«Петушиный хвост»: история понятия «коктейль»

0

Рецепт настроения прост: берём ясный летний день, наливаем в него немного смеха, немного тепла и доверху заполняем радостью. В серединку кидаем одну улыбку, а на краешек вешаем солнце… Возможно, именно так действовал когда-то «романтичный алхимик», когда создавал первый в истории человечества коктейль, заменяя чувства жидкостями и облекая их в прозрачную полусферу хрустального бокала…

Страсти на хвосте

Ни один, даже самый именитый бармен, не ответит, откуда пошло само слово «коктейль». В переводе с английского «коктейль» означает «петушиный хвост», но это только усугубляет ситуацию: откуда такое странное название?

Существует, в принципе, легенда об украденном у одного трактирщика петухе, за хвост которого он пообещал половину своего состояния и красавицу дочь в придачу. Когда петуха отцу принес давний возлюбленный девушки, она так разволновалась, что перепутала бокалы и намешала совершенно безумное месиво из напитков. Довольный отец поднял свой бокал «за петушиный хвост!», и все гости, выпив, отметили, что напиток получился просто отменный. Эту смесь так и прозвали – «кок-тейль».

Согласно другой версии, во всем виноваты любители петушиных боев. Они изобрели новый способ «раззадоривания» петухов перед началом схваток. Бедных птиц кормили невероятной смесью зерна, замоченной в коктейле прокисшего вина и виски. От такой выпивки петухи становились просто идеальными бойцами. Примерно в те же годы слово «коктейль» вошло и в аристократический английский язык: им обозначали нечистопородных лошадей на королевских скачках. Британские историки писали, что их хвосты торчали вверх, как петушиные, а в жилах было намешано столько кровей, сколько всяческой дряни в кружке фирменного напитка дешевого паба.

Первое упоминание слова «коктейль» в привычном нам смысле относится к 1806 году: в бюллетене The Balance and Columbian Repository указывается объем производства «стимулирующих ликеров, состоящих из любых спиртных напитков с добавлением сахара, воды и горькой настойки из трав». А вот сладкие, экзотические и безалкогольные тонизирующие напитки – это уже выдумка современности.

Сразу после окончания Первой мировой войны в меню американских баров хлынули потоки экзотических напитков, молочных шейков, ароматизированных и фруктовых алкогольных коктейлей. Их оригинальности удивляться особенно не приходится: после сухого закона 1919-1933 годов американцы пили только смеси. Крепкий алкоголь в то время маскировался сочетаниями с другими напитками, и желание людей выпить породило целую отрасль. Тогда же коктейли разделились на short drink, крепкий алкогольный коктейль из трех и более алкогольных компонентов, и long drink, слабоалкогольный коктейль из трех и более компонентов, обязательно включавший безалкогольный напиток вроде лимонада, сока или колы.

Забавы сильных

Без сомнения, самый знаменитый коктейль в мире – это любимый напиток Джеймса Бонда – водка с мартини. Однако бармены давно определили, что наказ агента «смешать, но не взбалтывать» несколько наивен. Этот коктейль оказывается куда вкуснее, если его встряхнуть в шейкере с несколькими кусочками мелко рубленого льда. Затем его нужно разлить в бокалы для мартини и добавить по одной оливке.

В фильме «Умри, но не сейчас» верный своим идеалам Бонд почему-то вдруг переходит на «Мохито» – один из любимых коктейлей Хемингуэя. «Мохито» и переводится, как «комар», и действует точно так же. Легкий, чуть слышный, тонко жужжащий, он «кусает», и эффект становится заметен лишь после того, как он уже «улетел». Рецептов его приготовления много, но самый распространенный – это с сахаром, мятой и соком лайма, в которые добавлен ром с содовой и кусочками льда. Говорят, что секрет его успеха кроется в добавлении в него мало распространенной горькой настойки «Ангостуры».

К слову сказать, дядюшка Хэм был большим любителем выпить со вкусом. К числу его любимых коктейлей относят также и венецианский «Беллини» – шампанское с персиковым соком, и любимый коктейль короля рок-н-ролла Элвиса Пресли «Дайкири». Существует легенда, согласно которой у бармена из кубинского города Дайкири закончился джин, и ему пришлось добавлять в коктейли посетителям низкосортный ром. Чтобы гостям понравился напиток, он смешал его со множеством других ингредиентов. Так и получился этот необычный коктейль, который сегодня готовится из тщательно смешанных светлого рома, сахарного сиропа и сока лайма со льдом. Правда, говорят, кубинский бармен добавлял в свой коктейль чуточку больше ингредиентов…

Ну а для тех, кто мечтает о большом городе, чистой любви и шопинге в Нью-Йорке, избавиться от комплексов поможет любимый коктейль Кэрри Брэдшоу – «Космополитен». Он готовится в шейкере из водки, куантро, клюквенного и лимонного соков со льдом.

Бриллиантовое опьянение

Каждый уважающий себя бар старается предложить своим посетителям такие коктейли, к которым можно было бы применить эпитет «самые». И если не хватает фантазии, то в дело, как водится, идут деньги.

Казалось бы, нет ничего особенного: обычный нью-йоркский отель, обычные номера, обычный коктейль – водка с вермутом, налитые в бокал со льдом. Почему же трехдневное пребывание здесь стоит десять тысяч долларов? Ответ прост: оказывается, на дне бокала, между прозрачными кусочками льда, можно рассмотреть маленький алмаз. Отель позиционирует этот коктейль как лучший подарок для любимой, который только можно преподнести в торжественный день. А что сделать с алмазом и в какую драгоценность его вставить, избранница должна решить сама.

Другой нью-йоркский отель, Algonquin, тоже включил в свое меню необычный коктейль – мартини с бриллиантом на дне бокала. Отчаявшемуся на такой жест придется, забыв на миг о романтике, подать заявку за 72 часа до ужина, за это время провести встречу со штатным ювелиром отеля Algonquin и выбрать бриллиант с учетом собственных запросов и пожеланий.

А вот ирландский коктейль, состоящий из водки и коньяка, стоит пятьсот евро за бокал. И дело даже не в том, что водка ароматизирована ванилью, а коньяк выдержан в течение двух столетий. Просто в этот коктейль добавлены еще и хлопья 23-каратного золота. Поистине драгоценный Minted разливается в эксклюзивные хрустальные бокалы, сделанные по специальному заказу, и пьется, по совету барменов дублинского отеля, с шоколадными трюфелями.

Беспокойный сон зелёной феи

Его любили и обожали, от него умирали и сходили с ума, под его чарами убивали и любили. Без него не творили ни Пикассо, ни Ван Гог, ни Бодлер, ни Рембо, ни Верлен… Его называли «зеленой феей», «изумрудным волшебником», «кровью поэтов» и даже «королевой ядов». Ярчайшая грань любого коктейля – абсент…

Поначалу это была просто полынная настойка, которую выдавали французским военным для профилактики малярии, дизентерии и других болезней, а также для дезинфекции питьевой воды. Однако напиток оказался настолько эффективным, во всех смыслах этого слова, что получил быстрое распространение по всему миру. Вкусовое украшение любого коктейля, он сам по себе уже оригинальная смесь: сушеную полынь, анис и фенхель вымачивают целую ночь в спирте, кипятят, добавляют иссоп аптечный и лимонную ароматическую добавку, после чего фильтруют.

Блистая и нищенствуя, абсент жил жизнью, полной взлетов и падений. Он был то богом, то дьяволом. Времена, когда его возносили до небес, а алкоголизм назывался абсентизмом, быстро сменились десятилетиями полного изгнания: в августе 1905 года швейцарский фермер Джин Ландфрэй, напившись абсента, застрелил свою семью, и благодаря газетам об этом узнал весь мир.

Но шли годы, и вот абсент вновь блистал и царил: как в Англии «5 o’clock», так во Франции время между пятью и семью часами вечера стало называться «l’heure verte», зеленым часом, и в эту пору запах абсента повсеместно носился в предвечернем воздухе бульваров.

Естественно, вдохновляющая эстетика абсента не смогла не коснуться искусства. До наших дней дошло множество картин, обязанных своим появлением этому напитку. Почти каждый художник того времени написал картину, на которой был бы изображен человек с отсутствующим взглядом, пьющий абсент. Самые известные персонажи принадлежат перу Дега, Ван Гога, Пикассо. Абсент объединял творца и творение: все, что было написано об абсенте, было написано под его воздействием. Современники говорили, что он кистями гениев писал сам себя…

Парламент Швейцарии легализовал абсент только семь лет назад. Многие же страны до сих пор видят в этом напитке источник порока.

По пять капель – и всё!

О чудодейственных расслабляющих свойствах алкоголя мир знал всегда. Но в любви, как известно, как и на войне, хороши все средства. Тем более что есть ингредиенты, которые в сочетании с алкоголем дают поистине волшебный любовный эффект. Будучи не очень сложными по составу и выполнению, афродизиаки настолько универсальны и действенны, что ими с успехом пользуются влюбленные и по сей день.

Еще в своем «Каноне врачебной науки» Авиценна описывал чудодейственное воздействие на мужской организм сока капусты, моркови, крапивы, орехов и гороховой похлебки с шафраном. Любвеобильный король Франции Генрих IV ежедневно выпивал рюмку коньяка, смешанного с куриным желтком. А во времена Людовика XIV во Франции мужчины пили шоколад. Кстати, это был любимый напиток известного своими подвигами Казановы. Важнейшее стимулирующее начало шоколада – кофеин, со стимулирующими свойствами которого человек, по мнению многих ученых, познакомился еще в эпоху каменного века.

Конечно, «перегибы» существовали и здесь. До сих пор ходят легенды о чудодейственном катализаторе ночной любви – так называемой шпанской мушке. На самом деле это даже не мухи, а жуки, содержащие в себе раздражающее вещество кантаридин. Медицинская литература XIX столетия оставила нам массу сведений об их применении в любовных напитках. Среди них были итальянские эликсиры «Дьяволини» и французские Pastilles galantes. Как потом выяснилось, кантаридин был сильным раздражителем для организма и отдельных его внутренних органов и в дозировке, превышающей пять капель, мог стать даже смертельным.

Oh, those Russians…

«Нет, если я сегодня доберусь до Петушков – невредимый – я создам коктейль, который можно было бы без стыда пить в присутствии бога и людей. В присутствии людей и во имя бога. Я назову его «Иорданские струи» или «Звезда Вифлеема»…» – так думал молодой повеса Венечка Ерофеев, летящий в поезде по маршруту «Москва – Петушки». Не он ли, представитель рабочего класса, лучший наш проводник по истинно русским коктейлям?

Самое невинное, что предлагал пить Венечка, это «Поцелуй тети Клавы» – смешанное один к одному любое красное вино с любой водкой. Венечка уточнял: «сухое виноградное вино плюс «перцовка» или «кубанская» – это «первый поцелуй». Смесь самогона с 33-м портвейном – это «поцелуй, насильно данный», или проще, «поцелуй без любви», или еще проще, «Инесса Арманд».

Ну а затем, по нарастающей, в ход шли совершенно иные коктейли, которые способен принять, не говоря уже о том, чтобы переварить, только русский желудок. Первым в списке был «Ханаанский бальзам». Самый ценный его компонент, по утверждению «специалиста», – денатурат, источающий драгоценный миазм. Правда, чтобы этот миазм оттенить, Веня советовал добавить «крупицу благоухания» – «бархатное» пиво, лучше всего «останкинское» или «сенатор», и очищенную политуру. А еще есть «Слеза комсомолки», «Сучий потрох»…

Впрочем, что с чем смешивать, в каких пропорциях, как и при помощи чего пить – это не вопрос специального образования, а лишь фантазии. И полезно тут помнить вовсе не пропорции всем известных «Кровавой Мэри» или «Черного русского», а то, что самый лучший коктейль в мире, возможно, еще не изобретен.

Елена Иванова,
«Аэропорт»

Поделиться.

Комментарии закрыты