Недремлющее око Скотланд-Ярда

0

Всемирно известному символу полиции исполняется 180 лет

Переулки, тупики, туман, копоть. Лондонский вечер напоминает вязкую ночь, утро — беспросветные сумерки. Грязь и пыль вокруг, камень и асфальт впереди, позади. В этом городе сам воздух был пропитан пороком, зло гнездилось на каждом углу. В 1800 году число жителей Лондона перевалило за миллион, к 1888 – цифра подбиралась к шести миллионам. С изумлением, ужасом и растерянностью современники наблюдали за бурным ростом мегаполиса.

Шотландский двор королевских кровей

Бурный, он и обещал бурю, восстание низов. Лондон по праву считался столицей преступного мира. В вечной сутолоке легко было обделывать темные делишки. Конечно, некоторые виды преступлений совершаются везде и всегда, но если для маленького городка такое преступление было чрезвычайным событием, то для Лондона ХIХ века – повседневной рутиной, и уровень преступности на улицах превзошел все допустимые пределы.

Между тем, уважение к частной жизни было одним из принципов английского государственного устройства. Поэтому аж до XIX века Англия не имела ни общественных обвинителей, ни настоящей полиции. Поддержание порядка и охрана собственности считались делом самих граждан. На роль полицейских англичане кого-либо нанимали за деньги, причем, тех, кто подешевле: инвалидов, бродяг, часто авантюристов. А многочисленные мировые судьи использовали свое положение для личной наживы. В этих условиях создание эффективной полиции становилось настоятельной необходимостью. Наконец, Роберт Пиль, министр внутренних дел Великобритании того времени, инициировал принятие закона о лондонской полиции.

И вот, 29 сентября 1829 года в Лондоне сэром Робертом Пилем была сформирована и начала действовать гражданская полиция Большого Лондона – будущий Скотланд-Ярд. Первоначально ее штат насчитывал всего 1000 сотрудников, обслуживающих территорию в радиусе 7 миль.

Само название Скотланд-Ярд произошло от первоначального местоположения штаб-квартиры полиции на улице Большой Скотланд-Ярд. Интересны и версии происхождения названия улицы. По одной из них в X веке английский король Эдгар отдал шотландскому королю Кеннету кусок земли рядом с Вестминстерским дворцом в Лондоне. Он потребовал, чтобы король Кеннет построил там резиденцию и посещал её ежегодно, отдавая тем самым дань уважения королевству Англии от лица Шотландии. Король Кеннет так и сделал – построил дворец и жил там всякий раз, когда приезжал в Англию. Дворец оставался владением шотландских королей и считался территорией Шотландии, поэтому и получил название Шотландский двор – Скотланд-Ярд. Когда в 1603 году умерла Елизавета I, король Шотландии Яков VI стал королём Англии и Шотландии, и дворец потерял своё первоначальное предназначение. Его разделили на две части: первую назвали Большой Скотланд-Ярд, вторую — Средний Скотланд-Ярд. Их стали использовать как правительственные здания.
Существуют также версии, что в Средние века улица принадлежала человеку по имени Скотт, а также, что с этой улицы когда-то отправлялись дилижансы в Шотландию. В любом случае название сохранилось.

«Невероятная тупость!»

Позднее на берегах Темзы уже возвышались два новых больших комплекса зданий с остроконечными фронтонами и крепостными башнями по углам. В них разместился новый Скотланд-Ярд – главная резиденция лондонской полиции. И все же Скотланд-Ярд был еще очень молод – полиция Парижа, к примеру, к этому времени имела уже 80-летнюю историю и свои традиции. Французский опыт использовал позже глава Скотланд-Ярда адвокат Говард Винсент, который специально отправился в Париж, чтобы изучить работу полиции. Винсент перенял все, что можно было заимствовать у французов, и вскоре из все еще разрозненной группы детективов он создал отдел криминалистического расследования, который и определил лицо будущего Скотланд-Ярда.

Между тем, далеко не сразу горожане приняли эти изменения в общественном устройстве. Британцы гордились своими свободами и не хотели появления у себя полицейских ищеек. Даже имели место столкновения полицейских с пожарными и военными, так как те считали, что полиция отбирает у них хлеб. Первых регулировщиков движения сбивали кэбмены и телеги. Полицейских называли пиллерами и бобби (по имени Роберта Пиля).

Насколько презрительно в Англии относились к Скотланд-Ярду, видно из такого случая. Когда детектив Вильямсон спросил одного незнакомца, который был очень похож на сотрудника Скотланд-Ярда, вышедшего на пенсию: «Мы не знакомы? Вы у нас не работали?», то получил ответ: «Нет. Слава богу, так низко я еще не опустился». Причина проста: англичане всегда подозревали сыщиков в шпионаже за гражданами собственной страны.

Вспомним, в рассказах Конан Дойла Шерлок Холмс проводит свои расследования самолично, и не намерен ничего обсуждать с полицией. Он лишь иногда «просит засвидетельствовать свое почтение инспектору и обратить его внимание» на некоторые детали, которые «в отдельности наводят на размышления, а вместе приводят к определенным выводам». Узнав о выводах, сделанных полисменами, Холмс обычно восклицает что-то вроде: «Невероятная тупость!»
Надо сказать, на первых порах никто даже не задумывался о том, что полицейских надо специально готовить. Их муштровали пару часов, затем несколько дней они несли учебные дежурства в городской страже – и полицейский готов: мундир, черный цилиндр (эта форма просуществовала до 1864 года) и единственное оружие – дубинка.

Однако к концу XIX века Скотланд-Ярд превратился в грозу преступников, хотя скептическое отношение к нему сохранилось среди британской элиты. Но структура и методы полиции совершенствовались, лондонские криминалисты уже использовали новейшие научные методы расследований – например, изучали отпечатки пальцев на месте преступления. И результат был! Преступность в Лондоне заметно снизилась, именно полисмены лишили Лондон звания «столицы преступного мира».

«Какая наглость – обвинить ребенка в убийстве!»

Но вместе с тем за свою работу полицейские нередко получали осуждение общественности. Так, инспектор Джонатан Уичер вызвал гнев лондонцев, когда 15 июля 1860 года его пригласили для расследования одного убийства.

За две недели до этого был найден убитым трехлетний ребенок – младший сын фабричного инспектора Самюэля Кента, проживавшего со своей второй женой, тремя детьми от первого брака и тремя детьми от второго брака. Мальчика нашли в садовой уборной с перерезанным горлом. Работа Уичера по своим способам и методам была типичной для первых английских детективов – он не имел ни малейшего представления о каком бы то ни было научном методе расследования и владел лишь тремя достоинствами: наблюдательностью, знанием людей и способностью к комбинированию. За четыре дня он пришел к убеждению, что преступление мог совершить только один человек: 16-летняя дочь Самюэля Констанция, ребенок от первого брака. Констанция ненавидела свою мачеху и считала, что ее третируют и плохо к ней относятся. Уичер полагал, что она убила из мести своего сводного брата, любимца мачехи, и потребовал ареста Констанции, что вызвало бурю возмущения.

Общественность была вне себя: какая наглость – обвинить ребенка в убийстве! Какой развращенный ум мог выдумать такое обвинение! Девушку освободили, а Уичер стал объектом жестокой травли. Его тотчас уволили с работы, чтобы оградить полицию от нападок общественности. Но спустя четыре года Констанция Кент созналась. Она действительно убила брата, чтобы отомстить своим родителям.

А вот другой детектив, Лик Таннер, наоборот, снискал уважение лондонцев за удачное расследование убийства на железной дороге. 9 июля 1864 года в купе Северо-Лондонской железной дороги неизвестный убил и выбросил на ходу из поезда 70-летнего банковского служащего. Убийца ограбил его, забрав золотые часы с цепочкой, очки в золотой оправе и, что странно, шляпу. Свою же шляпу убийца забыл в купе. За поимку преступника были назначены высокие суммы вознаграждений, пресса пестрела домыслами и сенсационными сообщениями.

Спустя 11 дней Таннер нашел ювелира, у которого убийца обменял часы с цепочкой на другие часы. Коробочка, в которую были запакованы обмененные часы, привела Таннера к немецкому портному Францу Мюллеру, проживавшему в Лондоне. Найденная на месте преступления шляпа оказалась шляпой Мюллера, а сам он в этот момент был на пути в Северную Америку на борту парусника «Виктория».

Лик Таннер, имея в кармане ордер на арест, вместе с несколькими свидетелями отправился вдогонку. Его пароход прибыл в Нью-Йорк на 14 дней раньше «Виктории». Когда в порту, наконец, появился парусник с Диком, ему навстречу поплыла лодка с любопытными людьми, которые кричали: «Как поживаешь, убийца Мюллер?»
Таннер привез арестованного в Англию, а спустя два месяца Мюллера повесили. Незадолго до казни он тоже признался в своем преступлении.

Раскрыть пропажу карандашей

Скотланд-Ярд так и не смог раскрыть преступления ужасного Джека Потрошителя – и это показало англичанам, куда ведет полная неприкосновенность личных свобод. Среди них, в частности, бесконтрольная свобода перемещения любого человека и право называться любым именем. Парижские газеты с национальной гордостью иронизировали, что, мол, в Париже Джек Потрошитель не смог бы неделями совершать убийства!

Сегодня в арсенале Скотланд-Ярда, конечно, не те допотопные методы, которые приносили славу первым сыщикам. Теперь это мощная полицейская машина, оснащенная новейшими средствами. Она работает в сотрудничестве со спецслужбами всего мира и имеет спецотряды, кажется, на все случаи жизни. Например, весной прошлого года Скотланд-Ярд создал специальное подразделение, которое занимается поиском преступников в социальных сетях. Полицейские нового подразделения регулярно заходят на Facebook, Bebo, MySpace, чтобы обнаружить сообщения об уже совершенном или готовящемся преступлении – известно, что часто преступники не только хвастаются тем, что уже натворили, но и рассказывают, какие преступления они планируют в будущем. Работает отряд тайно, поэтому пользователи социальных сетей не могут обнаружить следы присутствия полиции на сайте. А в начале сентября отличился отдел по поиску произведений искусства – он раскрыл кражу… коробки карандашей. Однако карандаши были не простые, а принадлежали знаменитому британскому художнику Дэмиену Херсту, который оценил стоимость пропажи в полмиллиона фунтов стерлингов. Преступление раскрыли быстро – вором оказался 16-летний знакомый Херста, с которым у того были конфликты по поводу авторских прав.

А недавно полиция Большого Лондона объявила о наборе в спецподразделение SO14, занимающееся охраной королевской семьи. При этом в тексте вакансии говорится, что «наибольший интерес будет проявлен к соискателям женского пола, лесбиянкам, геям, бисексуалам, транссексуалам, черным и представителям этнических меньшинств». В зависимости от опыта претендента зарплата варьируется от 28,6 тыс. до 41,2 тыс. фунтов.

Британские парламентарии назвали объявление смехотворным: «Я не думаю, что королеве будет гораздо спокойнее от мысли, что ее охраняет транссексуал», – заявил парламентарий Филипп Дэвис. А вот Скотланд-Ярд свою заинтересованность в меньшинствах объяснил тем, что среди охранников королевской семьи недостаточно представлены люди с другим цветом кожи и нетрадиционной ориентацией. Возможно, это связано с громким скандалом летом прошлого года, когда помощник главы Скотланд-Ярда Тарик Гаффур подал против своего начальника Иэна Блэра иск. Гаффур обвинил Блэра в проявлениях расовой дискриминации, а позже Ассоциация чернокожих полицейских объявила Скотланд-Ярду бойкот в знак протеста против проявлений расизма в полиции.

Одно из последних крупнейших дел, которым занимается Скотланд-Ярд – «ограбление века», совершенное в августе этого года. Банда обчистила ювелирный салон прямо в центре Лондона, и этот случай стал самым крупным в истории Великобритании – стоимость похищенного достигает 40 млн. фунтов стерлингов ($65 млн.), что является своеобразным рекордом. Кстати, детективы уже объявили об аресте подозреваемых, однако более подробной информацией делиться не спешат. Зато с удовольствием сообщили другую новость – в результате хорошо спланированной операции им удалось вернуть роскошную одежду и драгоценности, оцениваемые в 500 тыс. фунтов, которые были украдены в результате июльского налета на универмаг на Нью Бонд Стрит. Грабители были задержаны, а детектив-инспектор Франк МакКовен прокомментировал, что «это была превосходная операция, умно проведенная Вестминстерской группой по борьбе с преступностью». Полицейские уверены и в успешном расследовании ювелирного ограбления – пусть преступники ловки и расчетливы, но и Скотланд-Ярд, как известно, не дремлет.Подготовила Александра Билярчик
по материалам Lenta.ru, NEWSru.com. Calend.ru, «Сайт Светозара Чернова» , «Интересности»

Поделиться.

Комментарии закрыты