Топ-100

Говорящие с ветром

0

Вот уже более двух веков индейцы разных племен служат в американской армии. Их отвага, решимость и необоримый воинский дух высоко ценили военачальники Соединенных Штатов. Однако наиболее интересна история представителей индейского племени навахо.

Они служили во всех шести дивизиях морпехов, диверсионных и парашютных подразделениях. Их основная задача состояла в передаче важнейших донесений по телефону и рации на своем родном языке – своеобразном шифре, который японцам так и не удалось разгадать.

Ужас для лингвиста

Идею использовать язык навахо в военных целях предложил Филип Джонстон, сын миссионера, работавшего в этом племени, и один из немногих «чужаков», которые говорили на их языке свободно. Джонстон вырос в индейской резервации, участвовал в Первой мировой войне и знал, что поиски идеального шифра велись военными уже давно. При этом он знал и то, что в годы Первой мировой уже пытались передавать донесения на языках индейских племен – в частности, чокто. Однако Джонстон считал, что именно язык навахо идеально подходил для этой цели.

Этот уникальный язык отличался необычайной сложностью, и, кроме того, был бесписьменным. Никто не зафиксировал не только своды грамматических правил, но даже элементарный алфавит. Поэтому человеку, если он не принадлежал к племени навахо, выучиться языку было практически невозможно. По одним подсчетам, лишь 30 военнослужащих в годы Второй мировой войны научились понимать представителей индейского племени. И среди них не было ни одного японца.

В начале 1942 г. Джонстон изложил свои соображения генерал-майору К. Вогелу, командующему десантными силами Тихоокеанского флота. Проведенные испытания показали, что навахо могут закодировать, передать и раскодировать трехстрочное сообщение на английском за 20 секунд. Машинам того времени на ту же работу требовалось на 10 секунд больше. Это убедило Вогела, и он распорядился начать прием индейцев на службу в морскую пехоту.

Словарь, заученный наизусть

В мае 1942 г. первая группа навахо в 29 человек прибыла на специальную базу Пендлтон (Оушенсайд, Калифорния) и занялась разработкой шифра. В результате был создан словарь военных терминов, который требовалось заучить наизусть – никаких записей не велось. После окончания курса обучения радиста перебрасывали в какое-нибудь подразделение морской пехоты, базировавшееся на тихоокеанском театре военных действий. Его основной задачей была передача боевой информации и приказов по телефону и рации.

Когда радист-навахо получал сообщение, все, что он слышал, была череда бессвязных, на первый взгляд, слов на родном языке. Сначала радисту нужно было перевести каждое слово на английский. Затем он брал только первую букву английского эквивалента, чтобы обозначить все слово. Так, слова «вол-ла-чи» (ant, муравей), «бе-ла-сана» (apple, яблоко) и «тсе-нилл» (axe, топор) значили букву «а». Поэтому, чтобы сказать, например, слово «NAVY» (Флот), радист передавал следующее: «тса (niddle, игла) вол-ла-чи (ant, муравей) а-ке-ди-льини (victor, победитель) тса-а-цох (yucca, юкка).

Однако большинство слов, с которыми радистам приходилось работать, не имело эквивалента в их родном языке. Поэтому разработчики шифра придумали около 450 оригинальных обозначений для военных терминов, отсутствовавших в языке навахо. Так, «беш-ло» (Железная Рыба) обозначало подводную лодку, «да-хе-ти-хи» (Птица Грома) – истребитель, а «дебе-ли-зине» (Черные Люди) – взвод.

«Я так и не понял, что вы, ребята, хотели сказать»

К 1945 году около 540 навахо служили в морской пехоте, из них 375-420 человек – радистами. Помимо этого, индейцы работали курьерами и принимали участие в боях как обычные солдаты. Слава об исполнительности навахо, оперативности и качестве их работы гремела всю войну. Ветеран войны, майор Коннор заявлял: «Если бы не навахо, мы бы никогда не взяли Иводзиму». В подчинении у Коннора находилось 6 радистов-навахо, которые в первые два дня сражения работали круглосуточно, не покладая рук. Эти шестеро отправили и получили более 800 сообщений, и не допустили ни одной ошибки.

Японцев, имевших недюжинный опыт по взламыванию шифров, язык навахо поставил в тупик. По словам шефа японской разведки, генерал-лейтенанта Сейцо Арисуэ, они свободно разгадывали все шифры, кроме того, который использовался в морской пехоте. Шифровальщики-навахо смогли ввести в заблуждение даже собственного соплеменника, попавшего в плен при Батаане (около 20 навахо служили в американском контингенте на Филиппинах). Солдат, которого заставляли слушать перехваченные донесения, впоследствии искренне признался радисту-навахо: «Я так и не понял, что вы, ребята, хотели сказать».

Шифр, разработанный навахо, не утратил своей ценности и после войны. По этой причине сам он и имена тех, кто был с ним связан, были засекречены. И лишь в 1997 году радисты-навахо, чьи отвага и мастерство спасли многие жизни и внесли значимый вклад в конечную победу в войне, наконец получили признание правительства и общества. 17 сентября того же года на торжественной встрече в Пентагоне им вручили правительственные награды.

Кстати, в Америке до сих пор действует специальная выставка, на которой представлены уникальные фотографии, снаряжение и сам текст шифра – словарь и его полный перевод на английский язык.

Подготовила Мария Борисова,
по материалам: «Месоамерика», «Википедия»

Share.

Comments are closed.