Наука жестокости

0

Стэндфордский тюремный эксперимент, проходивший сорок лет назад (с 14 по 20 августа 1971 года), до сих пор на слуху у всех психологов.

Несмотря на то, что он закончился досрочно, экспериментаторы получили тяжелейшие впечатления, а участникам были нанесены психические травмы.

Игрушечная тюрьма

Экспериментаторы хотели исследовать реакции человека на ограничение свободы, на условия тюремной жизни и влияние навязанной социальной роли на поведение, пишет Compulenta.ru.

Студенты-добровольцы, мечтавшие подзаработать во время каникул, откликнулись на объявление об исследовании Стэндфордского университета.

Эксперимент спонсировали американские ВМС, чтобы объяснить конфликты в его исправительных учреждениях и в морской пехоте. Одна часть волонтёров стала «тюремщиками», другая — «заключёнными». Охранникам выдали деревянные дубинки и униформы цвета хаки военного образца, которые они сами выбрали в магазине. Также им дали зеркальные солнечные очки, за которыми не было видно глаз.

«В первый день это была фальш-тюрьма в полуподвале с имитацией камерных дверей, — вспоминает известный психолог Филип Зимбардо, организовавший проект. — На второй же она превратилась в настоящее узилище — в сознании пленников, охранников и персонала, проводившего эксперимент». Следует отметить, что участники проходили предварительный отбор на психологическую стойкость, поэтому происходившее нельзя списывать на «плохой человеческий материал».

Г-н Зимбардо говорит, что всё переменилось на второй день, когда охранники «вошли в роль». Одному из них, Дейву Эшлмену, стало скучно, и он решил изобразить очень жестокого тюремщика (спрятав глаза за тёмными очками и изображая южный акцент). Заключенные, к которым обращались по их номерам, как раз взбунтовались и забаррикадировались в камерах. Охранники подавили бунт. «Они поверили, что имеют дело с опасными преступниками, и с этого момента эксперимент вышел из-под контроля», — рассказывает профессор Зимбардо, жалеющий о том, что не прекратил исследование на второй день.

Охранники надевали зэкам пакеты на головы, заставляли их раздеваться, отжиматься и всячески унижали. В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности. «Самым эффективным средством было прерывание сна, являющееся известной пыточной техникой», — уточняет Клэй Рэмзи, бывший в эксперименте заключенным и объявлявший голодовку. За неповиновение охранники заперли Клэя в буфете (шкафу) и для острастки наказали еще нескольких заключенных.

Последние один за другим выводились из эксперимента из-за нервных срывов. У одного началась экзема. Как говорит Зимбардо, эксперимент настолько поглотил его, что для осознания неправильности происходящего потребовалось вмешательство извне. Психолог Кристина Маслач, с которой Зимбардо встречался, посетила место проведения эксперимента и пришла в ужас. На шестой день он был прекращен.

Школа садизма

«Исследование продемонстрировало способность систем и ситуаций подавлять добрые намерения и превращать нормальных молодых людей в садистов», — рассказывает профессор. «Заключенный» Рэмзи считает, что Филип Зимбардо интеллектуально нажился на эксперименте, который не надо было и начинать. «Охранник» Эшлмен верит, что многое вынес из этого исследования — в частности осознание собственной способности совершать в определенных ситуациях поступки, за которые позже будет стыдно. Как говорит Эшлмен, увидев по телевизору издевательства американских солдат над иракцами в тюрьме Абу-Грейб, он испытал мгновенное чувство узнавания. Про Абу-Грейб вспоминает и сам Зимбардо, полагающий, что эксперимент все-таки имел известную ценность: «Он показал, что человеческая природа не полностью контролируется свободной волей, и что большинство из нас может склониться к поведению, совершенно нетипичному для людей, которыми, как мы думаем, мы являемся». Кстати, профессор Зимбардо написал о психологии зла очень познавательную книгу — «Эффект Люцифера: Почему хорошие люди встают на сторону зла».

По результатам проведенного исследования можно делать разные выводы. Например, Эшлмен склонен оправдывать военных, которые пытали иракцев, говоря, что «они обычные ребята». Зимбардо — как психолог — объектифицирует предмет исследований и не дает (во всяком случае, в разговоре с Би-би-си) никаких рекомендаций для практического использования знаний, полученных из эксперимента. Ну, а Стэндфордский тюремный опыт показывает, что склониться ко злу можно очень легко — но индивидуальной ответственности за свои поступки это не должно отменять.

То есть нужно думать головой, заставлять ее работать в паре с совестью, тренировать критическое мышление, а если некоторые ситуации отключают голову, надо учиться выходить из них с достоинством.

Поделиться.

Комментарии закрыты