Мистика от Милицы: черное горе царского двора

0

В конце июля родилась черногорская княжна и русская Великая княгиня Милица Николаевна.

В 1900-е годы Петербург охватило увлечение мистицизмом. Во дворцах знати и домах интеллигенции проходили спиритические сеансы, в полутемных комнатах слышалось постукивание по столу, раздавались странные голоса, невидимые пальцы играли на рояле.

Не миновало это увлечение и царскую семью. В окружении Николая Второго и его жены было множество всякого рода ясновидцев и пророков, то и дело появлялись разные целители и предсказатели.

Нити мистической паутины, опутавшей столицу, тянулись из дворца Великой княгини Милицы Николаевны. Эта черногорская княжна привезла со своей родины непоколебимую веру в сверхъестественное деяние, свойственное вообще балканским народам. Она с юности увлекалась сочинениями восточных мистиков, оккультными науками и спиритизмом, водила дружбу с колдунами и гадалками и даже получила в Париже диплом доктора алхимии.

Как все начиналось

Милица родилась в многодетной семье черногорского князя Николая Негоша и Милены Петровны Вукотич. Вместе с сестрой Станой училась в Смольном институте, блестяще окончила курс, любила читать и умела подать себя в высшем свете. Вскоре она вышла замуж за лучшего жениха российского двора Великого князя Петра Николаевича, внука Николая I. Сразу пошли слухи, что такого жениха Милица могла приманить только с помощью магии, что она обладает мистическими способностями.

Накануне свадьбы Милицы о своей помолвке объявила и ее сестра Стана – в России ее звали Анастасией. Ее муж был не так знатен, как муж Милицы, но тоже занимал видное положение среди родственников Николая Второго. Обе сестры были очень красивы: статные, черноволосые, чернобровые с горячим румянцем. Их яркая южная внешность впечатляла и настораживала петербуржцев: уж очень резко выделялись они среди худосочных, бледных немецких принцесс, на которых обычно женились все Романовы.

Сестры были очень дружны, их часто видели вместе и называли – Черногорка номер один и Черногорка номер два. Они стремились обрести влияние на императора, чтобы лоббировать интересы родной маленькой своей Черногории. И вот они становятся подругами экзальтированной, романтичной и болезненной императрицы Александры Федоровны.

Мечта о мальчике

Умная Милица выбрала нужный момент: императрица подхватила какую-то желудочную инфекцию. Сестры не отходили от ее постели, взяв на себя не слишком приятные обязанности сиделок и горничных.

Императрица, тронутая такой заботой и вниманием, всецело им доверилась, рассказала о мечте родить наследника.

Стоя на коленях перед Александрой, черногорки поклялись помочь ей родить, после стольких дочерей, мальчика, обещали найти подходящего человека, обладающего магической силой.

Первым из ряда целителей, приведенных черногорками к русскому императорскому двору, стал доктор Энкос (он же Папюс), известный своим общением с духами, затем были четыре слепых монахини, юродивый Митя, какая-то Дарья Осипова. Наконец, пришел черед французского целителя Филиппа Вашо.

Филипп предсказывает рождение наследника, и долгожданный мальчик появляется на свет. Царица убеждена, что это влияние экстрасенса. Царская чета доверяется ему, безусловно. Именно его царь и царица называют другом.

Филипп постоянно вмешивается в государственные и политические дела. Так, императрица пишет царю, отбывающему на встречу с императором Вильгельмом Вторым: «Рядом с тобой будет наш дорогой друг, он поможет тебе отвечать на вопросы Вильгельма». Так дипломатия связывается с заклинанием духов, государственные дела соединяются с магическими формулами, а конституционные реформы – с «чудесными колокольчиками», подаренными Филиппом и звучащими в тот момент, когда перед императором появляется «злой человек». Черногорки становятся главными доверенными лицами и советчицами императрицы, а «дорогую Милицу» царская чета вообще считает чем-то вроде посредника между ними и Богом.

Наследник трона оказывается больным гемофилией. Филипп помогает справиться с приступами болезни, но он и сам тяжело болен. В 1905 году он уезжает во Францию, где через короткое время умирает, но перед отъездом говорит царице: «Придет день, и вы встретите такого же, как я, друга, который будет с вами говорить о Боге».

Новый друг

Вскоре Милица привозит в Царское село Григория Распутина. 1 ноября 1905 года, Николай Второй записывает в дневнике: «Мы познакомились с Божьим человеком Григорием». Появление Распутина царская чета считает осуществившимся предсказанием Филиппа об ином друге.

Вопреки всем законам медицины, когда лучшие врачи бессильны, Распутин умеет неведомым образом сохранять царевичу жизнь. Загадка его дара не раскрыта до сих пор.

И снова царица беззаветно доверяется новому чародею и просит его совета в политических делах. При дворе начинается эпоха Распутина.

Распутин очень близок с Милицей и Станой. Пользуясь своим влиянием при дворе, он начинает вводить свои безумные порядки, например, хлыстовский обряд инициации: это когда молоденькая женщина после исповеди, покаяния и причастия должна провести ночь в его объятиях, чтобы лучше понять, что такое грех. Об этих ужасных ночах осталось много свидетельств.

Говорят, что одними из первых обряд прошли сестры-черногорки. И вот тут-то их судьба изменилась. Многие ненавидели Распутина, и заодно возненавидели Черногорок.

Крах

Придворные обвиняли Милицу в насаждении при дворе «фанатического мистицизма». Их – «открывательниц» Распутина – стали называть не иначе как «черными женщинами», «черными воронами».

Они постоянно вмешивались в государственные дела, и даже царь не мог их остановить. Такое влияние приписывали колдовству. Известный политический деятель С. Ю. Витте писал о них: «Ох уж эти черногорки, натворили они бед России. Чтобы рассказать, какие пакости они натворили, нужно написать целую историю; не добром помянут русские люди их память».

В Петербурге сестер-черногорок прозвали «черным горем», в народе считали, что это они навлекли на Россию все беды и войны. Даже начало Первой мировой войны многие приписывали заговору черногорок. Говорили, что они, как черные пауки, опутали своей паутиной всю царскую семью.

Милица хотела использовать «старца» как инструмент влияния на Николая II для исполнения личных помыслов и помощи родной Черногории. Но в 1909 году сестры рассорились с императорской семьей и из подруг Распутина стали его врагами.

Начинается Первая мировая война, в народе зреют антинемецкие настроения, и сестры решают разыграть свою козырную карту. Они (и еще их племянница) – единственные славянки и единственные в семье Романовых нерусские невестки, родившиеся православными. В то время Стана (уже вторым браком) замужем за Великим князем Николаем Николаевичем – Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами. Сестры активно поднимают его популярность в народе. Об этой активности черногорок писали многие современники, часто опасаясь ее последствий. Больше всех опасалась своих бывших наперсниц императрица. Она считала, что они хотят возвести на престол Николая Николаевича, а ее сослать в монастырь, убеждена была, что «лукавство Милицы» может сделать все, что угодно. По ее просьбе Распутин уговорил царя взять на себя верховное главнокомандование русской армией.

29 декабря 1916 года князь Юсупов с друзьями убили Распутина. Накануне убийства «старец» предупредил, что если он погибнет, то и царской семье и ее окружению не жить. Ему, понятно, никто не верил, но сестры-черногорки тоже предчувствовали беду и молились за Григория и за себя – они понимали, что это начало конца, и что его пророчество сбудется.

Бегство

После революции сестры вместе со своими семьями успели эмигрировать во Францию. Стана умерла в 1935-м, а Милица встретила в Париже Вторую мировую войну.

Во время оккупации Франции княгиню арестовали и предложили сотрудничать с немецкими властями. Она с гордостью отвергла все предложения и чудом (возможно, с помощью своей магии?) бежала в Италию. Там тоже господствовал фашизм, но княгиня с сыном пряталась в резиденции самого Папы Римского. В этом помогла ее сестра Елена – бывшая королева Италии. Вместе с Еленой Милица в 1946 году уехала в Египет.

Милица умерла в Александрии в 1951 году. Свои тайны она унесла с собой.

Татьяна Басова,
«SuperСтиль»

Поделиться.

Комментарии закрыты