Николай Пирогов: великий хирург и изобретатель

0

В этом году отмечается 200-летие со дня рождения Николая Ивановича Пирогова – его имя золотыми буквами вписано в историю мировой медицины. К празднованию этого события нынешняя власть подошла весьма ответственно.

Так, еще в начале мая президент Виктор Янукович поручил правительству образовать Организационный комитет по подготовке к празднованию юбилея. Он, в частности, займется организацией комплекса работ по благоустройству Национального музея-усадьбы Пирогова, проведением в медицинских вузах и научно-медицинских заведениях тематических конференций и круглых столов, а также обеспечением издания научных трудов Пирогова на украинском и иностранных языках. Это позволит еще раз напомнить украинским гражданам о том, кем был Николай Иванович, и какой вклад он внес в медицину.

Честный эскулап

О Пирогове много говорили и писали еще при его жизни. К примеру, писатель Николай Некрасов в журнале «Современник» назвал его «человеком, отмеченным печатью гения, который в то же время соединяет в себе высочайшее развитие лучших свойств человеческой природы». А российский ученый Иван Павлов так писал о великом хирурге: «Ясными глазами гениального человека, на самых первых порах, при первом прикосновении к своей специальности — хирургии, он открыл естественнонаучные основы этой науки — в короткое время сделался творцом своей области».

Действительно, для мощного и необычайно пытливого ума Пирогова не было пределов и границ в сфере познания. Его поиски и открытия в области хирургии и анатомии, его блистательные операции и необычный дар преподавания, его ценнейшие научные труды стали достоянием не только России, Украины, но и всей Европы, оказав огромное влияние на дальнейшее развитие всей медицины.

Родился Николай Иванович в 1810 году в Москве. Внук крепостного крестьянина, он рано узнал нужду. Его отец служил казначеем майором провиантского депо, был комиссионером 9-го класса. Иван Иванович Пирогов имел четырнадцать детей, большинство из них умерло в младенчестве. Из шестерых оставшихся в живых Николай был самым юным.

В 1815 году в России было издано собрание карикатур «Подарок детям в память 1812 года», которые раздавались бесплатно. Каждую карикатуру поясняли стихи. По этим карикатурам Николай выучился грамоте. А вот получить хорошее образование ему помог знакомый семьи – известный московский врач, профессор Московского университета Е. Мухин, который заметил способности мальчика и стал заниматься с ним индивидуально.

В 17 лет Пирогов, закончив медицинский факультет Московского университета, получил диплом врача, а спустя пять лет защитил докторскую диссертацию. Работать молодой ученый начал в городе Дерпт в Эстонии. Затем он переехал в Берлин с намерением выучить все новое, что могли ему дать самые выдающиеся представители немецкой медицины.

Но там он вскоре жестоко разочаровался. Медицинская наука в Германии, в частности, хирургия, была оторвана от ее основ – анатомии и физиологии. Хотя с первых шагов в науке Николай Пирогов понял, что не «есть медицины без хирургии, и нет хирургии без анатомии». А потому он возвращается в Дерпт, тем более, что там пообещали звание профессора хирургии и попросили возглавить соответствующую кафедру Дерптского университета.

Молодой профессор очень быстро освоился на новом месте – днем он читал лекции, а по вечерам воодушевленно работал. В этот  период Николай Иванович создает издание «Анналов Дерптской хирургической клиники». Это была врачебная исповедь молодого хирурга: он давал суровую оценку собственной медицинской деятельности, описывал отдельные патологии.

«Анналы» Николая Пирогова возмутил всю врачебную среду: молодой хирург нарушил традицию, которая существовала среди врачей веками, – не выносить мусор из дома.

Никогда и ни при каких обстоятельствах до него ошибки врачей, которые повлекли осложнение болезни, не становились предметом широкого обсуждения. Так что можно с уверенностью сказать, что Пирогов внес в медицину честность. В 1837—1839 годах им были выпущены два тома «Анналов». Ученый Иван Павлов назвал эти издания подвигом, а русский нейрохирург Николай Бурденко — образцом чуткой совести и правдивой души.

«Сестра, наркоз!»

В университете, где преподавал Пирогов, существовал фонд, рассчитанный для командировок ученых. С его помощью Николай Иванович решил добиваться средств на поездку в Париж, чтобы осмотреть французские госпитали. И в 28 лет ему это удается – получив средства от университета, он отправился в столицу Франции.

Вторая поездка за границу, как и первая, наглядно показала ему, что медицина, и, в частности, хирургия, в наиболее культурно развитых странах Западной Европы остается на очень низком научном уровне. Оказалось, что даже в начале своего научного пути Николай Пирогов был на голову выше известных иностранных хирургов. Вернувшись из Парижа в расстроенных чувствах, Николай Иванович много и плодотворно работает в хирургической клинике и анатомическом театре.

Когда наступило лето, и окончились лекции в университете, профессор взялся за организацию передвижной хирургической клиники. В города, куда он намеревался съездить, были посланы сообщения, и там стали с нетерпением ждать приезда эскулапа. В первом городе он сделал пятьдесят операций, во втором – шестьдесят. Такие летние ежегодные поездки дополняли научно-педагогическую работу осенних и зимних месяцев в Дерптском университете, а также приносили популярность молодому хирургу.

Вскоре слава о нем разнеслась по всей Европе. И когда он приехал к знаменитому парижскому профессору Вельпо поучиться у него, тот ответил, что ему самому надо поучиться у Пирогова. А ведь Николаю Ивановичу в то время не было и тридцати.

О быстроте, с которой великий хирург оперировал, ходили легенды. Например, литотомию (извлечение камней) он делал за две минуты. Каждая его операция собирала множество зрителей, которые с часами в руках следили за ее продолжительностью. Рассказывали, что пока наблюдающие вытаскивали из карманов часы, чтобы засечь время, оперирующий уже выбрасывал извлеченные камни. Если принять во внимание, что в то время еще не было наркоза, станет ясно, почему молодой хирург добивался этой спасительной быстроты.

Кстати, именно Пирогов одним из первых начал оперировать под наркозом. Это произошло 14 февраля 1847 года. Убедившись в эффективности операций под наркозом, Николай Иванович в течение года сделал 300 таких операций и при этом каждую проанализировал. Он первый разработал так называемое «сберегательное лечение», изобрел и применил крахмальную, а затем гипсовую повязку при сложных переломах.

Заботясь о точности при изучении структуры органов, Пирогов изобрел «ледяную анатомию» и издал Атлас распилов и разрезов замороженных тел умерших, снабдив его тысячью рисунков. Одновременно он руководил кафедрой, занимался в созданном им Анатомическом институте, лечил в клинике больных, оперировал, конструировал и изготавливал медицинские инструменты, боролся с холерой, писал книги, статьи, произвел одиннадцать тысяч вскрытий! Воистину, за ним не могло угнаться ни одно лечебное учреждение — он один работал за всех.

Врач, учитель, общественник

Однако его новшества воспринимались далеко не сразу. Так, когда Пирогов потребовал, чтобы русские хирурги оперировали в белых кипяченых халатах, ибо их обычная одежда могла нести опасные микробы, его же коллеги упрятали его в сумасшедший дом. Однако через три дня его выпустили, не обнаружив нарушений в психике.

В 1854 году началась Крымская война. Пирогов пребывал в это время в осажденном Севастополе, благодаря этому на полях сражений было спасено много раненых, а в местных госпиталях установился порядок. Николай Иванович ввел медицинскую сортировку раненых на перевязочных пунктах, вместе с созданными им отрядами сестер милосердия добился создания сборных прифронтовых госпиталей, разработал хирургический конвейер и, наконец, разработал щадящую систему эвакуации для раненых с горячей пищей и теплым ночлегом. «Нет солдата под Севастополем (не говорим об офицерах), нет солдатки или матроски, которые не благословляли бы имени Пирогова», — писал в те дни «Современник».

Но, находясь на вершине славы, великий анатом и хирург вдруг решил покончить с медицинской деятельностью и уйти в отставку. Этот поступок поверг всю передовую Россию в изумление. Одни считали, что Пирогов не мог далее терпеть косность и рутину в Медико-хирургической академии, профессором которой он являлся, другие говорили, что он решил лечить больное общество. И те и другие в чем-то были правы. Но правду знал лишь один Пирогов.

Занимаясь медициной и будучи, по определению Павлова, редким примером учителя и врача, Николай Иванович то и дело сталкивался со следствием недостатков и пороков воспитания молодежи. Справедливо полагая, что воспитанием решается участь человека, он стремился на практике воплотить свои мысли о воспитании и реформе образования в России.
 
У него появилось много горячих сторонников, особенно после выступления в печати со статьей «Вопросы жизни». Он всегда считал, что звание врача обязывает быть общественным деятелем, и никогда не был в стороне от острых вопросов жизни.

Поэтому, когда в 1856 году Пирогову предложили должность попечителя Одесского учебного округа в ведомстве народного просвещения, он, полный надежд и идей, сразу горячо взялся за дело. С этого времени жизнь и деятельность этого гениального человека стала неразрывно связана с Украиной.

Погубила вредная привычка

Новый попечитель поражал всех необычайной работоспособностью, простотой в обращении и демократичностью. Он сумел сделать административную должность чиновника творческой лабораторией научно-педагогической деятельности.

Заняв затем пост попечителя Киевского учебного округа, Пирогов увлекся созданием бесплатных воскресных школ, которые пришлись по душе не только бедному сословию, но и преподавателям-студентам. В 1859 году в Киеве на Подоле открылась первая воскресная школа, имевшая большой успех. Забывая обо всем во имя дела, новый попечитель ломал многие устоявшиеся порядки и традиции, за которыми стояли сильные мира сего. В итоге, ему пришлось уйти в отставку. По свидетельству Лескова, «на проводы Пирогова собрались “тьмы”, это действительно был излюбленный человек, с которым людям было больно и тяжело расставаться».

Пирогов поселился в Вишне под Винницеq, в имении жены, но отдыхать он и не думал.

Знаменитый хирург не изменил своего привычного стремительного ритма жизни: по-прежнему бесплатно принимал больных, которые стекались к нему со всех уголков России, по-прежнему делал множество успешных операций. Расселял оперированных по хатам, следил за их состоянием, снабжал лекарствами. Трижды побывал за границей. В 67 лет, во время русско-турецкой войны, полгода был на фронте консультантом по медицинскому обеспечению армии. После этого появилась книга «Начала общей военно-полевой хирургии», равной которой по научной ценности тогда не было.

Так много знавший о вредных привычках и их влиянии на здоровье, Николай Пирогов, тем не менее, был страстным курильщиком, из-за этого, уже в совсем преклонном возрасте, обнаружил у себя рак. Неизлечимая болезнь забрала жизнь знаменитого хирурга 23 ноября 1881 года. В память о великом ученом первые Всероссийские съезды врачей назывались Пироговскими.

Интересно, что незадолго до смерти великий ученый сделал ещё одно открытие — он предложил совершенно новый способ бальзамирования умерших. До наших дней в церкви села Вишни хранится набальзамированное этим способом тело знаменитого хирурга. А на территории имения сегодня открыт музей гениального врача и подвижника науки.

Подготовила Мария Борисова,
по материалам: «100 великих» , «Левый Берег» , «Зеркало недели» , «Википедия»

Поделиться.

Комментарии закрыты