Кто боится слонасного ужопотама

0

Дэвиду Бенедиктусу, автору "Возвращения в Стоакровый лес", настоящего продолжения приключений Винни Пуха (ибо мультфильмы Disney – не в счет), 70 лет. Плюшевому медвежонку с опилками в голове – где-то под 90.

Бенедиктус учился в Итоне и написал потом сатирическую книжку об этой знаменитой школе, чем навлек на себя гнев однокашников. Преподавал английский язык и литературу в Оксфорде, работал посудомойкой и театральным режиссером, гидом и даже позировал для журнала Vogue. Наивысшим его достижением до сегодняшнего дня был сценарий известной драмы Фрэнсиса Форда Копполы "Ты теперь большой мальчик" 1966 года.

Среди его разнообразных виннипушьих опытов значится аудиопостановка книг Александра Алана Милна о медвежонке и его друзьях, для которых, стоит отметить, записывались британские звезды первой величины, например, Стивен Фрай (Пух) и Джуди Денч (Кенга). Бенедиктус, кроме того, довольно давно предпринимал попытки убедить фонд наследия Милна опубликовать продолжение приключений Винни Пуха.

Фонд Милна получал десятки и сотни предложений такого рода в год, но удерживался от соблазна заработать на популярности плюшевых героев, тем более что вопрос, кому принадлежат права на тексты и персонажей Милна, как раз находился в стадии очередного урегулирования. Но, в конце концов, он решился (права поделили между наследниками Милна и его иллюстратора Эрнеста Шепарда и студией Disney), сотрудники фонда Милна отыскали Бенедиктуса и предложили контракт на публикацию его текста. Разумеется, он согласился.

Попытка наследников Милна вызвать волну интереса к книгам их родственника вполне объяснима. Ведь наибольшие деньги Винни Пух сегодня приносит не потомкам писателя, а Walt Disney, которой принадлежит классический медвежий образ, воспетый в голливудских мультфильмах. Мерчендайзинговый оборот Винни Пуха составляет порядка 6 миллиардов долларов в год. Делают на нем деньги и коллекционеры: год назад за 1 миллион 260 тысяч фунтов стерлингов ушли с молотка оригинальные иллюстрации к первому изданию Милна. А вот литературные приключения "всех-всех-всех" год от года теряют в популярности: специалисты связывают это с тем, что книга не интересует нынешних малышей, ведь написана она "старорежимным" языком для детей начала XX века.

Издательство Penguin, получившее права на публикацию продолжения сказок Милна, вступило на торную дорогу, которой, например, в 1991 году пошла компания Warner Books, опубликовавшая роман "Скарлетт" – продолжение "Унесенных ветром". Тогда критики назвали это произведение "культурным каннибализмом", однако это не остановило читателей. Написание сиквелов к книгам, вошедшим в некий читательский канон, превратилось в нормальную практику и оправдало себя.

Так, в 2006 году появилось продолжение "Питера Пэна", пьесы и повести Джеймса Барри – "Питер Пэн в багровых тонах". Книга, сочиненная популярной в Великобритании детской писательницей Джеральдин Макоркран, одновременно вышла на 34 языках мира. Интерес к новой истории о Питере и Венди был столь велик, что рецензия, раскрывающая детали сюжета, появилась в The New York Times за несколько дней до начала продаж, и это не могло не вызвать скандал.

В 2007 году наследницы Яна Флеминга выбрали Себастьяна Фолкса для написания книги "Дьявол не любит ждать". Роман был опубликован в 2008-м, к столетнему юбилею автора "бондианы". Критики и читатели сочли работу Фолкса О Джеймсе Бонде весьма удачной.
Можно припомнить нешуточный ажиотаж, сопровождавший публикацию "Сказок Бидля" – маленького сборника Джоан Роулинг, зарекшейся писать о новых приключениях Гарри Поттера. Лишь косвенно связанный с Хогвартсом, этот томик стал не только рождественским бестселлером, но и одной из самых продаваемых книг года.

Отцы и дети

Алан Александр Милн (1882-1956) опубликовал всего две книги о Пухе в 1926 и 1928 годах, но их успех затмил "взрослую" прозу и драматургию писателя. На русский язык приключения медвежонка и его друзей не перевел, а великолепно пересказал Борис Заходер. Кристофер Робин Милн (1920-1996) не пытался идти стопами отца и ограничился тремя автобиографическими повестями, напечатанными в 1975-1982 годах.

А одним из опытнейших ветеранов в области "сиквелописательства" является Кристофер Толкиен, который после смерти отца приступил к разбору его наследия, компиляции и публикации неоконченных книг: "Сильмариллиона", "Истории Средиземья" и недавно изданных "Детей Хурина".

Но Винни Пух – это герой огромной аудитории, читающей истории о медвежонке на десятках языков мира, часть неприкосновенного запаса мировой детской литературы. И идея публикации новой повести не могла не вызвать споров. Так, глава американской ассоциации продавцов детской литературы – писательница Элизабет Блюмл заявила, что любой сиквел неизбежно оказывается "жидким супом" и может отбить у детей охоту к прочтению оригинала.

Большинство критиков проекта новой повести совершенно не интересуются писательским мастерством Дэвида Бенедиктуса: они полагают, что тексты Милна герметичны и самодостаточны и не нуждаются в продолжении. В материале The New York Times, посвященном книге "Возвращение в Стоакровый лес", приводится характерная цитата представительницы критического лагеря: "Едва ли стоит надеяться, что некто, не автор оригинального текста, уловит голос, характер, место и темп (а также все прочие составляющие книги) в должной мере".

Издатели Бенедиктуса, тем не менее, убеждены, что 70-летний литератор сумел как раз нащупать неуловимые ингредиенты, составляющие прелесть книги Милна – ее игру, азарт, веселье и доброту. Сам Бенедиктус уверяет, что он не менял характеры героев, а только немного развил их, в частности, добавив энергии ослику Иа-Иа, одному из самых "взрослых" персонажей. "Я сделал Иа более инициативным и менее уязвимым. Впрочем, не думайте, что теперь он эдакий Гарри Купер", – заявил Бенедиктус. Еще он позволил себе разбавить мужскую компанию новой пришелицей – выдрой Лотти, а заодно добавил Кристоферу Робину жизненного опыта: мальчик возвращается в Стоакровый лес (в переводе Бориса Заходера 1960 года он называется Чудесным лесом) из школы-интерната, научившись, среди прочего, кататься на двухколесном велосипеде.

Бенедиктус без труда устоял перед соблазном осовременить Лес: туда не проникли ни СМС-ки, ни компьютеры, там все еще играют в крикет, изумляются сложностям правописания и боятся слонопотамов и длинных слов. Последнее обстоятельство составляет предмет гордости писателя. Например, издатели пытались убедить его, что не стоит в текст для маленьких детей вставлять длинное латинское слово "convolvulus", лучше бы его заменить на более общеупотребительное "bindweed" (оба означают "вьюнок").

Однако Бенедиктусу удалось протащить умное слово обратно в книжку. Еще одно сложное слово – "тезаурус" – пугает Пятачка не меньше слонопотама.

Судя по первым отзывам, новые приключения Пуха и его друзей рискуют оказаться несколько дидактичными, поскольку источники упоминают игру в школу, соревнование по правописанию и правила этикета, которые пытается привнести в компанию выдра Лотти.

Если Бенедиктус сумел написать про это, не впадая в дидактику, то тогда он и в самом деле может считаться выдающимся автором и доблестным последователем Милна. Если ему это не удалось, то остается надеяться, что даже школьная тема не испортит обаяния Винни Пуха и всех-всех-всех. Ведь если не книга Бенедиктуса, то повести Милна рискуют окончательно забыться под грузом бестолковых, однотипных и приторных диснеевских мультиков о медвежонке и его компании.

По материалам – Lenta.ru, «Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты