Пётр Ильин и Ида Клебанова: История любви на войне

0

Родителей Александра Ильина из Приозерска давно нет в живых, но историю их фронтовой любви, которую они пронесли через всю жизнь, хранят дети и внуки.

Встреча

– В июле 1941 года моя мама Ида Клебанова попала на фронт, – рассказывает Александр Петрович. – Мама служила командиром миномётного взвода. А в сентябре её зачислили в 218-й стрелковый полк, которым командовал Василий Маргелов – в будущем главнокомандующий воздушно-десантными войсками Советского Союза, «десантник №1». У Маргелова был комиссар Пётр Ильин, он ходил в штыковую атаку с клинком, рассекая немецких солдат от макушки до пояса.

На фронте Ида Клебанова вела дневник. Вот что она написала о своём будущем муже: «…о комиссаре полка мне прожужжали все уши и в медсанбате, и в санроте, что он молод, красив, но воображает, ни на кого не обращает внимания… В первый же вечер, когда я осталась ночевать на командном посту, услышала разговор-торг: кто будет за мной ухаживать. Остановились на комиссаре. <…> Вдруг распахивается дверь блиндажа, и кто-то входит с таким приветствием: «Здорово, Филиппыч!» – «Здорово, Ильич!» – в ответ. Боюсь встречи с комиссаром – а вдруг действительно влюблюсь? Медленно поднимаюсь, докладываю: «Лейтенант Клебанова!» И вдруг оказываюсь в объятиях комиссара, и он, подмигивая, говорит: «Ведь это моя жена!» Про себя решила: муж так муж».

– Оказывается, они были знакомы ещё до войны, – рассказывает Александр Ильин. – Мама училась в институте имени П.Ф. Лесгафта, а отец, в то время депутат и парторг закрытого института, приезжал туда заниматься тяжёлой атлетикой. Ей льстило, что за ней, ещё девчонкой, ухаживает такой видный мужчина…

Письма

Эта встреча изменила жизнь 23-летней Иды и 29-летнего Петра. Дружба переросла в любовь.

Вместе они были всего четыре месяца. В январе 1942 года судьба развела их по разным военным частям.

– Виделись родители очень редко, в основном переписывались, – говорит Александр. – Эти пожелтевшие фронтовые треугольники стали нашей семейной реликвией.

«Идик! Ты мне постоянно пишешь: «Береги себя. Будь осторожен». Хорошая! Пойми! Я – человек военный и должен только отлично драться. <…> Ты должна всегда быть готова к моим ранениям, а возможно – и к смерти».

Шли тяжёлые бои. Ни редкие встречи, ни ранения не могли убить в них жажду жизни, желание дойти до победы. В сентябре 1944  Ильин написал своей любимой из медсанбата:

«Приятная! У меня дела идут хорошо. Рана уже заживает. Ты только не ругайся, но я из МСБ (медсанбат. – Прим. ред.) сбежал. Лежать больше было невозможно. Полк готовился брать один город, а мне очень хотелось в этом бою участвовать. И я сбежал. Ком. дивизии поругал, а потом смирился. Плохо только то, что очень большая повязка на голове. Часто падает фуражка».

Их письма были наполнены нежностью друг к другу и надеждой на встречу. И эту встречу каждый из них приближал, как мог.

«Моя Идуська! <…> Мне кажется, посмотреть сейчас на тебя – это было бы высшей наградой для меня. В бою буду вести себя хорошо. Обязательно буду жив и скоро вернусь к тебе».

Ида Клебанова и Пётр Ильин встретили победу вместе – в Германии.

После окончания войны влюблённые остались служить в группе советских оккупационных войск в Германии. Пётр был парторгом в штабе у маршала Жукова, Ида работала инструктором в Доме офицеров.

В 1948 году у них родился сын Александр. Крёстным отцом ребёнка стал Василий Маргелов – будущий главнокомандующий воздушно-десантными войсками Советского Союза.

– Мои родители и дядя Вася были близкими друзьями. Наша семья поддерживала отношения с ним всю жизнь, – говорит Александр Ильин.

В Ленинград Ида и Пётр вернулись в 1950 году. Они надеялись жить долго и счастливо.

Весной 1953-го Ида с четырёхлетним сыном Сашей поехала к родственникам в Минск. 30 апреля из Ленинграда пришло письмо от отца: «Дорогой сынок! Слушайся бабушку и дедушку, но в обиду себя не давай. Ты же мужчина и должен всем «женщинам» давать правильные директивы, сообразуясь с белорусскими законами. <…> Дружно атакуйте с Эдиком врага на улице. Вот, пожалуй, для тебя всё. В мелочах ты сам разберёшься…»

– В этот день, 30 апреля 1953 года, мой отец был убит, – вспоминает Александр Ильин. – Мама пережила его на 35 лет. Фронтовые письма, документы и фотографии стали её главными драгоценностями. Теперь эти документы храню я.

Алена Бобрович
Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты