Охота на «зайцев»

0

В СССР наземные виды транспорта часто выручали друг дружку. Ведь если метро работало, как часы, то с остальными видами транспорта, особенно на периферии, был тихий ужас. В ожидании автобуса или троллейбуса горожане проводили кучу времени, а когда долгожданный транспорт приходил, набивались как сельди в бочку.

Помимо билетов, пассажирам приходилось нередко расплачиваться за проезд оторванными пуговицами, стрелками на колготках и поломанными зонтиками. На остановках троллейбуса люди выстраивались в очередь перед задней площадкой, и никто не смел забегать вперед. Дети любили ездить на «колбасе», цепляясь сзади трамвая или троллейбуса и спрыгивая на ходу.

Билет на сто лет

В начале 60-х во всех видах общественного транспорта Советского Союза применялось самообилечивание. Билеты в зависимости от вида транспорта разнились в цене. Проезд в автобусе обходился в 5 копеек, в троллейбусе и трамвае — 4 и 3 копейки. Причем контролеров не было. У входа в транспорт над головой пассажира висел лозунг, написанный темно-бордовой краской: «Лучший контролер — совесть пассажира». Билет покупали самостоятельно. В салоне троллейбуса, автобуса или трамвая висела так называемая касса, в прорезь которой пассажиры забрасывали монеты и сами отрывали билет. Рулон с билетиками находился в металлической коробочке с правой стороны миниатюрной «кассы». Коробочку можно было легко открыть, если рулон вдруг оборвался. Пассажиры самостоятельно поправляли ленту. «Стырить» рулон никому и в голову не приходило!

Власть вполне оправданно полагалась на общественный контроль. Прозрачность «касс» позволяла окружающим следить друг за дружкой. Некоторые бессовестные пассажиры, пытаясь схитрить, могли закинуть две копейки вместо пяти и, как ни в чем не бывало, оторвать билет. Но зоркий глаз придирчивых бабушек, восседавших, как правило, на передних длинных сиденьях, всегда был начеку. Они считали своим долгом бдить за каждой монеткой, брошенной в кассу. Со временем появились контролеры — желающих сэкономить стало меньше. При виде контролера компостеры начинали стучать со скоростью азбуки Морзе — 90 ударов в минуту! Отловленных «зайцев» публично стыдили всем троллейбусом и даже угрожали отвести в милицию.
На рубеже 70—80-х на смену монетоприемникам с билетной лентой пришли обычные компостеры. Дырчатый рисунок компостера часто изображался на маленькой табличке, приколотой к стеклу водителя, чтобы контролерам было проще. Иногда компостер пробивал последние две цифры бортового номера вагона.

«Рисунок пробивания не менялся десятилетиями — вспоминает киевлянин Артем Пономаренко. — Многие “зайцы” этим пользовались».
Один мой знакомый проездил с одним билетом не один год. Выяснив, что конфигурация компостера не меняется, талон стал для него «счастливым».
Другие умельцы, пробивая и не выкидывая талоны, сумели собрать целые коллекции абонементов, причем на разные виды транспорта. На обратной стороне каждого билета простым карандашиком подписывался бортовой номер машины. Мероприятие себя оправдывало!
Компостер многих раздражал: при попытке закомпостировать в руках часто оставался кусочек талона, так как внутри компостера билетик сдавливало. Компостеры зачастую висели над сиденьем, и, резко вставая, пассажиры частенько больно врезались в них головой.

Белый, красный, голубой…

Каждый вид транспорта имел свой цвет билета. Трамвайные были красными, троллейбусные — синими, автобусные, как правило, коричневыми. Их покупали как в киоске на остановке, так и «на ходу». Без компостера абонемент считался недействительным. Пассажирам также предлагались универсальные билеты — на все виды транспорта, включая даже метро. Они были не особо популярны из-за дороговизны, да и немногие пользовались четырьмя видами транспорта одновременно. Были популярны и проездные. При входе их торжественно предъявляли водителю и даже окружающим, чтобы те, грешным делом, не заподозрили в человеке «халявщика».

«Зайцы» со стажем, как правило, заходили в автобус с невозмутимым видом и, ловко прикрывая полой пальто «кассу», делали вид, что суют монетку в отверстие, а потом смело открывали аппарат и откручивали билет. Затем наглец растворялся в толпе и в большинстве случаев оставался безнаказанным.
Признаться, «зайцев» в Советском Союзе было немного. Люди честно платили за проезд. Лишь в редких случаях, то ли по забывчивости, то ли по нелепой случайности, пассажиры оказывались «зайцами».

«Как-то мама забыла пробить талончик — заболталась со знакомой, и нас оштрафовали, — вспоминает киевлянин Григорий Еваленко, — причем контролер укоризненно сказала матери: “А еще интеллигентная женщина! И не стыдно при ребенке-то?”»
Порой водитель заранее предупреждал по микрофону, через какие двери будет производиться высадка. Зачастую это делалось именно для отлова «зайцев», а не из-за неисправности двери. Недобропорядочным пассажирам штраф обходился в 1 рубль, позже его подняли до 3 рублей. Если платить штраф отказывались, безбилетников отправляли в милицейский участок.

Диана Каминская,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты