Кортик – символ ярости и чести

0

Кортик – короткий кинжал — известен прежде всего как обязательный атрибут моряков. Однако это оружие получило широкое распространение в пехоте, инженерных частях войск. И нередко являлось символом государственной власти.

Абордажное оружие

Кортики известны в Западной Европе в качестве грозного абордажного оружия с XVI века, когда в отчаянных рукопашных схватках на палубе и во внутренних помещениях судна с длинным палашом или шпагой невозможно было развернуться.

Первые кортики нередко изготавливались из поврежденного холодного оружия, сохранившего эфес — рукоятку и фрагмент клинка. Морские кинжалы на заре Нового времени были весьма внушительной длины: от 60 до 80 сантиметров. И позволяли наносить как колюще-режущие, так и рубящие удары. Таким описано применение кортиков в романе Р. О. Стивенсона «Остров сокровищ». В последующем длина клинка постепенно уменьшается, а с исчезновением абордажа становится элементом формы.

В России кортики известны с XVIII века. Использование коротких ножей на русском флоте могло быть в Северной войне (1700—1721), которая велась между Швецией и Северным союзом (Россия, Саксония, Польша, Дания) за гегемонию на Балтике. Отмечены четыре боя на воде (из них два на море), когда имели место крупные рукопашные схватки. Но кортики были у моряков, а ударную силу русских абордажников составляли пехотные части, которые во время движения галер сидели на веслах, а в бою использовали привычное пехотное вооружение.

В XVIII столетии кортики принимаются и на вооружение русской пехоты. Сначала в 1730 году короткий нож заменил длинную шпагу у нестроевых бойцов, а в 1773 году был принят в качестве холодного оружия унтер-офицеров егерей. В ближнем бою кортик насаживался на ствол штуцера – ружья с нарезным стволом, выполняя таким образом роль клинкового штыка.

Боевая награда

Кортик мог выступать в качестве наградного георгиевского или анненского оружия. Орден Св. Анны четвертой степени был исключительно боевой наградой, часто давался за ранение и прикреплялся на рукоятке клинка. Более высокой наградой являлось георгиевское оружие. Оно занимало положение более низкое, чем орден Св. Георгия, тем не менее, вручалось только за военный подвиг.

Традиция награждения георгиевским оружием восходит к русско-шведской войне 1788-1790 годов. Хотя кинжал и назывался «золотым», реально позолоченным был только эфес. Примечательно, что человек, поощряемый за воинскую доблесть, сам заказывал себе кортик за собственный счет и при награждении получал лишь соответствующий документ. По желанию он мог получить георгиевский кортик своего предка (если он был таковым уже награжден). Были случаи, когда офицеры корабля преподносили отмеченному наградой сослуживцу или командиру в знак особого уважения, заказанный на общие средства георгиевский кортик.

В музейных коллекциях хранится наградной кинжал вице-адмирала Кербера, отмеченного памятным оружием за кампанию 1914 года. В период Русско-японской войны он был старшим офицером крейсера «Богатырь», а затем на флагманской «России». Эти корабли входили в состав Владивостокского отряда крейсеров, более известного как «эскадра невидимка». В годы Первой мировой — Кербер был начальником штаба командующего силами Балтийского флота. Умер Кербер в 1919 году в Лондоне. В наши дни его георгиевский кортик экспонируется в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве.

Оберег от государственной измены

В петровскую эпоху на кортик, по регламенту, члены Синода присягали, как и все чиновники, на верность царю и обязывались «в мирские дела и обряды не входить ни для чего». За всем этим незримо стояла не забытая опасность гордыни патриарха Никона и политической борьбы между светской и духовной властью. Известно, что как раз при помощи кортика Петр I закрыл вопрос об избрании нового патриарха, когда в ответ на недовольный ропот духовенства царь обнажил кортик и вонзил его в стол со словами: «А противомыслящим вот булатный патриарх».

Интересно, что русский кинжал моряков был заимствован немцами в 1902 году. Ведь заимствование того или иного образца вооружения в мировой практике – явление распространенное. Это во многом касалось и кортиков. Когда кайзер Вильгельм II обходил строй русских моряков крейсера «Варяг», то был восхищен внешним видом оружия и приказал подобный образец ввести в арсенал немецкого флота. Еще раньше — в 1880-е годы – русский кортик был заимствован и будущим противником России — Японией, где он был стилизован под миниатюрный самурайский меч.

Юрий Старшов,
«Русская семерка»

Поделиться.

Комментарии закрыты