Мобильник родом из СССР?

0

По всеобщему мнению, идея создать мобильную связь пришла из Западной Европы и США. Однако это не совсем так. Разработки беспроводного телефона велись и в СССР. Возможно даже, что первый мобильный телефон появился именно там.

Первый звонок

Первый звонок с мобильного телефона был сделан главой подразделения мобильной связи Motorola Мартином Купером 3 апреля 1973 г. Мобильник назывался Dyna-TAC и был похож на кирпич, который весил более килограмма, а работал в режиме разговора всего полчаса.

До этого сын основателя компании Motorola Роберт Гелвин, занимавший в те далекие времена пост исполнительного директора этой фирмы, выделил 15 млн. долл. и дал подчиненным срок в 10 лет на то, чтобы создать устройство, которое пользователь сможет носить с собой. Первый работающий образец появился всего через пару месяцев. Успеху Мартина Купера, пришедшего в фирму в 1954 г. как рядовой инженер, способствовало также то, что с 1967 г. он занимался разработкой портативных раций. Они-то и привели к идее мобильного телефона.

При этом Купер был не первым в истории человеком, позвонившим по мобильнику. И даже не вторым.

Монофон в блокадном Ленинграде

Еще во время Великой Отечественной войны советский ученый и изобретатель Георгий Бабат, работая в блокадном Ленинграде, предложил так называемый «монофон» – автоматический радиотелефон, работающий в сантиметровом дипазоне 1000-2000 МГц, номер которого кодировался в самом телефоне, снабжался буквенной клавиатурой и имел также функции диктофона и автоответчика. В связи с тем, что принципы сотовой связи к тому времени еще не были изобретены, Бабат предлагал использовать для связи мобильников с базовой станцией разветвленную сеть СВЧ-волноводов.

Помимо Бабата, исследователем в этом направлении стал Владимир Немцов, который был профессиональным конструктором аппаратуры радиосвязи и заодно писателем-фантастом. Он работал в НИИС РККА, где занимался созданием портативных войсковых радиостанций, получив более 20 авторских свидетельств на изобретения. Войну и блокаду он пережил в Ленинграде, где занимался освоением производства радиостанций, потом был отправлен в Баку главным инженером на строящийся радиозавод.

О мобильнике весом в 15 кг он написал в художественном произведении «Незримые пути: записки радиоконструктора». Рассказывая о проектировании мобильного телефона, Немцов в первую очередь отмечал сложность создания достаточно простых и компактных устройств сопряжения с городской телефонной сетью, подробно описал процедуру проверки работы мобильного телефона как с городской сетью с ручными коммутаторами, так и с АТС. Возникает вопрос: а не описывал ли Немцов реальную работу над созданием мобильного телефона? И не сделал ли он первым исторический звонок еще в 1945 г.? Надо сказать, что у Немцова в то время была вполне объективная причина скрывать подобные опыты: возобновить любительскую работу в эфире в СССР было разрешено лишь в марте 1946 г. (кстати, менее чем через полгода после того, как это разрешили в США). Впрочем, теперь проверить это чрезвычайно сложно, и, возможно, мы никогда этого не узнаем.

Итак, описанный в книге Немцова мобильный телефон весил 15 кг с возможностью дальнейшего снижения веса и габаритов для предсерийных образцов. Напомним, что в то время еще не было даже пальчиковых ламп, только октальные, каждая из которых была примерно с пузырек конторского клея, а вес тогдашних батарей составлял 70-80 процентов веса изделия. Описанный телефон представлял собой радиоудлинитель, для увеличения дальности связи которого использовалась не только антенна, но и противовес (заменитель заземления). При этом без него дальность связи сокращалась до двух километров. Для создания сети мобильной связи Немцов предлагал в дальнейшем использовать миллиметровые волны, с подвешиванием антенны базовой станции на аэростате.

Мобильник в авто

В том же 1946 г. в журнале «Наука и жизнь» советские инженеры Шапиро и Захарченко разработали систему телефонной связи из движущегося автомобиля с городской сетью. Мобильный аппарат имел мощность всего в 1 ватт и умещался под щитком приборов. Питание шло от автомобильного аккумулятора.

К радиоприемнику, установленному на городской телефонной станции, был подключен номер телефона, присвоенный автомобилю. Для вызова городского абонента надо было включить аппарат в автомобиле, который посылал в эфир свои позывные. Они воспринимались базовой станцией на городской АТС, и тотчас же включался телефонный аппарат, который работал как обычный телефон. При вызове автомобиля городской абонент набирал номер, это приводило в действие базовую станцию, сигнал которой воспринимался аппаратом на автомобиле.

Описанная система представляла собой что-то вроде радиотрубки. В ходе проведенных в 1946 г. опытов в Москве была достигнута дальность действия аппарата свыше 20 км, а также осуществлен разговор с Одессой при отличной слышимости. В дальнейшем изобретатели работали над увеличением радиуса базовой станции до 150 км.

Ожидалось, что телефон системы Шапиро и Захарченко будет широко использоваться при работе пожарных команд, подразделений ПВО, милиции, скорой медицинской и технической помощи. Однако в дальнейшем сведений о развитии системы не появлялось. Можно предположить, что для аварийно-спасательных служб было признано более целесообразным использовать свои ведомственные системы связи, нежели ГТС.

Радиофон Куприяновича

В США первым создать мобильный телефон попытался изобретатель Альфред Гросс. Он с 1939 г. увлекался разработкой портативных раций, которые десятилетия спустя получили название «уоки-токи». В 1949 г. он представил прибор на базе портативной рации, который назвался «беспроводным дистанционным телефоном». Прибор можно было носить с собой, и он подавал владельцу сигнал подойти к телефону. Считается, что это был первый простейший пейджер. Гросс даже внедрил его в одной из больниц в Нью-Йорке, но телефонные компании не проявили интереса к этой новинке, как и к другим его идеям в этом направлении. Так Америка потеряла шанс стать родиной первого практически действующего мобильного телефона.

Однако наработки Гросса получили развитие по другую сторону Атлантического океана, в СССР. Итак, одним из тех, кто продолжил поиски в области мобильной связи в Советском Союзе, оказался Леонид Куприянович.

В 1957 г. он получил авторское свидетельство на «Радиофон» или ЛК-1 – автоматический радиотелефон с прямым набором. Через автоматическую телефонную радиостанцию с этого аппарата можно было соединяться с любым абонентом телефонной сети в пределах действия передатчика «Радиофона». К тому времени был готов и первый действующий комплект аппаратуры, демонстрирующий принцип работы «Радиофона».

Так же, как и в современном сотовом телефоне, аппарат Куприяновича соединялся с городской телефонной сетью через базовую станцию (автор называл ее АТР – автоматическая телефонная радиостанция), которая принимала сигналы от мобильников в проводную сеть и передавала из проводной сети на мобильники.

Таким образом, в ЛК-1 имелось кодирование номера в самом телефонном аппарате, а не в зависимости от проводной линии, что позволяет его с полным основанием рассматривать в качестве первого мобильного телефона. Правда, судя по описанию, это кодирование было довольно примитивным, и количество абонентов, имеющих возможность работы через одну АТР, получалось на первых порах весьма ограниченным. Кроме того, в первом демонстраторе АТР просто включалась в обычную телефонную, параллельно существующей абонентской точке. Это позволяло приступить к опытам, не внося изменений в городскую АТС, но затрудняло одновременный «выход в город» с нескольких трубок. Впрочем, в 1957 г. ЛК-1 существовал еще только в одном экземпляре.

Как отмечают исследователи, пользование таким мобильником было несколько сложнее, чем современными. Перед вызовом абонента надо было, помимо приемника, включить на «трубке» также и передатчик. Услышав в наушнике длинный телефонный гудок и сделав соответствующие переключения, можно было переходить к набору номера. Но все равно это было удобнее, чем на радиостанциях того времени, так как не надо было переключаться с приема на передачу и заканчивать каждую фразу словом «Прием!». По окончании разговора для экономии батарей передатчик нагрузки отключался сам.

Весовые рекорды

Модель мобильного телефона Куприяновича в 1958 г. вместе с источником питания весила всего 500 г. Этот весовой рубеж был снова взят мировой технической мыслью только… 6 марта 1983 г., т.е. четверть века спустя. Правда, модель Куприяновича была не столь изящна и представляла собой коробку с тумблерами и круглым диском номеронабирателя, к которой на проводе подключалась обычная телефонная трубка. Получалось, что при разговоре были либо заняты обе руки, либо коробку надо было вешать на пояс. С другой стороны, держать в руках легкую пластмассовую трубку от бытового телефона было куда удобнее, нежели устройство с весом армейского пистолета (по признанию Мартина Купера, пользование мобильником помогло ему хорошо накачать мышцы).

По расчетам Куприяновича, его аппарат должен был стоить 300-400 советских рублей. Это было равно стоимости хорошего телевизора или легкого мотоцикла; при такой цене аппарат был бы доступен, конечно, не каждой советской семье, но накопить на него при желании смогли бы довольно многие. Ведь коммерческие мобильники начала 1980-х гг. с ценой 3500-4000 долларов тоже были не всем американцам по карману – миллионный абонент появился лишь в 1990 г.

В 1961 г. Куприянович добился нового рекорда – довел вес мобильного телефона всего до 70 г. В начале второго десятилетия XXI в. этим могут похвастаться далеко не все мобильники. Правда, функций у аппарата 1961 г. минимум, дисплея нет, и номер-набиратель маленький. Но лучшего нигде в мире на тот момент пока не было.

Пиар решает все

Тогда почему же сенсацией стал именно мобильный телефон Мартина Купера и его звонок? 3 апреля 1973 г. им была проведена успешная пиар-акция. Чтобы компания Motorola смогла получить разрешение на использование радиочастот для гражданской мобильной связи у федеральной, Комиссии по коммуникациям необходимо было как-то показать, что мобильная связь действительно имеет будущее. Тем более что на те же частоты претендовали конкуренты. И не случайно первый звонок Купера был адресован сопернику. «Это был один парень из AT&T, продвигавший телефоны для автомобилей. Его звали Джоэл Энджел. Я позвонил ему и рассказал, что звоню с улицы, с настоящего "ручного" сотового телефона. Я не помню, что он ответил. Но вы знаете, я слышал, как скрипят его зубы», – вспоминал Купер.

Тем не менее, после исторического звонка сотовые телефоны еще не были одобрены FCC и не могли попасть на прилавок. Из-за этого желающие обзавестись дорогостоящей новинкой американцы были вынуждены записываться в очереди на 5-10 лет вперед. Исправить ситуацию удалось лишь в 1983 г., причем чисто советским способом – «по блату».

Основатель фирмы Motorola Пол Гэлвин, используя личные связи и знакомство с вице-президентом США Джорджем Бушем, смог добиться у него встречи с Рональдом Рейганом. Основным доводом в разговоре был чисто политический – Япония могла догнать и перегнать Америку по сотовой связи. Судьба разработки в прямом смысле была решена по звонку свыше.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам «Окно в прошлое»

Поделиться.

Комментарии закрыты