Недетские истории советских мультиков

0

Представить ребенка, равнодушного к мультфильмам, достаточно сложно. Я вспоминаю себя лет в семь-восемь, старательно обводящую красной ручкой заветное «м/ф» в программе передач. Тогда я и не знала, что вот за этим «м/ф» стоят целые человеческие судьбы и далеко не детские истории.

Ворона без идеи и китайский Леопольд

Я говорю о цензуре. В советские времена она была на пике своей «популярности» и пользовалась этим, где могла и как могла. Несмотря на то, что мультипликация – искусство, от политики далекое (по крайней мере, на первый взгляд), случаев вмешательства цензуры в ход мультипликационной истории – превеликое множество.

Взять хотя бы всеми любимую «Пластилиновую ворону» Александра Татарского. Мультфильм был запрещен цензурой как безыдейный! Вы только подумайте! Использованные для создания «Вороны» 800 кг советского пластилина, разукрашенного впоследствии вручную (советский пластилин был слишком блеклым, и мульт-герои из него получались какие-то невыразительные, вот и приходилось разрисовывать самостоятельно), могли бы пропасть даром, если бы ведущие «Кинопанорамы» Ксения Маринина и Эльдар Рязанов на свой страх и риск не показали бы мультфильм широкому зрителю в одном из выпусков передачи. А ведь это именно она – «Ворона», созданная творческим объединением «Экран» Центрального телевидения СССР, – стала поистине культовым мультфильмом и получила массу наград на различных фестивалях.

Приведу еще один пример. Мультсериал о приключения Кота Леопольда, который учит доброте, честности, дружбе, наконец, был назван… Внимание, только вдумайтесь в эти строки!.. Худсовет назвал мультфильм «пацифистским, антисоветским, прокитайским, дискредитирующим партию». Знаете почему? Потому что советские коты с мышами беседы не ведут, не вступают с ними в длительные и, опять же, безыдейные переговоры – они их ловят и едят! Поэтому никакой дружбы – даже гипотетической – между представителями противоборствующих классов быть не может и быть не должно!

Вот так знаменитый леопольдовский лозунг «Ребята, давайте жить дружно!» сыграл злую шутку с создателями мультсериала, режиссером Анатолием Резниковым и сценаристом Аркадием Хайтом. Правда, они не сдались и вслед за первой серией, носившей грозное название «Месть кота Леопольда», сразу же представили худсовету вторую («Кот Леопольд и золотая рыбка»). Как ни странно, но в этой серии ничего антипартийного и антисоветского не нашли – мультфильм приняли и показали по телевидению.

Советские догонялки

Не очень приятный факт в истории мультфильма – и его сравнение с американским мультсериалом «Том и Джерри». Конечно, кот у нас и кот у них, мышь у них и две у нас. Все сходится! Вот что говорит по этому поводу Вячеслав Назарук, художник-постановщик «Приключений кота Леопольда»: «Я могу сказать, что наши «Приключения Леопольда» похожи на «Тома и Джерри». Знаете чем? Пластикой, классическим рисунком, мягкими без колючести движениями. Когда я по приглашению Диснея прилетел в США, уже в аэропорту увидел пестрящие заголовки газет: «Микки Маус, берегись! – едет Леопольд». Наш фильм признали на Западе и не считали какой-то подделкой. И в нашем «Леопольде», и в их «Томе и Джерри» основа сюжета – догонялки. Но это же мультипликационный прием. Чтобы было весело, кто-то за кем-то должен бежать, потом падать, попадать в нелепые ситуации. Точно так же делал Чаплин. Это немое кино и это же язык мультипликации. Но наш мультфильм отличается от «Тома и Джерри» наличием идеи. Когда студия Диснея была на грани разорения, они стали делать маленькие новеллки, которые можно было смотреть в блоке или по отдельности: увидеть движение, немножко хохотнуть, и все. А у нас в фильме заложена идея, добродетель, к которой мы придем в конце истории».

Да, вряд ли Джерри, связывая в морской узел усы несчастного Тома, мечтал о большой дружбе с ним, а Том, закидывая в норку мыши несколько грамм тротила, о том, что когда-нибудь они станут настоящими друзьями.

А вот история еще одних советских догонялок с сомнительной идеологией – знаменитых «Ну, погоди». Стоит отметить, что по первоначальной задумке авторов мультсериал должен был стать этаким наглядным пособием, четко разграничивающим добро и зло: большой, но очень плохой волк против маленького, но очень хорошего зайца. В итоге получился ироничный мультсериал о советской действительности – Волк и Заяц живут реальной жизнью реальных людей того времени, ходят в луна-парк, музеи, на стадион, покупают квартиры. При этом Волк – собирательный образ наплевательски ко всему «святому» относящихся пэтэушников и прочих асоциальных элементов – вызывает достаточно положительные эмоции у смотрящего, а заяц, который был призван нести «правильные» идеи в массы, на поверку оказался очень даже хитрым зверем. И жалость у зрителя к себе вызвать может и над недалеким волком вдоволь поиздеваться. Причем безнаказанно.

Интересный факт: режиссеры «Союзмультфильма» один за другим, по какой-то только им понятной причине, отказывались участвовать в создании мультсериала, и единственным, кто проявил интерес к «Ну погоди», был Вячеслав Котеночкин. Именно он предложил поучаствовать в создании мультфильма сценаристам Курляндскому, Хайту и Канделю. Последнего, кстати, благодаря всевидящему и недремлющему оку цензуры, из-за смены гражданства убрали из титров, а потом и вовсе заменили на некоего Камова. Вдобавок, все та же цензура не допустила к озвучке Волка Владимира Высоцкого – мол, слишком одиозная фигура. Так Волк заговорил голосом Анатолия Папанова.

Авторам мультсериала было очень сложно объяснить худсовету необходимость появления «Ну, погоди» на голубых экранах советских граждан – необходимость в объяснение пропала сама собой после того, как «Ну, погоди» население нашей страны все же увидело.

Корабль еле взлетел, а яхта так и не поплыла

Советская идеология вмешивалась не только в жизнь многих мультфильмов, но и в жизнь их авторов. Прекрасный музыкальный мультфильм Гарри Бардина «Летучий корабль» хотели запретить на долгие-долгие годы, а его авторов обвинили в диссидентстве. Комиссию, принимавшую мультфильм, до глубины души задел припев из песенки Водяного, исполненный Анатолием Папановым. И было же чему возмутиться! Со всех сторон положительный герой советского мультфильма жить, как поганка, не может! И куда это он улететь собрался? Не во враждебные ли капиталистические страны?Но если в истории с «Летучим кораблем» все закончилось более-менее благополучно, то вот автору «Приключений капитана Врунгеля» завидовать не приходится.

Началось все еще в 1937 году, когда на свет появилась книга Андрея Сергеевича Некрасова о капитане Врунгеле. Вскоре ее изъяли из продажи, а детского писателя арестовали и направили на строительство Норильского комбината. В судьбе Некрасова много белых пятен, но известно, что после реабилитации он входил в руководство закрытого яхт-клуба для советских капитанов. Так сложилось, что ему досталась одна из немецких яхт (по окончании войны часть московских яхт-клубов составляли яхты руководства Германии, генералитета Люфтваффе, среди них была и личная яхта Евы Браун). Не знаю, о чем думал Андрей Сергеевич в тот момент, когда называл свой корабль «Бедой», но при спуске на воду рассохшееся судно затонуло. Яхту отремонтировали, но злой рок, а точнее, характерное название, так и не дали кораблю выйти в открытое море: яхта зацепилась стальными вантами за линию электропередачи судоремонтного завода, загорелась и выгорела по ватерлинию. Вот тебе и «как вы яхту назовете».

Христофора Бонифатьевича в мультфильме Давида Черкасского высокие чины, призванные блюсти законы цензуры, тоже не обошли. В образе капитана проследили характерные черты… Кого бы вы думали? Самого Иосифа Виссарионовича Сталина! Да оно и понятно – шикарные усы, курительная трубка. В таком случае, было бы логично предположить, что Лом со своими огромными рабоче-крестьянскими ладонями должен олицетворять пролетариат. Кто знает, может, так оно и есть, но в последнее время появились суждения о том, что мультфильм «Приключения капитана Врунгеля» – это не что иное, как пародия на американского Джеймса Бонда. Видимо, в этой версии стоит винить интернациональных бандито-гангстерито, стрелянто-пистолето и сотоварищей.

Снег допадался

Не могу не написать и об обожаемом мною мультфильме «Падал прошлогодний снег», автором которого, как и «Пластилиновой вороны», является Александр Татарский.

«Ох уж эти сказочки! Ох уж эти сказочники!» – дорассказывались, допоказывались. Налицо открытые антиправительственные и антигосударственные выпады.

Возможно, вы не поверите, но члены партийного собрания пытались найти в похождениях главного героя за елкой зашифрованные послания иностранным спецслужбам. Фразы типа «Кто тут, к примеру, в цари крайний? Никого?! Так я первый буду!» вводили собрание в ужас и вызывали бурю эмоций, отнюдь не положительных. Естественно, что «Падал прошлогодний снег» отправили на «переделку». Чтобы выполнить работу над ошибками, мультфильм пришлось перемонтировать и частично переозвучить.

«На сдаче «Снега» у меня было предынфарктное состояние, – рассказывает режиссер Александр Татарский. – Мне заявили, что я неуважительно отношусь к русскому человеку: у вас всего один герой – русский мужик, и тот идиот!».

Возможно, критики были не далеки от истины, но кто ж виноват, что у русского мужика такой менталитет – выстроить кучу планов на зайца, которого еще даже не поймал; если елку принести, так с третьего раза и весной; и постоянно твердить о том, что как-то маловато всего будет? Не сам же все это Татарский выдумал.
На самом деле, мультфильмов, подвергшихся гонениям со стороны правительства намного больше. Тут описаны лишь самые известные случаи подобного поведения органов цензуры.

Хочется надеяться, что времена тотального контроля прошли и больше никогда не вернутся. Мультфильмы создаются для детей. А детям совершенно неважно, какая на данный момент в стране политическая ситуация. Мультфильмы создаются и для взрослых. Но вряд ли кто-то из нас будет выискивать в наивных и добрых сюжетах глубокий скрытый, противоречащий существующим законам и положениям, смысл. Мы просто будем смотреть, наслаждаться и чувствовать себя теми семи-восьмилетними мальчиками и девочками, которые так старательно обводили в программе передач заветные «м/ф» и верили в сказку. Вы только представьте, что бы было, если бы самые любимые наши советские мультфильмы до сих пор валялись на пыльных полках и стеллажах! Да ничего бы не было… И нас не было бы – таких нас.

Ася Колонистова,
«Мир кино»

Поделиться.

Комментарии закрыты