Макс Фактор: голливудский волшебник

0

Именно его величают отцом современной декоративной косметики
Он помогал каждой женщине почувствовать себя звездой, но свою революцию в мире макияжа Макс Фактор делал не через потребительский рынок, а через обожаемое им кино, создавая имиджи великих актрис 30-х годов.

Дерзкий побег

Макс Фактор родился 18 августа 1904-го года. Он рос в семье, где было десять детей; отцом его был рабочий текстильной фабрики польского города Лодзь. В семь лет Макса отправили продавать апельсины, арахис и леденцы в холле театра. Позже он назвал это первой встречей с миром образов и личин. В восемь лет Фактор стал помощником аптекаря и получил начальные знания в области химии, а в девять уже был ассистентом ведущего косметолога и специалиста по парикам в Лодзи. Через четыре года у мальчика уже было достаточно опыта, чтобы перейти к берлинскому стилисту Антону и стать частью его команды. В 14 лет Макс Фактор переехал в Россию, чтобы работать на Корпо, ведущего гримера Русской Императорской оперы, а когда ему исполнилось восемнадцать, он попал под призыв и на четыре года загремел в госпитальный корпус, где работал медбратом. «Мне не нравилось, но я многому научился», – скажет потом гений макияжа.

После службы он открыл маленький салон в Рязани, где и был обнаружен гастролирующими актерами императорского театра. Они разрекламировали его способности гримера, и уже скоро Фактор был приглашен на службу при дворе. Макс вспоминал, что был полностью сосредоточен на нуждах придворных, «на том, как подчеркнуть лучшее в их лицах и скрыть худшее». Аристократы хорошо платили, но держали своего косметолога под строгим надзором – ему даже жениться пришлось тайком. Между тем, антисемитизм в стране усиливался и разразился страшным кишиневским погромом 1903 года. Макс рвался в Америку, где в Сент-Луисе уже устроились его брат и дядя. Уныние Фактора заметил некий генерал, которому Макс признался в своих страхах за семью. Именно с его помощью гример осуществил дерзкий план: искусно покрыв лицо желтоватым косметическим кремом, Фактор принял болезненный вид, который врач добросердечного генерала диагностировал как симптом болезни и прописал больному три месяца в Карлсбаде. Макса отправили туда с сопровождающим.

Если верить воспоминаниям Фактора, то в Германии ему удалось улизнуть от наблюдения и встретиться в назначенном месте с женой и детьми. Багаж Макса состоял из одного саквояжа, в котором он вез все свои деньги – сумму примерно в сорок тысяч долларов. Семье пришлось прятаться в лесу, долго блуждать по тропкам, пока они все же не вышли на дорогу и не наняли экипаж, который помог им добраться до большого порта и там сесть на пароход, идущий в Новый Свет.

Первые триумфы

Сент-Луис встретил иммигранта, прибывшего с деньгами, но без знания языка, приветливо, однако испробовал на нем все способы «законного изъятия денег у ближнего», как называл это О’Генри. Жена Макса очень скоро умерла от родов, и Фактор прошел все стадии бедности и неудач, которые полагается пережить иммигранту. Но он не сдавался и не терял надежду.

В 1908 году Макс женился на своей соседке Дженни Кук и отправился в Калифорнию попытать счастья в новом развлечении — кинематографе. Едва открыв лавку в Голливуде, он заметил проходящих по улице «отвратительно раскрашенных людей», последовал за ними и вышел на съемочную площадку. Макс пристально всматривался в лица актеров: их грим состоял из странной смеси вазелина и муки, сала, крахмала, кольд-крема и красного перца. Самые изобретательные использовали тертый кирпич с вазелином, чтобы выглядеть свежее. Все это образовывало маску, которая трескалась от любого движения лицевых мускулов. Такой грим был приемлем в театре, но не в кино с его крупными планами.

Макс вернулся в лавку и начал работать. К 1914 году, в своей маленькой лаборатории, он создал легкий крем двенадцати оттенков. Его первыми клиентами из Голливуда стали Чарли Чаплин и Бастор Китон. Вскоре чародея-косметолога обнаружили и все остальные. Он создал первые искусственные ресницы – для Филлис Хэйвер, комической актрисы, мечтавшей о ролях женщин-вамп. Это был первый триумф. Потом Макс высветлил кожу Рудольфа Валентино и помог актеру избавиться от ролей темнокожих злодеев. А когда Дуглас Фербенкс пожаловался ему на то, что сильно потеет под светом софитов, Фактор создал первый крем, не пропускающий пот. И почти сразу – искусственный, кинематографический пот – смешав воду с минеральным маслом. Следующим триумфом косметолога был грим в тюбиках. И, наконец, он решил вечную проблему губной помады, таявшей от жары.

Макс оставлял на верхней губе актрисы два отпечатка пальцев, выкрашенных помадой, а на нижней – один. Так появились знаменитые голливудские bee-sting lips — то есть, «губы, ужаленные пчелой».

«Цветовая гармония»

Макс работал не только для кинематографа. Ведь именно в начале двадцатого века американки переступили пуританские традиции, поддерживаемые мужьями, журналистами и законодателями. До этого, например, в Канзасе еще в 1915 году закон запрещал женщинам моложе сорока четырех лет пользоваться косметикой. Причина? «Чтобы не создавать обманчивого впечатления». В том, что американки начали краситься, виновато, конечно, не только кино (очарование которого так усилил Макс), но именно кинематограф узаконил косметическую подделку и создание обманчивого впечатления.

Фактор начал продавать по всей Америке свои средства, подобранные по принципу «цветовой гармонии». Каждой покупательнице предлагалась анкета, по которой она могла определить, к какому из четырех типов «цветовой гармонии» она относится (блондинка, брюнетка, рыжеволосая, браунетка), и приобрести подходящую ей косметику. Фактор даже изобрел новый термин «браунетка» (от слова brown – коричневый) для обозначения женщин с цветом волос, который раньше назывался «темная блондинка» – такие волосы, по мнению Фактора, были у большинства женщин.

Вскоре Максу пришлось расширять предприятие, которое он по старинке продолжал называть «лавкой», как свой самый первый магазинчик в Рязани. Чтобы удовлетворить желания все более многочисленных клиентов, в 1935 году Фактор открывает роскошный салон – «Голливудскую студию макияжа Макса Фактора». Особым событием стало открытие четырех кабинетов, по числу вариантов «цветовой гармони». Голубой кабинет – для блондинок – открывала Джин Харлоу; зеленый – для рыжеволосых – знаменитая танцовщица Джинджер Роджерс, партнерша Фреда Астера. Для брюнеток предназначался розовый кабинет, который представила всем прославившаяся еще в немом кино Клодет Кольбер; для браунеток – персиковый: его открывала актриса Рошель Хадсон, самая любимая модель Фактора. Именно в этой студии находился изобретенный Максом Фактором «калибратор красоты» – аппарат, надеваемый на голову, чтобы измерить параметры лица и то, как они соотносятся со стандартами. После этого можно было с помощью макияжа ликвидировать изъяны.

Девизом большинства рекламных кампаний косметики Max Factor стала фраза «Макияж для “звезд” – и для вас». Потом она сократилась до «Для “звезд” – и для вас». Впоследствии именно так называлось радио- и телевизионное шоу Макса Фактора, которое шло много лет, – в нем принимал участие даже Фрэнк Синатра.

Ильф и Петров весьма едко описали свои впечатления от встречи с именем «Макс Фактор»: «Окна нашей комнаты выходили на бульвар Голливуд. На одном углу перекрестка была аптека, на другом – банк. За банком виднелось новенькое здание. Весь фасад его занимали электрические буквы: “Макс Фактор”. Много лет назад Макс Фактор, молодой человек в продранных штанах, приехал с юга России в Америку. Без долгих размышлений Макс принялся делать театральный грим и парфюмерию. Вскоре все сорок восемь объединившихся Штатов заметили, что продукция мистера Фактора начинает завоевывать рынок. Со всех сторон к Максу потекли деньги. Сейчас Макс невероятно богат и любит рассказывать посетителям волшебную историю своей жизни. А если случайно посетитель родом из Елисаветграда, Николаева или Херсона, то он может быть уверен, что счастливый хозяин заставит его принять на память большую банку крема для лица или набор искусственных ресниц, имеющих лучшие отзывы Марлен Дитрих или Марион Дэвис.

Недавно Фактор праздновал какой-то юбилей – не то двадцатилетие своей плодотворной деятельности на гримировальном фронте, не то очередную годовщину своей удачной высадки на американском берегу. Пригласительные извещения представляли собой сложное и богатейшее сооружение из веленевой бумаги, великолепного бристольского картона, высококачественного целлофана и стальных пружин. Это были толстые альбомы, напыщенный текст которых извещал адресата о том, что его имеют честь пригласить и что он имеет честь быть приглашенным. Но в последнюю минуту гостеприимный Фактор, как видно, усомнился в том, поймут ли его. Поэтому на обложке большими буквами напечатано: “Приглашение”».

Визит в Германию

Как бы то ни было, Макс Фактор, который был ростом 150 см и с таким тяжелым и комичным акцентом, что сыновья не позволяли ему давать интервью, стал при жизни легендой Голливуда. Говорили, что он может наносить грим и правой рукой, и левой. Но кинематограф не давал ему почивать на лаврах. С появлением цветного кино все его гримы потеряли всякую ценность, и он, работая уже вместе со старшим сыном, изобрел новые, более пористые кремы, которые наносились мокрой губкой, легко впитывались в кожу и были совершенно незаметны. Они получили название pancakes — оладьи — за плоские коробочки, в которых продавались. Изобретение было таким удачным, что актрисы растаскивали эти «оладушки» из гримерных для личного пользования. Фирма Макса вышла на международный рынок.

Гордый своими успехами, Фактор отправился в 1937 году в Германию налаживать контакты. Сразу после приезда он получил предупреждение, что будет убит, если не оставит там-то и там-то конверт с деньгами. Сумма была скромной — двести долларов. Но Макс Фактор был так потрясен всем, что увидел и услышал в Германии, что тут же вернулся домой. Через год он умер, хотя ему был всего шестьдесят один год.

Руководителем компании стал старший сын Фактора Фрэнк, который поменял имя и стал называться Макс Фактор-младший. В 1946 году он запатентовал рецептуру нового макияжа для телевидения, работу над которой в 1932 году начал его отец. С этих пор множество новинок в косметике связано именно с торговой маркой Max Factor. Cыновья Фактора создали несмываемый грим для съемок в воде и водостойкую тушь, материал для body-paint – живописи по телу. А ведь еще в 30-е годы Макс в первый раз загримировал обнаженную танцовщицу, за много лет до того, как сенсационная фотография Деми Мур появилась на обложке Vanity Fair. Именно Факторы впервые стали использовать кисточку для нанесения пудры и губной помады, придумали расчесочку для бровей, тюбик с кисточкой для туши, устойчивую помаду, лак для ногтей, лак для волос, жидкий тональный крем и множество других мелочей, без которых современная женщина не представляет себе утренний туалет. Так что совсем неудивительно, что Max Factor и сегодня является официальным поставщиком декоративной косметики для Голливуда.

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты