был вынужден скитаться, чтобы уходить от полиции, преследовавшей беглых казаков. Где он только не был: Емельяна заносило то на Кавказ, то в Польшу, то на Украину. Несколько раз его все же арестовывали, но Пугачев всегда находил возможность уйти от шпиков. Его слава беглеца даже дошла до Петербурга, где он уже считался закоренелым преступником.

Именно в это время Пугачев стал придумывать о себе разные небылицы. Так, он хвастался перед товарищами саблей, якобы подаренной ему Петром I, потом начал выдавать себя за богатого купца, приехавшего из Царьграда. Удивительно, но этим россказням верили. Видимо, у Пугачева, помимо его склонности к авантюрам, было дарование убеждать людей и немалая доля обаяния. И вот судьба занесла бунтовщика на Урал, который в XVIII веке назывался Яиком. Пугачев долго хвастался своими богатствами перед уральскими казаками и даже называл точную цифру своего воображаемого состояния – 200 тысяч рублей. Пораженные казаки недоумевали, откуда у него взялись такие деньги, которыми может располагать только царь, и тогда Пугачев как бы невольно, увлекаясь, сказал: «Я ведь не купец, я государь Петр Федорович (Петр III, убитый войсками его супруги Екатерины II). Я-то был и в Царицыне, да Бог меня и добрые люди сохранили, а вместо меня засекли караульного солдата». Далее Пугачев рассказал целую басню о том, как он спасся: «…ходил в Польше, в Царьграде, был в Египте, а теперь пришел к казакам, на Яик».

Главное – ловить момент

Для яицких казаков появление самозваного императора, призывавшего идти вместе с ним на борьбу с изменниками-дворянами, было как нельзя кстати. Дело в том, что именно с середины XVIII века русские цари все активнее наступали на казацкие вольности, вводя ненавистные принципы «регулярства». Всего за два года до прихода Пугачева на Яик здесь был жестоко подавлен очередной бунт. И казаки решили использовать Пугачева в своих целях, сделав его фактически своим заложником. Он же заверял, что, заняв престол, «яицких казаков производить будет в первое достоинство». Именно для того, чтобы создать «казацкое царство» и стать первым сословием в стране, заменив собою дворянство, яицкие казаки пошли за Пугачевым.

Подтянулись к Емельяну и крепостные крестьяне, которых помещики, грубо говоря, достали до невозможности. Вспомним, что в это время дворяне издевались над своими крепостными, как хотели. И извращенцев среди «высшего» сословия было немало. Всего лишь несколько лет до этого была посажена за решетку печально известная Салтычиха, прославившаяся своими садистскими наклонностями и любившая измываться над своими девками (известно, что от ее руки в страшных мучениях погибло более 100 человек). Но это всего лишь один случай дворянского беспредела, дошедшего до суда. А ведь в так называемый «золотой век» Екатерины II бояре дошли до того, что развлекались, устраивая в подвалах своих особняков пыточные, в которые они сажали все тех же крепостных. Другие же «аристократы» устраивали охоту: воображали своих слуг птицами и бегали за теми с ружьями. Кому везло, тот спасался, а кому нет – пуля в лоб, и поминай, как звали.
Недовольны были и крепостные, работавшие на уральских заводах. Жизнь у людей была не лучше, чем житье в дворянских имениях. Там к рабочим тоже относились как скоту и жестоко избивали за малейшую провинность. Причем, не щадили никого, под кнут попадали не только мужчины, но и женщины, и совсем молоденькие девушки.

Присоединились к Пугачеву и представители некоторых народов Поволжья, боровшиеся за свое освобождение, и сосланные на Урал поляки. Так что, армию на Урале, кроме казаков, Пугачеву было из кого составлять.

Тем более, Емельян, что называется, попал в струю, назвавшись царем. Как раз в это тяжелое время по России ходила целая вереница самозванцев, которые выдавали себя то за царя Петра II, то за юного Ивана VI, свергнутого Елизаветой, а то и за царевича Алексея Петровича, сына Петра I. Несмотря на всю эту шайку, единственным доказательством царского происхождения для простых людей было наличие на теле неких «царских знаков». Народная молва гласила, что поскольку царь – человек не простой, а божий помазанник, то он должен отличаться от других людей и физическим обликом, в частности, этими самыми знаками. Как они должны выглядеть, не знал никто, но в то, что они обязательно должны быть, верили все. Показать такие знаки пришлось и Пугачеву, и он продемонстрировал пригодившиеся ему следы от золотухи.

Но как бы то ни было, за Емельяном пошли люди. И события 1773—1774 годов поражают воображение своими масштабами, вовлеченностью в них десятков тысяч людей и тем неизгладимым следом, который оставила пугачевщина в сознании современников и потомков.

Черная полоса

Пугачев быстро собрал под свои знамена значительные силы, и, когда в октябре 1773 года весть о восстании достигла Петербурга, 3-тысячное войско мятежников, вооруженное двумя десятками пушек, уже осаждало Оренбург. Посланный на выручку городу отряд генерала Кара в начале ноября был разбит, а часть его ушла к Пугачеву. Спустя несколько дней еще один отряд царской армии потерпел поражение, и обеспокоенная размахом событий императрица поручила командование войсками опытному генералу Александру Бибикову. Между тем, осада Оренбурга затянулась и, оставив там часть своего войска, Пугачев отправился на завоевание Яицкого городка. Одновременно его «полковники» Зарубин-Чика, Грязнов и Салават Юлаев осаждали Уфу, Челябинск и Кунгур. К весне в район восстания были стянуты значительные правительственные силы, которые 22 марта 1774 года в сражении под Татищевой крепостью в первый раз одержали верх над пугачевцами. Вскоре были разбиты и другие соратники Емельяна.

Но предводителя восставших это не особенно расстроило. Он ушел на Урал, где за месяц вновь собрал многотысячную армию и захватывал все города на пути к Казани, которую также осадил. На помощь казанцам подошли правительственные войска под командованием полковника Михельсона, выбившие пугачевцев из города.

Дальше для бунтовщика наступила черная полоса. Он терпел поражение за поражением. В итоге, после очередной тяжелой битвы с войсками Михельсона Пугачева предали. Его захватили свои же и сдали властям.

Надо добавить, что воюющие стороны не жалели друг друга не только на поле боя. Так, в занятых городах и селениях восставшие целенаправленно истребляли дворян с их женами и детьми, а в случае отказа признать Пугачева императором, и всех без разбора — мелких чиновников, купцов, священников, простых солдат и мирных жителей. Но и дворянство мстило жестоко: после разгрома восстания многим его участникам вырывали ноздри, многих били кнутом, прогоняли сквозь строй, клеймили каленым железом, ссылали на каторгу. Главных же зачинщиков и руководителей мятежа, среди них и самого Пугачева, ожидала казнь.

Избиение императора

Помилования нечего было и ждать. Екатерина II несказанно обрадовалась, что Емелька пойман. Наконец-то, к ней вернется покой. Императрица была очень напугана масштабами восстания и постаралась организовать такую казнь, чтобы остальным в дальнейшем было неповадно затевать что-либо подобное и тем более называться ее мужем, преданным неверной женой. Пугачева решили казнить в Москве, причем со всей возможной жестокостью или просто со зверством. Туда его везли в клетке, а по дороге, в Симбирске, скованного бунтаря вывели на запруженную народом площадь, и перед именитыми гражданами Симбирска граф Панин (бывший «шеф» Пугачева) публично допрашивал «злодея». Надо думать, что вопросы касались самозванства, и когда Пугачев стал дерзить своему высокопоставленному следователю, то Панин избил его. То, что царский генерал таскал за бороду и бил по морде «императора», должно было убедить сотни собравшихся на площади зрителей в том, что перед ними не настоящий государь, а самозванец, которого, наконец, поймали.

Пугачева казнили на Болотной площади в Москве 10 января 1775 года. Удивительно, но на такие кровавые мероприятия в те времена собиралось огромное число зрителей — тысячи горожан, жителей окрестных деревень съезжались на площадь задолго до экзекуции. По свидетельствам очевидцев, Пугачев был спокоен и сохранял присутствие духа до самого конца. После зачтения манифеста императрицы с приговором («учинить смертную казнь, а именно: четвертовать, голову взоткнуть на кол, части тела разнести по частям города и наложить на колеса, а после на тех же местах сжечь») экзекутор дал знак: палачи бросились раздевать его; сорвали белый бараний тулуп; стали раздирать рукава шелкового малинового полукафтанья. Тогда он сплеснул руками, опрокинулся навзничь, и вмиг окровавленная голова уже висела в воздухе: палач взмахнул ее за волосы.

После пугачевщины Екатерина II рьяно взялась за укрощение всех строптивых. Для начала она приказала сжечь дом бунтаря и развеять его пепел, а родную станицу Емельяна перенесла в другое место. Потом от смуты подальше императрица разделалась с Запорожской Сечью, которая также в любой момент могла преподнести ей какой-нибудь крайне неприятный сюрприз вроде еще одной пугачевщины. К тому же, на Соловки постоянно отправлялись реальные и потенциальные бунтовщики разных калибров.

Та что, пугачевщина серьезно повлияла на властей и еще больше усилила террор в стране и яростную борьбу с инакомыслящими. Может быть, и неслучайно сегодняшние лидеры ОУН-УПА считают Пугачева своим героем. Для них – казацкий вождь, прежде всего, борец с ненавистным режимом. И ОУНовцы тоже считают себя таковыми.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам [link=http://www.nr2.ru]«Новый Регион» [/link],
[link=http://www.peoples.ru]People’s history [/link], [link=http://www.emelyan.ru]«Емельян Пугачев»
[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты