Марко Поло подвела память

0

"Книга о разнообразии мира", она же "Путешествия Марко Поло", написанная в последние годы XIII века, – одна из важнейших книг в мировой истории.

Она пользовалась огромной популярностью в XIV-XV веках и, пробудив во многих европейцах страсть к путешествиям и экзотическим странам, немало поспособствовала наступлению эпохи Великих географических открытий. Достаточно сказать, что экземпляр первого печатного издания этой книги, увидевшего свет в 1477 году, занимал одно из первых мест в библиотеке Христофора Колумба и был при нем на корабле во время поисков нового пути в Индию. Недавно ученые предприняли очередную попытку лишить Марко героического ореола – столь же малоубедительную, как и все предыдущие.

Вокруг половины мира

Во второй половине XIII века, когда жил Марко, его родная Венеция была, вероятно, самым богатым и самым культурным городом Европы. В 1204 году, за полвека до рождения Марко, эта торговая республика благодаря хитрости своего демонического дожа Энрико Дандоло сокрушила могущество своего главного соперника – Византии. Это открыло венецианским купцам путь на Восток.

Братья Никколо и Маффео Поло были в числе венецианских купцов, разбогатевших на восточной торговле. Они жили в Константинополе до 1260 года, когда собравшиеся с силами византийцы подступили к своей оккупированной столице. Никколо и Маффео перебрались в Судак и оттуда предприняли грандиозное путешествие: из Судака через Сарай-Бату (столица хана Батыя в низовьях Волги) и Бухару в Ханбалык (Пекин), ко двору монгольского хана Хубилая.

Братья Поло вернулись в Венецию в 1269 году. А через два года отправились в Иерусалим, а оттуда – на Восток через Месопотамию, Персию, Среднюю Азию и Монголию до самого Китая. С ними отправился юноша Марко, сын Никколо, родившийся во время его первого путешествия.

Это путешествие продолжалось 24 года. Семейство Поло объехало полсвета во всех смыслах этого слова (длина их маршрута – больше 20 тыс. км, около половины длины экватора) и вернулось в Венецию с уймой впечатлений, уникальных знаний о дальних странах, экзотических сувениров и несметным богатством.

В это время две крупнейшие итальянские торговые республики – Венеция и Генуя – воевали между собой. Марко, которому в это время должно было быть около сорока лет, в качестве капитана галеры участвовал в морской битве при Курцоле (в Адриатическом море), которая закончилась разгромом венецианского флота. Марко вместе с несколькими тысячами соотечественников попал в плен и провел в неволе около года. Именно в это время была написана "Книга о разнообразии мира".

Подловили на неточностях

Такова каноническая версия. Теперь – кое-какие детали, дающие повод в ней усомниться.

Писал Марко не сам. Он вообще был не слишком образованным человеком (ведь он покинул Венецию в юном возрасте и всю молодость провел в странствиях). Его "литературным негром" был Рустикелло – уроженец Пизы, угодивший в генуэзский плен в 1284 году при таких же обстоятельствах, как и Марко. Рустикелло был довольно популярным писателем своего времени, автором куртуазных романов. Одни исследователи считают его просто литературным редактором «Книги», другие – фактическим автором, для которого рассказы Марко были не более чем источником вдохновения.

Исследователи еще лет двести назад стали обращать внимание на массу неточностей и нестыковок в книге. Все подобные "претензии" были обобщены в 1995 году куратором китайских коллекций Британской библиотеки Фрэнсис Вуд в книге с говорящим названием "Был ли Марко Поло в Китае?". Вуд пришла к выводу, что Марко не бывал дальше Черного моря, а информацию о Средней Азии, Монголии, Китае и других дальних странах черпал из персидских купеческих путеводителей.

Как отмечает Вуд, Марко часто путается в датах и в географии (в частности, указываемые им расстояния между городами не соответствуют действительности), в описаниях достопримечательностей (так, неправильно описывает мост в Ханбалыке и вовсе не упоминает о Великой стене). Кроме того, для специфических монгольских и китайских феноменов он подозрительно часто пользуется персидскими названиями. Странно и то, что в своем описании китайской культуры и быта он не упоминает ни об удивительной для средневековых европейцев иероглифической письменности, ни о фарфоре, ни даже о чае. Вуд обращает внимание и на то, что Марко не упоминается ни в каких китайских источниках того времени, что странно при знаменитой китайской бюрократии и том важном положении при дворе Хубилая, которое Марко, по его словам, занимал.

Рецензенты книги Вуд ее главный вывод – что Марко не был в Китае – опровергли. Путаница с датами, расстояниями и описаниями городов объясняется тем, что Марко описывал свое путешествие по памяти. Достопримечательности Ханбалыка он вспоминал лет через десять после того, как видел их, – неудивительно, что он напутал с количеством арок знаменитого моста (по словам Марко, их 24, в действительности – 13). Отсутствие упоминаний о Великой китайской стене можно объяснить тем, что во второй половине XIII века ее просто не существовало в нынешнем грандиозном виде – это была просто линия пограничных укреплений, ничего особенного для средневекового человека. Про свое присутствие при осаде Саньяна Марко, конечно, приврал, а описание события позаимствовал из стороннего источника. Тот факт, что Марко нередко привирал, чтобы сильнее поразить публику и преувеличить собственную роль в описываемых событиях, и что в книге имеются вставные новеллы, основанные на сторонних источниках, никто не оспаривает. Эти "блохи" в тексте давным-давно выловлены.

Использование персидских названий тоже вполне объяснимо. Китай под монгольским владычеством был страной космополитичной. Монгольская элита говорила на своем языке, народ – на различных диалектах китайского. Плюс купцы из разных стран, говорившие на различных тюркских языках, на фарси, на арабском и так далее. В такой ситуации неизбежно возник лингва-франка – фарси и пиджины (смешанные языки) на его основе.

Отсутствие упоминаний о Марко в китайских и монгольских источниках может объясняться тем, что в документах его называли неким местным прозвищем или тем, что все его рассказы о своем важном положении при дворе Хубилая – это, скажем так, художественное преувеличение.

Теория, утверждающая, что Марко Поло в Китае не был, в современной науке остается маргинальной. Марко повествовал о событиях по памяти. Вот вы попробуйте без "Гугла" вспомнить, сколько танков вы видели своими глазами у Белого дома в августе 1991 года…

Артем Ефимов,
Lenta.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты