Топ-100

«Комедия и мелодрама, застрявшая в прошлом»

0

Когда родилась мода? Наверное, вместе с человечеством. Именно в тот самый момент, когда первобытная женщина захотела быть привлекательной.

Одеждой, вернее, ее простейшими видами человек начал пользоваться уже в эпоху палеолита. Во всяком случае, об этом свидетельствуют археологические находки – каменные скребки для обработки шкур и костяные швейные иглы. А в качестве первых материалов для одежды использовали шкуры животных, рыбью кожу, траву, листья и даже кору. Тогда костюм имел лишь одну функцию – защиту тела человека от различных воздействий внешней среды, весьма вредной для его слабого тела.
Материал для одежды постоянно совершенствовался, вместе с ним менялся и костюм. Известно, что в эпоху неолита сложились основные типы одежды, которые, как это ни удивительно, существуют и поныне! В период разделения человеческого общества на классы и сословия разделилась и одежда по половому, социальному, имущественному признакам. Теперь помимо защиты, одежда была представителем своего хозяина и много говорила о его социально-имущественном статусе, религиозных пристрастиях и эстетических представлениях.
Так что портной – профессия очень древняя и почетная во все времена, поскольку от мастерства, таланта и вкуса портных всегда зависит внешний вид человека.

«Как денди лондонский одет…»
Столицей моды, несомненно, считается Париж. Только и английские портные с лондонской улицы Сэвил-Роу (Севилский ряд), расположенной в центре столицы рядом с площадью Пиккадилли, имеют мировую славу. Именно они 2 столетия шили на заказ лучшие в мире костюмы для всего английского истеблишмента, включая монархов и премьер-министров. Именно портные с Сэвил-Роу создали в начале XIX в. образ лондонского денди – отправной точки современной дизайнерской моды. Они также создали и знаменитый лондонский покрой мужского двубортного костюма и привили миру вкус к лондонскому образу. Британский еженедельник «Тейлор и Каттер» («Портной и раскройщик») писал, что «мужчина не может ухаживать убедительно, если не носит пальто, скроенное в пределах полмили от Пикадилли». Недаром английский драповый костюм считали квинтэссенцией мужественной утонченности. 300 лет назад земля, по которой сейчас проходит Сэвил-Роу, принадлежала графу Берлингтону, который в 1695 г. передал часть парка в поместье в аренду. Кстати, улица носит имя жены графа, леди Дороти Сэвил. И уже в 1785 г. здесь появилось ателье Gieves & Hawkes. Только своей славой Сэвил-Роу обязана известному денди – законодателю английской мужской моды Джорджу Брайану Бруммелю, прозванному Красавчиком. Он был частым гостем у портных на Сэвил-Роу.
Особую популярность английскому стилю и процветанию британской моде принес разгром бонапартовской Франции (Великобритания тогда входила в антинаполеоновские коалиции). К тому же в 1823 г. сюда перебрался популярный портной Джеймс Пул (его сын Генри задавал тон в мужской моде более 50 лет, а его именем – Henry Poole – названо одно из самых известных ателье, существующее до сих пор). Кстати, большинство расположенных на этой улице ателье и фирм названо в честь их основателей.
Так что к началу 40-х гг. XIX в. на Сэвил-Роу работали уже несколько десятков ателье, обшивавших британскую аристократию и европейских монархов, покровительство которых и превратило ее в мировой бренд. И сегодня на Сэвил-Роу находится прославленная «Большая шестерка»– самые старые, авторитетные и аристократичные ателье – Anderson & Sheppard, H. Huntsman & Sons Ltd., Gieves & Hawkes, Henry Poolе, Kilgour French & Stanbury и Kenneth Brown.
У Anderson & Sheppard, например, шили фраки Марлен Дитрих, Том Форд и на свою свадьбу с Камиллой Паркер-Боулз принц Чарльз. В Henry Poolе & Co шили костюмы для Эдуарда VII, Александра II, Александра III, Наполеона, Черчилля и де Голля (среди клиентов фирмы – более 50 европейских монархов, главы государств Старого Света). Что касается Gieves & Hawkes, то их покупателями были адмирал Нельсон и герцог Веллингтон, здесь проходила церемония прощания с телом исследователя Африки Дэвида Ливингстона, который однажды встретился на берегах о. Танганьика в костюме от Gieves & Hawkes с журналистом Генри Стэнли, посланным на поиски Ливингстона, который был одет в твидовый костюм от Henry Poole. Известный английский египтолог Говард Картер и лорд Карнарвон спускались в гробницу Тутанхамона в костюмах от Norton & Sons.
Kilgour шила костюмы для президентов США, а Фред Астер снимался в фильме «Цилиндр» в костюме от Kilgour French & Stanbury. Портные из ателье Gieves & Hawkes одели Чарльза Лоутона для съемок в фильме «Мятеж на «Баунти»». Клиентами Сэвил-Роу были голливудские звезды – Гарри Купер, Кэри Грант, Кларк Гейбл, Фрэнк Синатра, Шон Коннери, Том Круз, Дэниел Крейг и музыканты Эрик Клептон, Мик Джаггер…
Кроме того, работники Gieves & Hawkes утверждают, что именно на их крыше в последний раз дали концерт The Beatles, потому Сэвил-Роу пользуется у поклонников легендарной группы популярностью.
Только сегодня улице приносят славу не известные клиенты, а костюмы, сшитые здесь, которые автоматически причисляют владельца к элите, поскольку Сэвил-Роу – лучшая рекомендация. Даже по-японски европейский деловой костюм называется «себиро» – искаженное «Сэвил-Роу».

Визитка есть. Визитки нет!
Визитной же карточкой Сэвил-Роу стали костюмы bespoke, сшитые на заказ по индивидуальным лекалам.
Как только клиент появился в ателье, у него тотчас спросят: «Где сэр намерен носить костюм? В зале заседаний совета директоров, за обеденным столом, на свадьбе или в палате лордов?» Затем обсудят материал (шерсть, твид, шелк, кашемир), обговорят узор ткани (полоска, клетка, однотонная) и уж только тогда перейдут к замерам (закройщики работают архаичными метрами и мелками, помечая самые неожиданные места, и порой снимают до 30 мерок, учитывая малейшие изгибы фигуры). О том, как ответственно здесь относятся к делу и дорожат репутацией, говорит тот факт, что когда шьют рубашку, обязательно учитывают даже форму и размер часов заказчика!
Сняв мерки, закройщики изготавливают персональные лекала из особой коричневой бумаги, раскраивают ткань. На первой примерке вносят изменения: где-то добавляют или убавляют. На следующих примерках уже идет подгонка до идеала. Каждый костюм bespoke – это произведение искусства, на которое уходит в среднем от 6 до 8 недель. Стоит такой костюм от $3 тыс. до $10 тыс. Зато носится он лет 10, а то и больше.
«Нам нередко приносят костюмы, сшитые у нас же в тридцатые годы. Почти все в очень неплохом состоянии. Конечно, необходимо заменить подкладку, но все остальное целое и на месте», – сокрушался в 2008 г. в интервью лондонской Guardian Грэм Лоулесс из ателье Davies & Son. Пиджаки там, например, шьет специальный мастер. Причем, он не станет шить брюки или жилеты. Ведь его учили шить только пиджаки! Так что, для того чтобы сшить костюм-тройку, нужно много специалистов узкой направленности. Зато на Сэвил-роу сшить могут что угодно – от бриджей для верховой езды до полного церемониального костюма спикера палаты общин.
Единственное, чего не могут эти портные, – справиться с реалиями нового времени. Трудно им стало конкурировать с мировыми брендами и фирмами, которые изготавливают подделки с лейблами «Сэвил Роу». Неудивительно, что еще в 2006 г. на Сэвил-Роу состоялась уникальная акция протеста: более 150 закройщиков и портных бряцали ножницами, метрами и другими орудиями своего труда, требуя защитить их улицу от «выскочек» типа Гуччи, Пола Смита и Луи Вуиттона.
Свою роль сыграл и кризис. Так, Hardy Amies, обшивающая высшую знать, в конце 2008 г. закрыла все филиалы, сохранив лишь главное ателье на Сэвил-Роу, 14. Anderson & Sheppard, ателье, открывшееся в 20-е гг. ХХ в., вынуждено переехать с улицы, ставшей жутко дорогой из-за их же мастерства, в помещение попроще и поменьше на Олд Берлингтон-стрит, 32. Да и клиенты решили поэкономить свои личные средства. Многие из них изменили Сэвил-Роу и перешли на сравнительно менее затратную одежду других фирм. Например, Hugo Boss. Людей, готовых выложить тысячи фунтов за костюм,

становится все меньше. Даже визитка Сэвил-Роу – наследник британского престола принц Уэльский Чарльз, который 20 лет неизменно шил костюмы только в Anderson & Sheppard, перестал пользоваться услугами Сэвил-Роу. Причем, принц прекратил покупать на Сэвил-роу даже рубашки. Как отмечают светские круги британской столицы, в смене костюмных предпочтений Чарльза не обошлось без его супруги – герцогини Корнуоллской Камиллы.

Победа доступной роскоши
Есть еще одна проблема на Сэвил-Роу. Теперь там не хватает… хороших портных. Если в 1901 г. только в Henry Poole работали 300 портных, то сейчас на всей Сэвил-Роу не наберется и 200. Портные нынче дороги (мастер по пиджакам зарабатывает 1 тыс. фунтов в неделю), учиться надо долго: чтобы назваться портным-новичком, нужно 3–5 лет постигать только азы профессии, а старые спецы неохотно обучают молодежь. Конечно, колледж Ньюхэм начал подготовку 13 студентов для Сэвил-Роу. Только будут ли они шить bespoke? Поскольку везде теперь увлекаются костюмами made-to-measure – сделанные по мерке – нечто среднее между сшитыми на заказ и готовыми. Мерки заказчика отсылаются на фабрику, чаще всего за границу, где вручную и на машинах подгоняют стандартные комплекты (экономится время и деньги клиента – стоимость одежды снижается втрое).
Бесспорно, bespoke – элегантность и идеальная посадка на века. Зато made-to-measure дешевле, и качество у них неплохое, носятся они лет 5, да и надеть их можно сразу.
Потому даже в известных ателье на Сэвил-Роу с каждым годом их шьют все больше. А что будет дальше? Чтобы не потерять ремесло, еще 5 лет назад приверженцы традиций bespoke образовали союз Savile Row Bespoke, даже составили список обязательных характеристик: возможность выбора ткани как минимум из 2 тысяч образцов, не меньше 50 человеко-часов, непременное отсутствие машинной работы и др. Только сейчас на Сэвил-Роу все же торгуют костюмами, которые этим требованиям не отвечают. Держатся из последних сил и шьют костюмы только на заказ лишь Anderson & Sheppard, Dege & Skinner, Henry Poole и Norton & Sons. Однако и им угрожают подделки под костюмы bespoke и некий удешевленный их вариант ($200 или $495), хоть и сшитый по индивидуальным меркам, но с машинным кроем и шитьем в Германии. Зато клиент считает себя владельцем истинного bespoke! Портные обратились за помощью к британскому регулятору рекламного рынка – Advertising Standards Authority, которая в июне 2008 г. вынесла решение: «Потребители вправе ожидать, что костюм, сшитый на заказ, будет шиться строго по их меркам. Однако большинству потребителей все равно, как он будет шиться – полностью вручную (…) или частично с применением машин». В Sartoriani назвали вердикт ASA победой доступной роскоши.

К слову сказать, некоторые ателье с Сэвил-Роу давно уже не чисто английские, а принадлежат иностранцам: Gieves & Hawkes с 1997 г. владеет гонконгский бизнесмен, химическая группа JMH из Дубая купила Kilgour French & Stanbury, а Li & Fung из Гонконга приобрела Hardy Amies. Есть еще одно «но». По требованию регулятора ASA ателье Richard James как-то пришлось срезать ярлыки «сделано в Англии» с костюмов, сшитых на Маврикии. Хотя представители ателье доказывали, что не обманывали покупателей, дескать, все костюмы доделывались в Англии (пришивали пуговицы и рукава), убедить чиновников так и не удалось.

Стиль – это продолжение тебя
Тем не менее, английский портной Даррен Биман с Сэвил-Роу пользуется огромной популярностью в России. Его пригласили сшить несколько костюмов для простых россиян – покупателей мобильных телефонов известной марки, победителей акции «Хочешь измерить свой стиль? Жди портного из Лондона!». К слову сказать, мастерство Бимана ценили самые взыскательные и искушенные заказчики: принц Уэльский, бывший король Греции Константин, Кельвин Кляйн, Кевин Спейси и Камерон Диаз. Теперь и на улицах Москвы можно встретить людей, одетых как настоящие лондонские денди.
Говорят, Джорджио Армани как-то назвал Сэвил-Роу «комедией и мелодрамой, застрявшей в прошлом». Резко, но отчасти верно. Ведь Сэвил-Роу – это просто совершенство традиционного ремесла. Только на сегодняшний день не очень-то жизнеспособного и невостребованного. Краха там, конечно, там не будет. Скорей всего, портные что-нибудь придумают и трансформируют свое умение в русле современности. Иначе они рискуют превратиться из бренда мирового значения в музей. …В 30-е гг. ХХ в. идеальный джентльмен обязательно должен был одет в заказную моду – мужское платье, сшитое у портного, чтобы показать классовое различие. Только и сегодня потребность многих любителей изящно одеваться имеется. И они продолжают тратить усилия и деньги на пошив заказной одежды. Ибо только стремящийся к стилю человек знает, что подлинная стильность – это ни что иное, как продолжение его самого…

Подготовила Соня Тарасова,
по материалам MIGnews.com, Jaklin.com.ua, «Вести»

Share.

Comments are closed.