Как индейцы пытались выйти из состава США

0

Резервация «Пайн Ридж» в Южной Дакоте начинается в получасе езды от горы Рашмор, в которой высечены лица Вашингтона, Джефферсона, Рузвельта и Линкольна.

Резервация получила печальную известность после перестрелки в поселке Вундед Ни между федералами и членами Движения американских индейцев (ДАИ) в 1973 году. Здесь на площади в 8 тысяч километров сегодня проживает около 20 тысяч индейцев олгала племени лакота-сиу.

Вместо хлеба-соли гостей на индейской земле в Америке принято встречать… однорукими бандитами, и «Пайн Ридж» здесь не исключение: только въехал на резервацию, сразу казино «Прэри Виндз». То ли благодаря идущим в казну племени игорным доходам, то ли благодаря бизоньему вяленому мясу «джерки», которое с охотцей раскупают заезжие бледнолицые, но по меркам третьего мира живут лакота-сиу вполне сносно, если не отвлекаться на безработицу на уровне 45%, подростковые самоубийства, в два с половиной раза превышающие средненациональный показатель, и самую короткую продолжительность жизни (44 года для мужчин) на планете.

Нарушенное соглашение

В 1868 году в Форте Ларами правительство США и индейцы подписали соглашение, по которому территория «Блэк Хиллз» (Черные Холмы), где и находится гора Рашмор, переходила к лакота-сиу «в абсолютное и неприкосновенное пользование и заселение», и бледнолицым вход на эти земли был заказан. Но пошли слухи о найденных там золотых самородках, и старатели рекой потекли в Черные Холмы, нарушая соглашение и попирая федеральные законы. Солдаты 7-го кавалерийского полка генерала Кастера, призванные следить за соблюдением условий соглашения, несильно останавливали их. Многие историки считают, что администрация президента Улисса Гранта сознательно пошла на конфликт с индейцами, потому что калифорнийская золотая лихорадка к этому времени сошла на нет, и экономика западной части США была не в лучшей форме.

И он не замедлил развязаться, потому что индейцы стали резать старателей, а армия – карать индейцев. Единичные вылазки переросли в войну за Черные Холмы 1875-1876 гг., в ходе которой индейцы разбили войска полковника Кастора в сражении при Маленьком Большом Роге, где сам Кастер погиб. Победа, правда, была недолгой, потому что американское правительство прижало лакота-сиу и отобрало Черные Холмы в 1877 году. «Спору нет – индейцев провели по-крупному. Здесь это все знают», – сказала мне Делла Хейз в магазине индейских и ковбойских сувениров «Уолл Драг», тянущемся на один квартал из трех имеющихся в городке Уолл. А в 1890 году в городке Вундед Ни в Южной Дакоте федеральные власти убили от полутора до трех сотен индейцев сиу…

Лишь в 1975 году Комиссия по рассмотрению индейских претензий постановила, что действия правительства были неконституционными и что индейцам полагается ретрибуция. Правительство, разумеется, это постановление обжаловало, и только в 1980 году Верховный суд США, поддержав постановление Комиссии, признал конфискацию Черных Холмов неправомерной и присудил компенсацию в 17.5 миллионов долларов за землю (конвертируя цены 1877 года) и 105 миллионов долларов за набежавшие за 103 года проценты. Вожди лакота-сиу денег тогда не взяли, заявив, что святые места не продаются и что им нужна земля. Потом, конечно, нашлись среди вождей ренегаты, которые заговорили было, что компенсация улучшила бы положение в резервации, но ДАИ затыкало им рот, напоминая, что у индейцев – собственная гордость. «Нам не нужны гражданские права белого человека, – говорил тогда один из лидеров ДАИ Рассел Минс. – Мы добиваемся наших собственных суверенных прав…»

Но время, когда Минс и его соратники по движению собирали многотысячные митинги, прошло. ДАИ одряб и погряз во фракционной борьбе, Минс стал пробовать себя в голливудских вестернах (роли в фильмах "Следопыт" (Pathfinder, 2007), "Последний из могикан" (The Last Of The Mohicans, 1992), "Прирожденные убийцы" (Natural Born Killers, 1994)), и воз с Черными Холмами остался там, куда его засунули правительственные чиновники, – под сукном.

И вдруг 20 декабря 2007 года как гром среди ясного неба прозвучало заявление Минса о том, что лакота-сиу выходят из США и провозглашают независимую Республику Лакота на исторической территории племени в пяти штатах (Южная и Северная Дакота, Вайоминг, Небраска и Монтана) со своими паспортами, водительскими правами и валютой. Ее граждане будут освобождены от налогов, если откажутся от гражданства США. Активисты лакота назвали договоры "никчемными словами на никчемной бумаге" и обвинили американцев в неоднократном нарушении этих договоров, приведя также статистику смертности и низкого уровня жизни индейцев.

Все решили, что это PR-ход. Минс давно слыл талантливым агитатором, трубя о бесправном положении коренных обитателей Америки такими громкими акциями, как захват модели «Мэйфлауэра» во время празднования 350-летия высадки пилигримов на День Благодарения в 1970, как Марш нарушенных соглашений и захват Бюро индейских дел в Вашингтоне в 1972 году и как противостояние в Вундед Ни. Но в январе 2008-го я был на кинофестивале «Санденс» в Юте и не поленился заглянуть в Южную Дакоту посмотреть на индейский быт и познакомиться с возмутителем спокойствия.

Согнувшиеся под тяготами

«Отдать Черные Холмы лакота? А почему именно им? Там до них были и чейены, и хидатса, и кайова… А еще до них, наверное, те, что от вас через Берингов пролив перешли! Может, в России найдутся их потомки? Заодно можно отдать Англию кельтам, а Рим – римлянам!» – потряс меня своей эрудицией ночной портье в Рэпид-Сити, с которым я поднял эту тему в 6 часов утра перед выездом на резервацию «Пайн Ридж».

Индейцам сегодня приходится выбирать между культурой предков и благополучием потомков. Школьники всех уровней изучают лакота вторым языком по полчаса в день. Немудрено, что средний возраст носителя языка составляет 65 лет! Учителя, с которыми я познакомился, когда заглянул в школу в поселке Кайл, понимают, что этого недостаточно, но им не до того: проблемы с алкоголем и наркотиками начинаются уже в начальной школе! На подъездах к Кайлу стоят трогательные щиты с отпечатками детских ладошек и надписью «Наши руки не коснутся наркотиков». Зато взрослые руки дотянулись до медных труб в общественных зданиях и даже в своих домах, чтобы продать их на металлолом, потому что оказалось, что без водопровода прожить можно, а без метафетамина – нет.

Учительница Мэри Янгбеар (Медвежонок) помнила, что когда в 1984 году от неправильного лечения у нее умер двухлетний ребенок, Рассел Минс и ДАИ помогли ей организовать демонстрацию, чтобы привлечь внимание к низкому уровню медицинской помощи, получаемой индейцами на резервации (их белые жены и мужья вынуждены ходить к врачу за 70 миль в Рэпид-Сити, потому что на резервации лечат только индейцев). «Мы не можем отказаться от федеральных субсидий. Кто будет оплачивать жилье и отопление пожилым и безработным?» – занервничала она. «Сохранимся ли мы как народ через 200 лет – большой вопрос. Когда я объясняю студентам, почему они должны изучать язык и традиции лакота, я говорю, что это уникальность, которой они наделены от рождения, и нельзя дать ей пропасть. А они, наоборот, хотят ассимилироваться и часто отказываются от своих индейских имен», – сетовала преподавательница в Лакота Колледже.

Индейцы производили впечатление мягкотелой, абсолютно мирной и, несмотря на большой рост и вес (одно из самых часто встречающихся заболеваний среди них – диабет), подвижной нации. «Неважно, что у них на ногах: они всегда входят и выходят пугающе бесшумно», – сказала мне кассир в торгующей спиртным лавочке в паре миль от границы резервации, куда индейцы ездят «заправляться». За ее пределами они чувствуют себя неуютно, хотя отсутствие работы на земле предков создало огромную диаспору: 70% лакота разъехались. Другие уезжали, но потом возвращались обратно, не в силах совладать с агрессивной энергией больших городов. «Мы пробовали жить в Сиу Фоллз, но там такой сумасшедший ритм жизни…» – сказала дочка хозяина мотеля. Я потом посмотрел атлас: население Сиу Фоллз – 136 тысяч человек…

Два выборных президента соседних племен, Джозеф Брингз Пленти, председатель клана чейен-ривер-сиу, и Родни Бордо, президент клана роузбад-сиу, согласились, что земли у них украли. «Сколько себя помню, речь об отделении шла чуть ли не каждый раз, когда мы садились ужинать…» – заявил первый. «Наши деды за эти соглашения кровь проливали… они охраняют наши земли, наши реки, наши права и нашу суверенность, – по телефону сказал мне второй. И добавил: – Не будь этих соглашений, межнациональные корпорации, которые держат под контролем США, уже бы давно отобрали у нас эти земли». Ничего я на это не сказал, хотя в газете «Рэпид Сити Джорнал» прочел, что президент оглала-сиу Джон Стил (Желтая Птица)  обвиняется в сношениях с компанией, собирающейся добывать уран на резервации «Пайн Ридж». Та самая Желтая Птица, которой Рассел Минс проиграл на выборах 2006-го года.

«Я не боюсь»

Когда я приехал к Расселу, он заканчивал телефонное интервью канадскому радио и был настроен решительно. «Мы вернемся к изначальным принципам, на которых строилась эта страна, к семейному фермерству и скотоводству», – словно продолжая разговор, повернулся он ко мне, положив трубку.

«Жители республики Лакота будут по-настоящему свободны, потому что они будут сами нести ответственность за свою общину, а не перекладывать это на политиков. Пусть в этот раз правительство попробует снова отмахнуться от нас. Все, что я делаю, абсолютно легально, в полном соответствии с 6-й статьей Конституции. Мы готовы разговаривать с любым правительственным органом. Иначе у нас будут все основания подать на американское правительство в суд».

«Я не боюсь потерять федеральные дотации. Сегодняшние резервации – это те же колонии. Любая колониальная система подпитки приводит к зависимости. Система распределения денег внутри резерваций прогнила до костей. Федеральные доллары все равно на резервации не задерживаются. Неважно, что большинство нас пока не поддерживает. Знаешь, сколько нужно людей, чтобы создать критическую массу в любом начинании? Всего 2%!!! Как только мы добьемся энергетической независимости и станем бесплатно раздавать электроэнергию, желающих к нам примкнуть станет больше. Откуда возьмем? Мы поставим ветряки! Ветра, дующего над Дакотой достаточно, чтобы залить светом всю страну».

«У нас будет своя валюта, и за ней будут стоять золотой и серебряный запасы. 40% природных богатств США находится сегодня на территории индейских резерваций. Поэтому нам так важно вернуть отобранные у нас земли. Мы подали петиции о наложении ареста на все земли лакота, которые нелегально находятся в федеральном или штатном пользовании, и прежде всего на территорию Черных Холмов. После того, как петиции будет дан ход, только суд будет вправе решать правомочность владения ими американским правительством».

Я помню, что тогда мне стало не по себе. Не от того, каким Рассел видел свою республику Лакота, хотя я и признался ему тогда, что, как по мне, она смахивает на город солнца.

Пока я сидел у Рассела в гостях, похолодало, и дорога быстро обледенела. Мой хлипкий взятый в аренду «Ниссан» скользил вправо-влево, но на довольно крутой подъем, начинающийся у ворот ранчо, заползать отказывался. Рассел вывел из гаража грузовичок и буквально вытолкал меня наверх. «Так и быть, никому не расскажу, что индеец русскому в снегу помог», – пошутил он на прощание.

Несмотря на то, что провозглашение Республики Лакота имело широкий резонанс, ни одно из существующих государств не признало ее независимость. Однако члены общности лакота (куда, помимо индейцев, входят также многие белые американцы, приезжающие жить на территорию непризнанной республики) до сих пор активно участвуют в различных политических акциях, защищая свои территории и права коренных народов.

…А индейский Кампанелла так и не поправился. У Рассела обнаружили рак пищевода, он отказался от оперативного вмешательства, которое лишило бы его возможности говорить, и прибегнул к комбинации народной индейской медицины и точечного облучения. Сообщалось, что опухоль существенно уменьшилась. Однако, болезнь победила. Рассел Минс умер 22 октября 2012 г. в возрасте 72 лет в своем доме в резервации в Дакоте. В обращении, написанном им за два дня до смерти, он призвал своих сторонников посвятить себя "борьбе за независимость и свободу индейцев лакота, всех коренных народов и вообще всех людей".

Алексей Дмитриев,
«Голос Америки»

Поделиться.

Комментарии закрыты