Фридрих Ницше: певец горьких истин

0

Одни его идеи называли бредом сумасшедшего, другие – восхищались, а третьи – оправдывали свои преступления.

Немецкий философ, разработавший собственную этическую теорию, всегда резко критиковал религию, культуру и мораль своего времени. Его философия стала весьма популярна в литературных и артистических кругах, а трактовка его трудов довольно затруднительна и до сих пор вызывает много споров.

«Борьба за жизнь воспретила мне философию уныния»

Фридрих Вильгельм Ницше родился 15 октября 1844 г. в Рёккене (недалеко от Лейпцига, Германия) в семье лютеранского пастора, как раз в день рождения короля – Фридриха Вильгельма IV, поэтому мальчик и был назван в его честь.

Мальчику не исполнилось и 5 лет, когда после изнурительной болезни умер его отец, о котором Ницше напишет позднее: «Он был хрупким, добрым и болезненным существом, которому суждено было пройти бесследно, – он был скорее добрым воспоминанием о жизни, чем самой жизнью». А вскоре следом за отцом от нервного припадка ушел из жизни и маленький брат. Травма после этих тяжелых дней навсегда осталась в сознании Ницше.

Тем не менее, несмотря на слабое здоровье, унаследованное от отца, еще в гимназии Фридрих проявил значительные способности к филологии и музыке. А в Боннском и Лейпцигском университетах он, несмотря на мучения от регулярных головных болей, стал не только самым блестящим студентом, но и приобрёл прекрасную репутацию в научных кругах. На его мировоззрение повлияло случайное знакомство с трудами немецкого философа Артура Шопенгауэра: находясь в Лейпциге, Фридрих забрел в лавку старых книг и обнаружил книгу «Мир как воля», которая произвела на него сильное впечатление. «Три вещи служат мне отдохновением: Шопенгауэр, музыка Шумана, наконец, одинокие прогулки», – писал он позднее.

Едва Фридриху исполнилось 23 года, его призвали на службу в конную артиллерию прусской армии. После серьезной травмы при неудачном прыжке с коня, его сразу же демобилизовали. И он, в возрасте всего 25 лет, получил должность профессора классической филологии Базельского университета. Его семья была в восторге от своего умного Фридриха, хотя он так и не смог понять, почему: «Подумаешь, какое событие: стало на свете одной пешкой больше, вот и все!» Сам же философ в жизни был скромным и тихим человеком. Вообще, современники называли Ницше святым. А. Риль, знавший его лично, так описывал его: «У него была привычка тихо говорить, осторожная, задумчивая походка, спокойные черты лица и обращенные вглубь (…) глаза. (…) Мало было выдающегося в его внешнем облике. (…) Он отличался большой вежливостью, почти женской мягкостью, постоянной ровностью характера». Композитор Вагнер, лучший друг Ницше, даже остерегался в его присутствии рассказывать пошлые анекдоты. Однажды, после одной скабрезной шутки композитора, Ницше покраснел и с таким удивлением посмотрел на маэстро, что тот со стыда не знал куда деваться. Даже у простых людей Ницше вызывал симпатию: торговки фруктами всегда подбирали ему самые сладкие плоды. Это, конечно, льстило философу, однако невыносимые страдания ему причиняла необходимость скрывать свои идеи даже от друзей – они не понимали его. Даже Вагнер, в спальне которого висел портрет Ницше и дружбу с которым он называл «единственным выигрышем в жизни», не воспринимал Ницше всерьез: старший друг (32 года разница) требовал от молодого лакейской преданности, а независимый дух философа не мог с этим смириться.

Проработав профессором около 10 лет, Ницше ушел в отставку из-за ухудшения здоровья: непомерная преподавательская нагрузка вызывала у него желудочные и головные боли, бессонницу. К слову сказать, воспевая в своих трудах культ здоровья и физической силы, Ницше всю свою жизнь боролся со смертью. Только в 1879 г. году он перенес 118 тяжелых приступов, сопровождавшихся непрерывной рвотой и частыми обмороками, а болезнь глаз довела его до слепоты. И это несмотря на то, что Ницше всегда соблюдал строжайшую диету, никогда не употреблял спиртных напитков, не курил и выживал благодаря своему оптимизму: «Борьба за жизнь воспретила мне философию уныния». Правда, многие считали Ницше притворщиком, видя контраст между образом жизни и его идеями.
И вот в 35 лет он стал свободным и независимым писателем, который колесил по городам Европы в поисках благоприятного для своего здоровья климата, создавая все свои основные произведения. И это несмотря на нищенскую пенсию по инвалидности от университета. Благо, у него были влиятельные и богатые друзья, обеспечивающие достойное существование, ибо доходы от публикации произведений тоже были ничтожно малы, ведь истинная популярность пришла к нему только после смерти.

Его удел – одиночество

Странно, но, несмотря на его весьма привлекательную внешность, ему фатально не везло с женщинами. Просто близость с женщиной была для Ницше невозможна: «Мне неизбежно пришлось бы лгать». А лгать он не умел и не хотел. В молодости он был влюблен только в филологию. Его любовные романы – это несколько случайных, коротких связей, оставивших в душе неприятный осадок.

Да, он всегда мечтал найти ту, которая станет живым воплощением его идей. Однажды в Ницце, увидев на прогулке молодую девушку, он пленился образом чистоты и невинности. Но так и не решился на брак с ней: «Разве я с моими идеями не сделал бы эту девушку несчастной?»

Первую же настоящую любовь он испытал к Козиме Вагнер, жене своего друга, только у него даже и мысли о признании не возникало. Кратковременное знакомство с молодой голландкой Матильдой Трампедах в 1876 г. на курорте в Женеве почему-то принудило его предложить ей руку и сердце после нескольких часов непринужденного общения. Предложение настолько шокировала красавицу, что Матильда ответила отказом и предпочла стать третьей женой дирижера Гуго фон Зенгера, а не единственной – философа Ницше.

Однако Фридрих не отчаивался. Он прекрасно понимал, что мало кто из женщин сможет разделить с ним его образ жизни. Его давняя приятельница Мальвида фон Майзенбург взялась устроить его семейную жизнь, познакомив с русской девушкой Натали Герцен. Натали Ницше понравилась, его устраивал ее характер и ум. Но что-то не сложилось.

Мальвида не успокоилась, и вскоре познакомила философа с 20-летней дочерью русского генерала Лу фон Саломэ, которая вела свободный образ жизни, презирала буржуазную мораль и отвергала все предрассудки, чем, собственно, и привлекла к себе Ницше. «Она проницательна, как орел, и отважна, как лев, и при всем том, однако, слишком девочка и дитя, которому, должно быть, не суждено долго жить», – писал он о ней. Автор теории о сверхчеловеке влюбился, как мальчишка, дважды делал ей предложение, но оба раза получал отказ. К тому же сестра Елизавета ревновала брата к Лу и плела всяческие интриги против нее. Она написала девице резкое письмо с обвинениями в издевательстве над Ницше. Поводом послужила фотография, где их общий друг Пауль Ре и Ницше держатся за ручки детской коляски, в которой сидит Лу. По слухам, Лу разослала это фото друзьям как символ своей верховной власти. Письмо сестры привело к разрыву отношений между Лу и Ницше. Сама Лу писала: «Поскольку жестокие люди являются всегда и мазохистами, целое связано с определенного рода бисексуальностью. И в этом сокрыт глубокий смысл. Первый, с кем я в жизни обсуждала эту тему, был Ницше (этот садомазохист в отношении самого себя). И я знаю, что после этого мы не решались больше видеться друг с другом». И оказалась права. Его отчаяние после их разрыва было столь сильным, что он был близок к самоубийству. К тому же у него резко ухудшилось здоровье и он полностью разочаровался в браке: «Кто не способен ни на любовь, ни на дружбу, тот вернее всего делает свою ставку – на брак».

В январе 1889 г. на улице Турина с Ницше случился припадок. Его поместили в психиатрической клинику с диагнозом Paralysis progressiva. В этот момент и оборвалась его творческая деятельность, так как душевная болезнь, неадекватное поведение и мания величия не способствовала умственной работе. Поговаривали, что болезнь была вызвана сифилисом, хотя её течение было нетипичным для венерического заболевания.

Ницше охватывали частые приступы гнева, он постоянно издавал нечленораздельные звуки, разбивал стаканы, баррикадируя вход в комнату осколками стекла, прыгал по-козлиному и всегда спал на полу у постели. И только его игра на фортепиано была осмысленна: музыка, в отличие от разума, не покинула его.

Состояние безумия длилось долгие 10 лет. За ним ухаживали мать и сестра, они же занимались и публикацией его сочинений: Елизавета оформила опекунство и приобрела в собственность все сочинения брата.

Два следующих апоплексических удара свели его в могилу в жаркий полдень 25 августа 1900 г.

«Я вернусь к вам!»

Поскольку Ницше до конца жизни так и не пришел в себя, это дало повод многим современникам-злопыхателям объявить всю его философию бредом сумасшедшего, отмахиваясь от неудобного мыслителя, «певца горьких истин», атеиста и аморалиста.

Просто XIX век не нуждался в идеях Ницше: «Я слишком хорошо знаю, что в тот день, когда меня начнут понимать, я не получу за это никакой прибыли». И действительно, публика не покупала произведений философа. Так, за 10 месяцев было куплено всего 114 экземпляров одной из лучших работ Ницше «По ту сторону добра и зла», а 4-ю часть поэмы «Заратустра», соперничавшей в ХХ в. тиражами с Библией, Ницше раздал друзьям в количестве… 7 экземпляров. Друзьям Ницше писал: «Мой Заратустра оттого и является непонятной книгой, что весь восходит к переживаниям, не разделяемым мною ни с кем. Если бы я мог довести до тебя в словах мое чувство одиночества!»

Только в ХХ в. его философия дала мощный толчок развитию психологии, лингвистики и филологии. Ни один из писателей того времени не избежал влияния Ницше. Ницшеанцами стали русские писатели и поэты Мережковский, Гиппиус, Бальмонт и Брюсов. Идею сверхчеловека исповедовал и Максим Горький, создав пролетария-босяка, и подражая Ницше даже внешне (сравните их усы). Но мода на Ницше привела к опошлению его идей. Люди понимали Ницше по-своему и, вдохновившись антиморализмом сверхчеловека, совершали страшные преступления. Так, в книге Берга «Сверхчеловек в современной литературе XIX в.» рассказывается о человеке, «который ест руками и плюет вокруг себя во время разговора, чтобы доказать свою независимость, а другой… поит своего маленького ребенка водкой, чтобы сделать с течением времени из мальчика настоящего сверхчеловека». Как писал Бердяев, «случилось так, что всякие пошляки возомнили себя вдруг Заратустрами и сверхчеловеками, и память Ницше была оскорблена популярностью в стаде. Стадами начали ходить одинокие сверхчеловеки, вообразившие, что им все дозволено». Примечательно, что сам философ отзывался с презрением о толпе: «Жизнь есть источник радости, но всюду, где пьет толпа, все источники бывают отравлены».

Немецкие же нацисты вообще сделали из Ницше своего идейного вдохновителя. Только они просто состряпали из его философии учение, отвечающее их цели, и вряд ли читали его труды. А зря! Если бы они удосужились почитать сочинения своего земляка, то у них волосы стали бы дыбом: немцев он называл «свиньями, не умеющими мыслить», сетовал на то, что ему приходится писать по-немецки («более отталкивающее звучание вряд ли можно отыскать во всей Европе»), и утверждал, что лозунг «Германия превыше всего» означает «конец немецкой философии». Более того, он так гордился своими польскими корнями (его предки были польские дворяне), что всегда подчеркивал преимущество славянской расы перед немецкой: «Одаренность славян казалась мне более высокой, чем одаренность немцев, я даже думал, что немцы вошли в ряд одаренных наций лишь благодаря сильной примеси славянской крови». В общем, философию Ницше каждый осмысляет и перетолковывает на свой лад (кстати, его сверхчеловек в современном варианте выродился в героя американских комиксов – Супермена).

Есть ли сегодня у кого-нибудь право судить философа? Вся его жизнь была борьбой за независимость, за право человека идти собственным путем и отстаивать свои ценности. Ведь он призывал не следовать советам Заратустры, а обрести свою философию: «Вы еще не искали себя, когда нашли меня. Теперь я приказываю вам потерять меня и найти себя, и только когда вы все отречетесь от меня, я вернусь к вам».

Афоризмы Ницше

– Брак выдуман для посредственных людей, которые бездарны как в большой любви, так и в большой дружбе.
– Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана.
– Есть степень заядлой лживости, которую называют «чистой совестью».
– Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.
– Для глупого лба по праву необходим, в виде аргумента, сжатый кулак.
– Если долго всматриваться в бездну — бездна начнет всматриваться в тебя.
– Познавший самого себя — собственный палач.
– С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже уходят корни его в землю, вниз, в мрак и глубину — ко злу.
– Вера спасает, — следовательно, она лжёт.
– Школа выживания: что нас не убивает, делает нас сильнее.
– Любите, пожалуй, своего ближнего, как самого себя. Но, прежде всего, будьте такими, которые любят самих себя.

Подготовила Соня Тарасова,
по материалам «Википедия», «Люди», Nietzsche.ru, «Кроссворд-Кафе»

Поделиться.

Комментарии закрыты