Горькая судьба шедевров

0

Мировые памятники архитектуры не вечны. Старинные замки, башни, крепости, равно как и стандартные построения, со временем начинают разрушаться. При правильном подходе процесс можно остановить. Однако реставрация архитектурного наследия требует немалых денег, которые, к сожалению, не всегда есть в государственном бюджете страны.

Следует отметить, что многие западные страны к своим памяткам архитектуры относятся весьма трепетно. Так, двадцать лет назад 7 января падающая Пизанская башня была закрыта для туристов. Дело в том, что за все время, пока многочисленная публика посещала сей памятник архитектуры, угол наклона башни настолько изменился, что это стало поводом для беспокойства, как за безопасность посетителей, так и за сам итальянский памятник. После 11 лет реставрационных работ международная бригада передала знаменитую «падающую» башню обновленной и частично выпрямленной городским властям Пизы. Сейчас на Пизанскую башню туристов пускают маленькими группами – власти все еще опасаются за свою архитектурную ценность, но отказаться от доходов от туризма не могут.

Россия в «черном списке»

Чтобы знать, какие памятники мирового значения наиболее нуждаются в реставрации, раз в два года Всемирный фонд памятников (World Monuments Fund) составляет список достопримечательностей, которым грозит уничтожение. Недавно был обнародован последний из них. В список 2010 года вошли 93 объекта на территории 47 стран, в том числе 15 памятников, созданных в XX-м веке, однако уже оказавшихся на грани разрушения. В числе особо значимых разваливающихся архитектурных объектов оказались заброшенный город инков Мачу-Пикчу, собор Саграда Фамилия архитектора Антонио Гауди, крепости Хорезма в Узбекистане и деревянная городская застройка XVII – XIX веков в Киото. Украинские архитектурные композиции в перечень не попали, а вот Россия в списке 2010 года представлена одним памятником архитектуры, оказавшимся на грани исчезновения, – церковью образа Знамения Пресвятой Богородицы под Подольском. Церковь, построенная в 1704 году на территории усадьбы Бориса Голицына, воспитателя Петра I, не ремонтировалась на протяжении 80 лет и нуждается в срочной реставрации.

Следует заметить, что из списка объектов Всемирного наследия, где числится 878 памятников, 23 объекта находятся в России. Около 80% из них по оценкам международных экспертов находится в неудовлетворительном состоянии. В июне этого года прошла 33-я сессия ЮНЕСКО, где были рассмотрены четыре российских объекта. Решения по ним нелицеприятны для страны – два объекта культурного наследия в случае невыполнения дальнейших рекомендаций ЮНЕСКО будут внесены в следующий список мирового наследия в опасности, по остальным же комиссия Юнеско «сожалеет, что государство не исполнило ни одного пункта рекомендация Всемирного совета по наследию».

Почему же погибают российские памятники? Историки и архитекторы говорят, что большая группа архитектурного наследия находится под угрозой изменения окружающего ландшафта и социально-культурной среды, что приведет к деградации и уничтожению самих архитектурных объектов. Серьезные опасения вызывает судьба таких памятников, как исторический центр Санкт-Петербурга, Московский Кремль, Красная площадь, древний Дербент и исторический центр Ярославля. А лидером в варварском наступлении на уникальные историко-архитектурные объекты стала Москва, где за последние несколько лет снесено около 200 объектов культурного наследия.

Политики же полагают, что причины неконтролируемых разрушений – несоблюдение существующего законодательства РФ об охране культурного наследия, в том числе несоответствие многих норм российского законодательства международному праву в области охраны памятников. Дело в том, что, согласно российскому законодательству, любые строительные и земельные работы, которые будут вестись на территории охраняемых культурных объектов, теперь не нужно согласовывать с организациями, которые занимаются охраной памятников истории и культуры. Это одна из причин того, что Россия, имея столько уникальных архитектурных объектов, никак не может превратиться в туристический центр: доходы от туризма в стране не превышают 1% от мировой туристической индустрии. Как утверждают многие политики, пока в стране выгодно сносить памятники культуры, чтобы на их месте строить другие, более прибыльные объекты. Кроме того, охраной памятников никто не занимается – средств на оплату работы частных охранных структур не имеется, а в Уголовном кодексе страны нет специального раздела, посвященного защите культурных ценностей. «Кражу ковчега с мощами новгородских святых в Донском монастыре квалифицировали как обычную кражу мешка картошки из магазина!», – возмущаются депутаты.

Правда, есть и позитивные сдвиги. В апреле 2009 года Россия ратифицировала соглашение о сотрудничестве государств – членов СНГ в борьбе с хищением культурных ценностей и их вывозу. Его подписали восемь стран из двенадцати. Депутаты предложили каждому храму сфотографировать свои иконы и отправить снимки на общий сайт, который являет собой базу данных, что, вроде бы, будет помогать в предотвращении краж и поиске похищенного.

Приватизация памятников возможна?

Россия – не единственная страна Европы, которая движется назад в деле охраны объектов культурного наследия. Проблем в этой области хватает и на Украине. Государственное финансирование на проведение ремонта памятников национального значения хотя и увеличилось по сравнению с прошлыми годами в несколько раз, но на памятниках местного значения это никак не отображается, они остаются в запущенном состоянии.

Сегодня на Украине, по данным Украинского общества охраны памятников истории и культуры, насчитывается около 20 тыс. памятников архитектуры, из них подавляющее большинство — это жилые дома. Представляющих историческую и культурную ценность замков — около 100, включая и руины, и подземные остатки. Уцелевших или восстановленных замков всего лишь около 20. Причем каждый второй памятник украинской культуры находится в аварийном состоянии. Сколько надо денег на возрождение памятников, никто даже не считал – больно много получается. Так, восстановление одного Успенского собора обошлось в 100 млн. грн., а ориентировочная стоимость реставрации памятников архитектуры национального значения — 800 млн. грн. Естественно, что о возрождении речь не идет, на это средств не хватает.

Недостаточность финансирования признается на государственном уровне – в 2007 году президент Украины Виктор Ющенко поручил Кабмину разработать план спасения украинского культурного наследия, что и нашло свое отражение в принятии Кабинетом Министров Концепции государственной программы на 2006-2011 гг. Она предусматривает проведение комплексного обследования и инвентаризации замков, включение их в государственный реестр недвижимых памятников Украины, уточнение объемов финансирования. Что интересно, во главу угла Концепция ставит приватизацию исторических памятников, тем паче, что это широко принятая мировая практика. У европейцев давно пользуются невероятным успехом романтические путешествия с проживанием в частных замках-отелях — старинных замках, построенных в XII-XIX вв. для королей и знатных особ, наследники которых превратили свои роскошные владения в комфортабельные отели. В Европе насчитывается более 800 замков-отелей, единственный нюанс: всюду они сохраняют первозданный внешний вид и содержатся в отличном состоянии. Стимулируется это порой низкой ценой исторического объекта, зато инвестор берет на себя обязательство по сохранности памятника. Возможно, этот метод помог бы спасти некоторые из архитектурных исторических ценностей Украины. Тем более, что они в этой помощи нуждаются.

Скифские курганы «в нагрузку»

Особенно остро проблема стоит на Западной Украине, которая во времена средневековья называлась страной замков. Все давние инициативы инвесторов завершались тогда, когда они знакомились с украинским законодательством. Так что большинство замков сегодня вообще бесхозные. Уцелевшие замки, которые отреставрированы и введены в культурный или хозяйственный оборот и значатся в государственной или коммунальной собственности, можно буквально по пальцам пересчитать.

Но больше других страдают старинные деревянные церкви. В настоящее время их на Закарпатье из 800 сохранилось лишь 114, преимущественно XVII-XIX вв. постройки. Каждый год Закарпатская область из-за пожаров и морозов теряет один деревянный храм, а в особо несчастные годы – по нескольку сразу. Подобное происходит и во Львовской области – там церкви также гибнут в пожарах, а причина их банальна и ужасна одновременно – местным священникам невыгодно хлопотать о спасении уникальных памятников, легче выбивать деньги на строительство новых. К тому же, реставрировать со временем становится просто некому – на всё Закарпатье осталось лишь шестеро человек, умеющих изготовлять «шингли» (специальные дощечки для кровли крыш), и самому молодому из них – 72 года.

Не лучше ситуация в Крыму – на территории полуострова находится более 4 тыс. памятников истории, время бытования которых простирается от эпохи палеолита и до настоящего времени. 123 крымских памятника относятся к категории объектов национального значения, однако деньги на их реставрацию из государственного бюджета Украины практически не выделяются. Кроме того, в настоящее время в Крыму отсутствует единый реестр памятников, из-за чего вместе с паями земли раздается большинство скифских курганов, а некоторые древние постройки сейчас представляют собой свалки или места обитания местных бомжей.

Ученые утверждают, что сегодня главную опасность для мирового культурного наследия представляет не столько разрушительное воздействие времени, сколько человеческая деятельность: военные конфликты, неуправляемая строительная активность в городах, вызванная сугубо экономическими причинами, и глобальное потепление. Вполне вероятно, что спустя несколько десятилетий большинство исторических объектов исчезнет вообще. А ведь так бы хотелось, чтоб наши дети и внуки могли любоваться на старинные замки, а не только знакомиться с местами, где они раньше стояли.

Подготовила Мария Борисова
по материалам: «Власть денег» , «Справедливая Россия»

Поделиться.

Комментарии закрыты