Пернатая забава богатых украинцев

0

Как известно, сезон охоты сейчас в самом разгаре. В это время у многих мужчин просыпаются  древние инстинкты, и они спешат порадовать своих домашних мясом диких животных. Сейчас все предпочитают добывать дичь с помощью первоклассного оружия, чтобы убить свою жертву наверняка. Однако в некоторых районах нашей страны сохранилась охота с ловчими птицами.

Наверное, никого не может оставить равнодушным завораживающий парящий полет этих величественных созданий. Вот одна птица долго и грациозно кружит в воздухе, так что невозможно оторвать от нее взгляд. Но внезапно сокол камнем устремляется вниз и гордо несет в клюве свою добычу, чтобы тут же с ней расправиться.

Именно из-за своих великолепных охотничьих качеств ловчие птицы еще много веков назад привлекли к себе внимание людей, учившихся учились добывать себе пропитание, которое включало бы в себя не только плоды и коренья.

В настоящий момент из охотничьих птиц на территории Украины распространены ястребы, в России наиболее известны соколы, в Киргизии и Казахстане — беркуты и ястребы-тетеревятники, а в Туркмении — соколы-балобаны. С этими изумительными пернатыми можно добыть лису, зайца, уток, фазанов, куропаток и многих других. Лучшие же ловчие птицы способны взять даже волка.

«Птичья» политика

Поэтому неудивительно, что охота с пернатыми восходит к глубокой древности. Известно, что еще в IX веке в Киеве был построен соколий двор, где содержались и обучались птицы. Конечно, ловчие птицы разводились и при других королевских домах. Так что, вплоть до XVII века соколиная охота была излюбленной забавой русской знати и дворян во всей Европе.

Интересно, что при Ярославе Мудром по ловчим птицам даже были изданы специальные законы. В них говорилось, каких пернатых охотников отлавливать, кому можно или нельзя их покупать. И такое «птичье» законодательство действовало не только в Киевской Руси, но и во многих других странах средневекового мира. Конечно, чаще всего первоочередное право приобретения ловчих птиц принадлежало царствующим особам. Да бедные люди попросту и не могли бы себе позволить купить такую птицу по причине ее страшной дороговизны, поэтому охоту с соколами и беркутами так и называли – забавой королей. Кроме права приобретения, были также разработаны правила по отлову птиц. К примеру, в Англии никто не мог без разрешения короля ловить местных соколов, а в Дании распределение кречетов утверждалось лично монархом.

То что, ловчие птицы пользовались бешеным спросом и популярностью и говорили о статусе их владельцев, свидетельствуют несколько любопытных фактов. Например, французский король Карл VI использовал соколов как выкуп за двух своих маршалов после неудачной битвы с турками. В свою очередь, герцог Бургундский добился у турок освобождения своего сына, послав им 12 белых кречетов. Похожий обычай был и на Руси. Там ханы Золотой Орды получали в счет дани от русских князей ловчих птиц.

Помимо этого, соколы рассылались по разным странам даже в качестве дипломатических подарков. Так, они играли ключевую роль в государственной политике московских царей. Державам, агрессивных действий которых Москва опасалась, птицы посылались в качестве так называемых «поминок». Странам, в той или иной степени зависимым от Москвы, птицы посылались в виде поощрения, так называемого «государева жалованья». Наконец, для улучшения отношений с государствами равной силы и значения соколы отправлялись в качестве «даров».

Подобный «дар» (кречетов) при Иване Грозном посылали в Англию королеве Елизавете, персидскому же шаху в 1600 году ловчие птицы отправлялись в качестве «поминок». Если по пути из Москвы в Тегеран одна из птиц умирала, то посольство все же доставляло шаху ее голову и крылья – и подарок считался сделанным. Персидские шахи считали кречетов «великими дарами», а московская дипломатическая переписка именовала белых и полубелых кречетов «красными» и «полукрасными» дарами, то есть ценными и престижными.

Соколятники Полесья

Понятно, что с появлением огнестрельного оружия ловчие птицы перестали быть надежными помощниками охотников. Тем не менее, и сейчас на Украине в некоторых регионах еще есть люди, любящие ходить на охоту со своими свирепыми пернатыми питомцами. Так, в Донецкой, Херсонской, Черниговской областях и в Киеве можно найти мастеров, которые не забавы ради, а целенаправленно и профессионально занимаются охотой с ястребами и соколами.

А в столице Украины, Одессе и Нежине даже созданы клубы любителей ловчих птиц. Туда входят люди, дрессирующие своих хищников и обменивающиеся опытом по их содержанию в неволе, обучению и способу охоты.

Однако самыми знаменитыми охотниками с ловчими птицами считаются соколятники Полесья. В Черниговской области наиболее компетентным специалистом в этом деле является Виталий Стадник. Более двадцати лет он занимается охотой с хищными птицами и их ловлей и дрессировкой. Стоит заметить, что соколов в нашей стране осталось не так уж много, и их отлов запрещен, поэтому соколятники берут в себе в помощники ястребов.

Один из друзей Стадника описал однажды в журнале «Охотник», как его друг поймал и дрессировал птенцов ястреба. Взобравшись на головокружительную высоту, он вытащил из гнезда  самца ястреба, а потом самочку перепелятника и приступил к их дрессировке. К сожалению для Виталия, самочка оказалась очень пугливой, и никакому обучению упорно не поддавалась. В итоге, ее пришлось отпустить неподалеку от того места, где она была изловлена. А вот маленький ястреб по кличке Той быстро освоился в неволе и привык к хозяину, а уже через полтора месяца начал вовсю проявлять охотничий азарт, поймав первых своих уток, перепелов и коростелей.

Кстати, товарищам Стадника было удивительно наблюдать, как, идя по лугу, Виталий сбрасывал Тоя с руки на землю и, не оборачиваясь, удалялся от него. Ястреб сначала смешно и неуклюже, словно курица, пытался догнать хозяина пешком по земле, а потом бесшумно взлетал и, догнав, садился на плечо или заблаговременно подставленную руку.

Кстати, в Киеве, помимо охоты с ястребами, освоили охоту и с воронами. Дело в том, что ворон легче и быстрее привыкает к своему хозяину, чем сокол или беркут, и начинает узнавать его не только по голосу, но и по походке. Он также быстро запоминает свое имя и охотно откликается на него. К тому же, в отличие, скажем, от ястреба, ворона легче обучить, правда, потом его и гораздо сложнее обмануть, чем настоящих ловчих птиц. Если у хорошо обученного сокола хозяин без особых проблем забирает пойманную добычу, то с вороном все гораздо труднее. Ведь каждая охота для птицы – это обман – потом большую добычу меняют на маленький кусочек мяса. Но ворон быстро усваивает эту «арифметику» и старается скрыться с добычей, чтобы где-нибудь спокойно ее съесть.

К слову, в охотничьей среде все-таки более успешными охотниками считаются соколы. В «Книге рекордов Гиннеcса» сокол-сапсан даже удостоился чести быть помянутым два раза: во-первых, как самое быстрое, не имеющее соперников по скорости полета живое существо, развивающее по вертикали скорость до 270-320 км/ч, во-вторых, как птица, имеющая самое острое зрение. Способный увидеть голубя на расстоянии 8 км, бросаясь в погоню за добычей, сапсан может лететь по горизонтали со скоростью 50-100 км/ч.

Дрессировка голодом

Довольно интересно наблюдать за дрессировкой ловчих птиц. Вообще, удивительно, что они ей поддаются, ведь это птицы, не привыкшие жить в неволе – у них свобода в крови. Кстати, способы приручения пернатых вряд ли бы понравились тем же «зеленым». Чтобы себе подчинить дикую птицу, ее часто берут измором, ограничивая и сон, и корм. Ей на голову надевают колпачок, прикрывающий глаза, – клобучок, к лапам привязывают кожаные ремешки – опутенки – и начинают приручать к руке хозяина в кожаной перчатке, Это называется «хождением на руку». Ястреба учат лететь к руке хозяина на зов или свист, постепенно увеличивая дистанцию и вознаграждая птицу куском еще горячего мяса. Этот этап обучения считается законченным, когда птица летит на перчатку, не видя в ней мяса, а только по зову хозяина.

Приучив птицу возвращаться к хозяину, приступают к притравливанию, то есть обучению охоте на дичь. Например, для притравливания к зайцу пользуются шкуркой этого зверька, набитой сеном. В чучеле около головы делается прорезь, в которую набивают мясо так, чтобы оно торчало из глазниц. Обучаемую птицу некоторое время кормят на таком чучеле.

Притравливая соколов или ястребов к птицам, пользуются уже не чучелами, а живыми пернатыми, вначале с подрезанными крыльями. Последний этап притравливания ловчих птиц – напуск на живую добычу. В этот день птицу с утра не кормят. Выпустив лисицу или зайца, ждут, пока зверь отбежит метров на 50-60, а затем пускают птицу. Если та взяла добычу, трофей у нее тут же отнимают, при этом не забыв поощрить удачливого охотника куском мяса.

Правда, поначалу трудно ожидать от птицы больших результатов. Начинающему пернатому охотнику поймать лисицу, зайца или даже куропатку с первой попытки обычно не удается. Тем более что замечено – даже опытные «вольные» ястребы совершают немало промахов. Доля их удачных бросков колеблется в пределах 5-20%.

Всего обучение птицы длится около месяца – смотря какие способности она демонстрирует  и в каком возрасте начала охотиться. К тому же, сам срок службы ловчих птиц зависит от опыта охотника и от ухода за птицей. А ухаживать за ними нужно очень тщательно. Им нужно и просторное чистое помещение, и возможность строить гнездо, и всегда только свежее мясо разных животных. Если у птиц хорошие хозяева, то, например, соколы и ястребы «проработают» в среднем по 3-4 года.

К слову, очень интересно наблюдать, как у охотника с птицей складываются свои неповторимые отношения. Они приноравливаются друг к другу, и трудно сказать, чьи индивидуальные особенности в большей степени определяют стиль поведения. Однако, несмотря на, казалось бы, дружеские отношения между "партнерами", рано или поздно птица все-таки старается улететь – уж слишком силен в ней неистребимый дух свободы…

Соколы для «новых» украинцев

Стоит отметить, что в настоящее время интерес к охоте с ловчими птицами спустя века забвения снова возрождается. Наверное, из-за экзотичности этого вида охоты. Растет число специальных клубов ловчих птиц в Англии, Германии, Чехии, Венгрии, Франции, Норвегии, США и, конечно, на Востоке, где охота с птицами всегда была любимым занятием султанов и шейхов. За чисто белого элитного кречета восточные владыки и сейчас готовы выложить тысячи долларов.

Известен случай, когда за самку белого кречета один из арабских шейхов уплатил 250 тысяч фунтов стерлингов. Хотя даже мелкое пятнышко на белоснежной груди кречета может снизить цену птицы на несколько порядков. Особую же слабость коронованные охотники питают к «вольным» птицам, то есть пойманным на свободе, а не полученным путем разведения в неволе.

Благодаря увеличивающемуся спросу ловля птиц-охотников уже стала доходным бизнесом. В результате, не так давно образовалась «соколиная» мафия, которая создала маршруты и связи для отлова и переправки птиц на Восток и в Западную Европу. Как правило, птичьи браконьеры с помощью местных жителей отыскивают соколиные гнездовья и забирают птенцов или ведут отлов взрослых птиц на перелетах. Доставляется «краснокнижный» пернатый «товар» в основном из Сибири, Камчатки и Казахстана. Есть сведения, что киевские, одесские и мелитопольские дельцы-«орнитологи» тоже причастны к этой мафии, и каждый год переправляют за границу несколько десятков российских соколов. Часть из них оседает у нас при отбраковке. «Некондиционных» же птиц контрабандисты продают «новым» украинцам, которые все чаще предпочитают «изысканную» и «престижную» соколиную охоту, обычной – ружейной. Тоже, наверное, метят в «короли». Да и просто престижа ради, ведь охота с ловчими птицами во все времена занятием не только увлекательным, но и очень почетным и уважаемым.

Подготовила Анна Попенко
По материалам «Полювання та риболовля»

Поделиться.

Комментарии закрыты