Олимпстрой Ее Величества

0

До сочинских Игр осталось всего ничего. Олимпийский огонь уже в пути. Впереди рекорды и победы. А вот главные экономические проблемы, как показывает мировой опыт, начинаются после бала. Как распорядиться олимпийским наследством в виде стадионов, дорог и зданий? Есть два варианта. Суперсовременные спортивные объекты могут стать обузой для бюджета — как, например, в Афинах, или приносить деньги — как в Лондоне. Как и кто в Великобритании зарабатывает на олимпийском наследии?

Родина слонов

Говорят, что когда владыка древнего Сиама хотел избавиться от неугодного вельможи, то посылал ему в подарок белого слона. Заставлять работать священное животное запрещалось, а содержать предписывалось по-королевски. В итоге впавший в немилость быстро разорялся, а король ехидно потирал руки. Отсюда, скорее всего, и пошло крылатое выражение «раздача слонов», изначальный смысл которого у нас подзабыт. А вот англичане помнят. «Белыми слонами» на Туманном Альбионе называют дорогостоящие проекты — в частности, олимпийские. Но постолимпийская история для Англии оказалась вполне успешной.

Понять по Лондону, что еще год назад здесь проходила летняя Олимпиада, очень сложно: Игры будто бы растворились в огромном городе. «Наследие Игр — это скорее то, чего вы не увидите», — объясняет «Итогам» Джефф Берк, директор компании ES Global Ltd, которая возвела добрую половину олимпийских объектов в мегаполисе. Но когда премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон говорил, что его правительство собирается выжать из такого затратного мероприятия, как Олимпиада, все до последнего пенса, он, как оказалось, вовсе не шутил.

Британский подход к бизнес-модели Олимпиады основан на том, что после Игр должна остаться инфраструктура, которую коммерсанты наполнят жильем и офисами, что с лихвой окупит олимпийские расходы. По сути, возводятся не просто стадионы и дороги к ним, а каркас будущего района города. Сегодня на месте бывших объектов Игр собираются построить 91 тысячу квадратных метров коммерческой недвижимости под офисы и торговые центры. Самое же интересное — то, как британцы выжимают деньги непосредственно из олимпийских сооружений.

К примеру, баскетбольную арену разобрали и частично перенесли в бывшую гандбольную арену. Теперь это популярный Copper Box — фитнес-клуб с площадками для игры в баскетбол, бадминтон или для проведения боксерских поединков. Центр водных видов спорта лишился громадных трибун, дыры от которых закроют стеклянными перегородками. Тут откроют огромный бассейн — само собой, платный. Этими объектами управляет компания Greenwich Leisure Limited. Причем заработанные в фитнес-клубе деньги пойдут на субсидирование бассейна, который трудно сделать прибыльным. Благодаря этому месячный абонемент стоит каких-то 30 фунтов стерлингов.

Полностью разобрали арену для водного поло, Ривербанк-арену (хоккей на траве), а также сооружения для спортивной стрельбы, возведенные на территории Казарм королевской артиллерии. Не говоря уже о стадионе для пляжного волейбола, красовавшемся на плаце Конной гвардии в центре Лондона. Стоимость временных строений, которые потом будут сдаваться в аренду частным компаниям или другим странам, проводящим соревнования, составляет 50—60 процентов от общей стоимости объектов. Сами же демонтажные работы стоят сравнительно немного из-за простоты конструкции: здания собираются и разбираются, как конструктор.

«Если бы мы строили только постоянные сооружения, то их цена была бы такой же или немного дороже, — поясняет «Итогам» Джефф Берк. — Во-первых, согласно британским законам если здание простоит больше 28 дней, то оно переходит в разряд постоянных, за что приходится платить налоги. Во-вторых, надо сравнивать не стоимость строительства объекта, а стоимость всего жизненного цикла в 25 лет, то есть, сколько он приносит прибыли. Разборные стадионы оказываются дешевле». На практике же это выглядит так. Когда компании, организующей концерты Мадонны и Rolling Stones, понадобились потолочные каркасы под крышу стадиона, фирма Джеффа Берка просто сняла их с олимпийской арены для водного поло и за 3—4 недели установила в нужном месте.

Остальные олимпийские сооружения были либо перестроены под более скромные спортивные объекты, либо проданы. Так, главный стадион стал домашней ареной для лондонского футбольного клуба West Ham United, велодром превратился в велопарк, а арена для хоккея на траве — в теннисные корты. Наконец, грандиозный пресс-центр перестроили в бизнес-инкубатор iCITY, в котором будут работать 4500 человек из телекоммуникационной отрасли. Оттуда уже начал вещание спортивный телеканал British Telecom Sport.

Пиар — деньги — пиар

Проехав около часа в сторону Оксфорда, мы оказались в деревушке Стоук-Мандевилл. В 1944 году в местном госпитале известный профессор сэр Людвиг Гуттман открыл отделение, где наблюдались вернувшиеся с войны солдаты с травмами позвоночника. Реабилитировали их с помощью спорта, а в 1948 году пациенты уже стреляли из луков на открытии Олимпиады в том же Лондоне. Собственно, в этом госпитале и зародилось движение, называемое Паралимпийскими играми. Сейчас там спортклуб, который был тренировочной базой для нескольких паралимпийских команд, открытый не только для пациентов госпиталя, но и для местных жителей. Благодаря грамотному пиару деревня Мандевилл стала одним из талисманов Игр в Лондоне — больше клиентов появилось и у госпиталя, и у спортклуба.

Едем дальше. Неподалеку от Виндзорского замка еще в 1996 году руководство Итонского колледжа решило вырыть гребной канал. Школа небедная, вложилась в дело щедро: около 17 миллионов фунтов. Но британские власти помогли учителям, запланировав в Итоне олимпийские соревнования. Пиар — деньги — пиар: формула успеха.

«Самая затратная часть — это не строительство, а содержание объекта, — рассказал «Итогам» управляющий директор гребного центра Айвор Ллойд. — В прошлом году нам потребовалось 1,5 миллиона фунтов на зарплаты, ремонт и прочие мероприятия. Если вы поедете в Афины, то вас даже за забор канала не пустят посмотреть — настолько все там заросло тиной». Зарабатывает итонский канал не столько за счет детишек богатых родителей, сколько за счет проведения корпоративных мероприятий и международных соревнований, в том числе по плаванию. «Мы, англичане, называем это «пропотеть актив», — выдает очередной фразеологизм улыбчивый тренер. — То есть выжать из объекта все до последней капли. Как в спортзале».

Доступное жилье

Но, пожалуй, истинные масштабы «потогонной системы» видны в Стратфорде — некогда одном из самых неблагополучных районов Лондона. Чтобы превратить бывшую промзону в цветущий Олимпийский парк имени Елизаветы II, пришлось вывезти около двух миллионов тонн грунта. «Когда в реку Ли (приток Темзы, протекающий через Олимпийский парк. — «Итоги») случайно падали люди, то вскоре умирали от токсичных паров, — рассказывает директор олимпийских объектов Питер Тудор. — Почву пришлось полностью вывозить, очищать и только тогда возвращать обратно на дно реки».

К 2030 году девелоперские компании планируют построить в парке пять новых районов, в которых разместятся 8 тысяч домов. Причем 25—35 процентов из них должны быть доступными по цене британским бюджетникам — врачам и учителям. Один из таких районов называется East Village, там во время Олимпиады жили спортсмены. За год до начала соревнований половину этого района за 906 миллионов долларов выкупил альянс британского девелопера Delancey Estates Plc и «дочки» катарского суверенного фонда Qatari Diar. Это жилье будет выставляться на продажу или сдаваться в аренду. Другая половина — это как раз доступное жилье, которое принадлежит частно-государственной компании Triathlon Homes. Она вложила в проект 268 миллионов фунтов стерлингов, включая 110 миллионов в виде гранта от правительственного агентства, занимающегося доступным жильем. Компания планирует сдать 675 квартир в социальный наем по ценам на 20 процентов ниже рыночных и 356 квартир — в доступную аренду.

Цены, конечно, не низкие, лондонские. Судите сами: в месяц придется выложить 910 фунтов за «однушку». Но это квартира площадью 45—54 квадратных метра, с качественным ремонтом, подогревом полов, балконом, придомовым садом. Также можно купить квартиру в рассрочку. Полная цена той же «однушки» — 270 тысяч фунтов. Если позволяет доход, можно приобрести 25-процентную долю в «однушке», далее платить за аренду сумму, равную трем процентам от оставшейся стоимости жилья. Схема обойдется новым жильцам дешевле британской ипотеки на 20 процентов.

Дебет и кредит

В общей сложности Лондон потратил около 24 миллиардов фунтов на проведение соревнований, безопасность и строительство инфраструктуры, что меньше, чем уже потрачено на Сочи-2014. По данным департамента торговли и инвестиций правительства Великобритании, за первый год экономический эффект от Олимпиады составил 9,9 миллиарда фунтов, из которых 5,9 миллиарда — это доходы от экспорта, связанного с олимпийскими промопроектами, 2,5 миллиарда — дополнительные инвестиции в Великобританию, которые позволили создать 31 тысячу рабочих мест, и 1,5 миллиарда — зарубежные контракты британских компаний по экспертизе и возведению олимпийских объектов. Шесть десятков британских компаний уже привлечены к сочинским Играм и чемпионату мира по футболу-2018 в России. Например, дизайн олимпийского стадиона в Сочи сделала британская компания Populous.

Олимпиада в Лондоне помогла британской экономике выйти из рецессии. Если во II квартале 2012 года ВВП Соединенного Королевства упал на 0,4 процента, то в III квартале вырос на процент. «Влияние таких соревнований на ВВП, впрочем, будет дугообразным, — говорит в интервью «Итогам» Эндрю Ханиман, отвечающий за наследие Олимпиады в правительстве Великобритании. — То есть временным и краткосрочным. В целом олимпийское наследие должно принести британцам 28—41 миллиард фунтов до 2020 года».

Сочинская Олимпиада к опыту лондонской, похоже, относится со вниманием. Так, большая часть сооружений прибрежного кластера останется на месте, чтобы у российских спортсменов появились тренировочные базы по всем видам зимнего спорта. Например, на базе ледовой арены «Шайба» будет создан Всероссийский детский спортивно-образовательный центр. Кое-что перепрофилируют. Дворец зимнего спорта «Айсберг» превратится в велотрек. Из хоккейного дворца «Большой» планируется сделать универсальную арену, которая подойдет как для хоккея, так и для баскетбола, волейбола, тенниса, бокса и концертных программ. Конькобежную «Адлер-Арену» превратят в самую крупную на юге России торгово-выставочную площадку, а гигантский стадион «Фишт», где пройдут церемонии открытия и закрытия Игр, примет футбольные матчи ЧМ-2018, а также развлекательные шоу. Но коммерческая составляющая здесь не так велика. К примеру, «Фишт» вмещает 40 тысяч зрителей. Понятно, что любой концерт самых расчудесных звезд эстрады такое количество зрителей в Сочи вряд ли соберет.

Единственным полностью разборным объектом будет тренировочная ледовая арена для хоккея, которую после Олимпиады перевезут в Ставрополь. Олимпийскую деревню, как и в Лондоне, распродадут в розницу. При этом сочинские апартаменты, по мнению экспертов, однозначно попадут в категорию элитного жилья. Сочинский пресс-центр станет торгово-развлекательным центром и гостиницей.

Подсказка от британцев: главные сочинские деньги «зарыты» в горах. После Олимпиады должен остаться горнолыжный курорт мирового уровня на базе комплексов «Лаура» и «Роза Хутор» с более чем 150 километрами трасс и вместимостью в 42 тысячи туристов в сезон. К слову, своего «слона» владелец «Роза Хутора» Владимир Потанин отдал под управление французской Compagnie des Alpes, имеющей богатейший опыт в раскрутке альпийских курортов. Иными словами, устроители сочинской Олимпиады пытаются уже сейчас двинуться по лондонской «лыжне», а не по афинской. Что из этого получится — увидим на финише.

Артем Никитин,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты