Первый кризис-менеджер Российской империи

0

Судьба одарила Алексея Орлова – брата екатерининского фаворита Григория Орлова – на редкость эксклюзивным талантом вытягивать Российскую империю из сомнительных ситуаций.

Технология успеха

Говоря современным языком, Орлов был классным кризис-менеджером, то есть умел решать вопросы. «Неукротимые, бурные силы жили в этом необычайном человеке,— писал академик Е. Тарле,— в жизни своей Алексей Орлов был человеком абсолютно ни перед чем не останавливающимся. Никакие, ни моральные, ни физические, ни политические препятствия для него не существовали, и он даже не мог взять в толк, почему они существуют для других…”

Способствовала успеху Алексея и сплоченная команда единомышленников – четыре брата-удальца. Но более всего повезло Орлову с личным промоутером. Именно покоривший сердце великой княжны Екатерины Алексеевны старший брат, жгучий мачо Григорий Орлов обеспечил присутствие Алексея в большой политике.

Удачный дебют

Условно говоря, кризис-менеджер отличается от управленца тем, что берет бразды правления в свои руки тогда, когда ситуация обретает угрожающие масштабы и ловким маневром выводит ее из пике.

Алексей Орлов так и поступил. В 1761 г. муж Екатерины сел на трон и новоявленная императрица тот час испытала на собственной шкуре силу нелюбви, которую питал к ней Петр III. Соответственно, немилость нависла и над фаворитами Екатерины, которым в лучшем случае грозила опала, а худший даже не хотелось рассматривать.

Казалось бы, тупиковая ситуация? Не тут-то было! Не долго думая – время поджимало – Алексей сказал «мы пойдем другим путем» и со товарищи устроил государственный переворот, усадив любовницу брата на российский трон.

События тех давних лет не единожды описаны в книгах и показаны в фильмах, поэтому останавливаться на них нет смысла. Однако заслуживает внимания такой эпизод: в самый критический момент в покои Екатерины ворвался Алексей Орлов и фактически заставил молодую императрицу «перейти Рубикон» и «взорвать за собой мосты».

До сего момента участие Екатерины в событиях сводилось к пассивному соучастию. Когда же следовало явить себя гвардии, Екатерина стушевалась. Оно и понятно: страшно, на кону корона и жизнь.

Судя по воспоминаниям императрицы, Екатерина была почти не знакома с Алексеем. Тем больших усилий потребовалось Орлову, чтобы в условиях смертельной опасности, когда счет шел на минуты, «нарастить крылья» и заставить Екатерину поддержать заговорщиков.

Конец – делу венец

Российская империя присягнула Екатерине, в наивной уверенности, что Петра нет в живых. «Повсюду уже распускали слух, будто император накануне вечером упал с лошади и ударился грудью об острый камень, после чего в ту же секунду скончался», — сообщал советник датского посольства Шумахер.

Сама императрица в своем манифесте «упаковала» этот актуальный вопрос в туманную формулировку: «Мы были вынуждены, в конце концов, прибегнуть к Господу и его справедливости и, исполняя общее и нелицемерное желание всех подданных, взойти на Наш верховный русский императорский трон».

Между тем, подписавший отречение, арестованный Петр III пребывал в добром здравии. Но под надзором Алексея Орлова! Надо ли удивляться, что здравие довольно быстро сменилось летальным исходом? Вскоре Екатерина II выпустила очередной манифест: «На седьмой день после того как Мы взошли на всероссийский престол, Мы получили известие, что бывший император Петр III… заболел тяжелыми коликами. Памятуя о Нашем христианском долге и о священных заповедях, которые предписывают Нам заботу о жизни ближних, Мы сразу же приказали послать ему все, что… необходимо для скорейшей врачебной помощи. Но к Нашему величайшему горю и сердечной скорби вчера вечером Мы получили известие, что он по воле Высочайшего Господа усоп».

Накануне смерти экс-императора Алексей Орлов сообщил новой государыне: «Матушка… здравствовать Вам мы все желаем несчетные годы. Мы теперь благополучны. Только наш очень занемог, и схватила его нечаянная колика, и я опасен, чтоб он сегодняшнюю ночь не умер, а больше опасаюсь, чтоб не ожил».

Письмо это обнаружил после смерти Екатерины ее сын, император Павел, которому судилось, как отцу, погибнуть в ходе дворцового переворота.

Но это будет позднее. Пока после похорон Петра III (он был погребен без надгробья и надписи) Екатерина щедро наградила своих верных помощников. Орловы получили графские титулы, деньги, крепостных. Лейтенант Алексей Орлов стал секунд-майором Преображенского гвардейского полка в чине генерал-майора. Но главное, обрел доверие императрицы.

Мастер тонких дел

Это доверие Алексей оправдал, став участником очередного заговора, направленного против еще одного помазанника Божьего.

В шлиссельбургском каземате уже более 20 лет томился узник, царевич Иоанн VI, свергнутый некогда Елизаветой Петровной. Екатерине он был решительно не нужен, даже опасен, посему молодой человек покинул бренный мир с помощью Орлова. Правда личного участия в убийстве граф Алексей не принимал – нашлись другие исполнители – но стоял у руля, и это обсуждалось весьма упорно.

Так же молва приписывала Алексею вмешательство в государственные дела, которое он осуществлял через своего агента влияния – Григория. Но в реальную власть Алексей никогда не рвался. Его вполне устраивала роль серого кардинала.

Семь верст – не крюк

Еще больше упрочилось положение Алексея после реализации очередного «проекта» под условным названием «Война с Турцией», в котором граф проявил основное свойство кризис-менеджера – интуицию возможностей. То есть, умение находить решение в самых тупиковых ситуациях.

Теперь представьте: идет совещание, собрались первые люди империи, решаются перспективы войны с Турцией. И тут 30-летний (пацан!) КАВАЛЕРИЙСКИЙ генерал Алексей Орлов эдак спокойно предлагает: а не зайти ли нам, господа, в тыл турецкого флота и не накрыть ли противника. Потрясенные оригинальностью мысли, умудренные опытом и знаниями спецы-мореходы пришли в ужас! Бред! Дилетантство! Но взяв себя в руки, деликатно намекнули: для этого надо всего-ничего всей эскадрой обогнуть Европу. Что ж, надо, значит, надо, признал Орлов. Семь верст – не крюк.

И с одобрения Екатерины эскадра двинулась в дальний путь.

В итоге, русский флот во главе с Орловым разбил сильнейший, веками господствовавший в Средиземном море турецкий флот в собственных, внутренних турецких водах. И само собой, с очередным нарушением «правил игры». Орлов начал атаку ночью, сделав «сюрприз» турецким адмиралам.

После сей авантюрной, но славной виктории, Россия на долгие годы обрела морское господство, а Алексей стал именоваться граф Орлов-Чесменский и считался первым человеком империи.

В начале 70-х годов француз Сабатье, живший в то время в Петербурге, писал: «Граф Алексей Орлов самое важное лицо в России… Он своим появлением затмевает всех. Екатерина его почитает, любит и боится… В нем можно видеть властителя России».

Спецзадание

Но все течет, все изменяется, и спустя время у России появился другой властитель. С 1774 года в постели Екатерины и политике империи утвердился Григорий Потемкин. Орловы стали не нужны. Однако напоследок Алексею довелось исполнить еще одну деликатную просьбу императрицы и «разобраться» с самозванкой, выдающей себя за дочь Елизаветы Петровны.

Тут придется сделать небольшое отступление и объяснить, почему Екатерина Вторая так серьезно обеспокоилась появлением княжны Таракановой – под таким именем авантюристка вошла в историю.

Дело в том, что надев на голову корону, Екатерина пребывала в страхе оную потерять. И, право слово, оснований для беспокойств хватало с избытком.

Во-первых, трон был захвачен силой, после убийства законного наследника. Поэтому официальная версия событий всегда могла быть пересмотрена. Во-вторых, русский трон перешел к иностранке, немке, и даже свергнутый супруг Екатерины имел всего лишь четверть русской крови. Поэтому возникновение любого «более русского» конкурента представляло реальную угрозу.

Тем более, «русские» претенденты уже появились. Незадолго до того был подавлен бунт под руководством Емельяна Пугачева, который выдавал себя за Петра III – покойного мужа Екатерины. Самозванка же, отданная на попечение Алексею Орлову, называла себя дочерью Елизаветы Петровны (от тайного брака с Разумовским), стало быть, могла быть или была внучкой Петра I.

К тому же, в Европе хватало политических сил и возможностей для поддержки княжны Таракановой в ее притязаниях на русский престол.

История с двойным дном

История не сохранила истинного имени «княжны Таракановой». Но, по уверениям современников, это была махровая авантюристка со множеством имен, фамилий, биографий, любовников, долгов и странных связей. Связи, видимо, и подвигли женщину выдать себя за русскую царевну.

План по захвату авантюристки, не в пример прочим проектам Орлова, не отличался сложностью. Будучи в Италии, Алексей сошелся с княжной Таракановой, пообещал поддержку и предложил руку и сердце. Дама поддалась на провокацию, явилась на один из кораблей русской эскадры, где и была арестована.

Затем был каземат Петропавловской крепости, допросы и странное упорство. Арестантка просила об аудиенции у государыни и подписывала протоколы и письма по-царски «Елизавета».

Затем была еще более странная вещь. По приказу Екатерины произошла встреча арестованной с Алексеем Орловым. Выяснение отношений было коротким, но бурным. Орлов покинул камеру бледный, с перекошенным от ужаса лицом. И до конца жизни болезненно переживал этот свой «успех». Авантюристка же потеряла рассудок и вскоре умерла. У нее была давняя чахотка.

Правда в незатейливой истории есть пара нестыковок и одно весьма «забавное» дополнение. Почему, хотелось бы знать, Екатерина поручила самозванку именно Орлову? Он тогда оказался не у дел, был обижен на императрицу, знал многое и вообще, свершив один государственный переворот, вполне мог переметнуться на сторону самозванки и устроить второй. Любопытно и другое. Зачем авантюристка, зная с кем она имеет дело, явилась на русский корабль, где автоматически попала под юрисдикцию российской Фемиды?

И, наконец, несколько смущает неожиданный финал этой истории.

Вскоре в Россию вернулась подлинная княжна Тараканова (или Владимирская, с фамилией много путаницы), для того чтобы вступить в права наследования огромным состоянием. Обратившись по инстанциям, дама с огромным изумлением узнала, что ее именем и фамилией воспользовалась самозванка. И она теперь вне закона!

Во избежание недоразумения и выяснения обстоятельств настоящей княжне предложили пожить в монастыре на правах гостьи. Там бедолага спустя долгие годы и умерла, оставшись в устах молвы настоящей дочерью Елизаветы и Разумовского, которую путем сложной интриги удалось вывести из игры.

Пара гнедых, запряженных зарею

Но вернемся к Алексею Орлову. Уйдя от государственных дел, граф отдался давнему увлечению – коневодству. Россия тогда остро нуждалась в собственных породах и попытки вывести таковые время от времени совершались. К примеру, граф Шереметьев пытался «соединить» массивных тяжелых европейских лошадей с быстрыми арабскими скакунами. Но не преуспел. А Орлову удача улыбнулась.

Бывшему серому кардиналу удалось раздобыть знаменитого жеребца Сметанка, который дал старт орловской породе. Звезда конюшни обошлась графу в 50 тысяч рублей серебром. Для сравнения: это в два раза больше, чем годовой бюджет государственного коннозаводства в 1774 г.

Но Орлов не жалел для любимого дела ни денег, ни сил.

Поэтому и вывел новую породу – орловскую. Потратив на это 33 года своей жизни.

Аз воздам

Закончил свой жизненный путь Алексей Орлов 5 января 1807 г., пережив еще одно унижением и возвышение.

После смерти Екатерины Павел I решил наказать убийцу своего отца. Но, не имея на то юридических оснований, приказал Орлову на перезахоронении Петра III нести перед гробом императорскую корону. Получив приказ, граф «зашёл в тёмный угол и взрыд плакал. С трудом отыскали, а еще с большим трудом убедили его взять корону в трепетавшие руки».

После этого Алексей Орлов покинул Россию.

Вернулся он из-за границы только с воцарением императора Александра I. И тут уж отыгрался. Известно, что когда Александр I торжественно въезжал в Москву на свою коронацию, то справа от его кареты ехал цесаревич Константин (брат и наследник престола), а слева – Алексей Орлов-Чесменский.

Так что кризис-менеджер вывел из пике еще один свой проект – собственную славу.

Подготовила Елена Муравьева,
по материалам «Википедия», «Спроси Алену», Ermanok.net

Поделиться.

Комментарии закрыты