Поколение Next или «городские сумасшедшие»?

0

Эмо, готами и ролевиками сейчас уже никого не удивишь – общество смирилось с их существованием. Однако то внимание, которое привлекли к себе люди с нестандартными взглядами, не осталось незамеченным – новые «клубы по интересам», гордо именующие себя субкультурами, появляются, как грибы после дождя. А психологи не устают спорить об их опасности для людей.

Мы маленькие дети…

Вот, к примеру, одно из самых популярных подростковых направлений – Mad-doll («безумные куколки»), которое сейчас весьма активно набирает обороты. Как объясняют сами «куклы», это субкультура шума, веселья и яркой радуги цветов. Их девиз состоит из одного слова: «Позитив!». Они одеваются, как маленькие куколки: мальчики и девочки носят значки с мультяшками, галстуки, забавные сумки и заколочки в волосах. Рисуют на лице возле глаза сердечки и звездочки (их символика). В то же время, детьми они себя  не считают – стараются быть рассудительными и не совершать опрометчивых поступков.

В целом, «куколок» можно считать прямыми «потомками» эмо, но их главное отличие в том, что Mad-doll никогда не акцентируют внимание на печали, не возводят в культ душевную боль и даже когда плачут, пытаются это скрыть. Mad-doll, как считают психологи, – просто отражение внутреннего мира подростка в сложный переходный период. Одеждой они подчеркивают детство, а мыслить пытаются, как взрослые, да и на неудачи реагируют философски, потому что знают – вся жизнь еще впереди.

Между тем, периодически впадают в детство и люди с гораздо более устойчивой психикой, так называемые кидалты. Нет-нет, с кидалами, увековеченными в сериалах рыцарями наживы девяностых, они не имеют ничего общего. Кидалты (от англ. kid – ребенок, adult – взрослый) – это взрослые люди, не желающие расставаться с детством. На выходных они спешат не в модный ресторан, а в кондитерскую, смотрят исключительно мультики, зачитываются «Гарри Поттером» и коллекционируют игрушки вместо антикварного фарфора. Но они вовсе не страдают инфантильностью, как можно было бы подумать. В основной своей массе – это успешные юристы, экономисты и бизнесмены, с хорошей зарплатой и IQ выше среднего. Просто они не хотят взрослеть.

Кстати, это явление далеко не новое – все начиналось еще с детской повести Джеймса Барри про Питера Пэна. Этот мальчик не хотел заводить семью и ходить на работу, предпочитая жизнь на сказочном острове, населенном феями, пиратами, индейцами и такими же, как он, детьми. Книга появилась еще в начале прошлого века, а 80 лет спустя психолог Дэн Кили опубликовал свой научный труд о современных последователях Питера Пэна. В нем он описал взрослых мужчин, которые не желают вести образ жизни, соответствующий их социальному статусу, и предпочитают детские забавы. А через некоторое время появился и сам термин «кидалты», который быстро пошел в народ, впрочем, особого ажиотажа это направление тогда не вызвало.

А вот в России буквально за несколько месяцев кидалты стали едва ли не национальной идеей. Началось всё около года назад, когда стал набирать популярность новый телеканал 2х2, круглые сутки показывавший мультики для взрослых. В рамках рекламной компании нового телеканала появилось множество статей и интервью с его создателями, в каждом из которых рассказывалось, кто такие кидалты, и почему они любят мультфильмы. Слово «кидалт» вдруг стало модным, а сам телеканал, едва начав вещание, добился удивительных результатов, обогнав по рейтингам таких гигантов, как MTV или «МузТВ».

…нам хочется гулять

Между прочим, кидалтов немало и среди известных людей. К примеру, клинической формой этого направления страдает Майкл Джексон. Когда актриса Джейн Фонда обсуждала с Майклом его возможное участие в каком-либо кинопроекте, она упомянула, что Стивен Спилберг планирует снять фильм про Питера Пэна. Услышав об этом, Майкл Джексон неожиданно разрыдался и сказал, что считает себя настоящим Питером Пэном — «потерянным мальчиком из прекрасной Волшебной Страны». Позднее выяснилось, что картинками с Питером Пэном завешаны все стены в доме Джексона. Разбогатев, он купил себе скандально известное поместье, где построил зоопарк, маленькую железную дорогу и парк аттракционов. Поместье Джексон тоже назвал Neverland – «Волшебная страна», прозрачно намекая на своего кумира. Но главным кидалтом Америки называют все же Джорджа Буша. В эту категорию американский президент попал благодаря не столько скромным интеллектуальным способностям, сколько инфантильному, с точки зрения психологов, поведению – немалому интересу к самокату, обязательному атрибуту кидалтов.

Специалисты пытаются объяснить этот феномен как еще одну, хотя и поверхностную, форму ухода от реальности. Существует также мнение, что кидалты – бывшие «правильные» дети, которые все свое детство провели в кружках и секциях, и им некогда было играть. А теперь, когда они добились высокого статуса и высокооплачиваемой должности, можно и расслабиться. Они просто получают удовольствие от жизни, так как считают, что уже доказали все, что могли. С другой стороны, опасность кидалтов, как уверяют психологи, в том, что они, заигравшись, не хотят иметь нормальную семью и детей. Они боятся, что брак ограничит их свободу, а дети потребуют ответственности. Поэтому большинство кидалтов – люди холостые, зато у них есть друзья и подружки со схожими интересами.

Зверь в душе моей

Но все же гораздо большее опасение вызывают у социологов поклонники еще одной новой субкультуры – фурри (англ. furry – пушистый). Молодые люди, принадлежащие к этому течению, считают себя одновременно и животным, и человеком. Это звучит, по меньшей мере, странно, однако популярность фурриков, пришедших к нам из Америки, не может не обратить на себя внимания. Фурри не бреются и не стригутся, часто носят искусственные ушки, а  в разговоре издают животные звуки, типа «мяу» или «р-р-р». Они цепляют хвосты к одежде и могут даже раскраситься «под тигра». Каждый фуррик выбирает свое животное, на которое он ориентируется – к примеру, ягуар, белка или даже скунс (очень напоминает древние племена, которые поклонялись животным – тотемам).

Популярность фурри началась под влиянием Диснеевских фильмов, где, как известно, главные роли, которые могли бы исполнять персонажи-люди, исполнялись животными. Кому первому пришла в голову идея отождествить себя со зверем – история умалчивает, но результат налицо: новое молодежное движение, к ужасу психиатров, распространилось по всему миру.

В «Правилах настоящего фуррика» есть, к примеру, такие положения. «Купи ошейник и носи его. Это не обсуждается». «Запомни: у тебя не руки, а лапы! Не рот, а пасть! Не лицо, а морда!» «Отращивай всё, что растёт. Помни, ничто не делает фурри лучше, чем собственная шерсть». «Если не знаешь, кто ты, просто отвечай, что ты маленький и грустный львенок».

Исследователи нового течения уверяют, что игры в животных не пройдут даром. «Понаблюдайте за ними. Когда их что-то заинтересовывает, они могут наклонять голову набок, нюхают предметы, раздувая ноздри, тянутся к предмету всем телом, с грацией животного, – рассказывают психологи. – Когда они обижены – рычат, выгибают спину, фыркают. При ласках – урчат, жмурятся, поворачиваются под ласкающую руку. Их психика претерпевает значительные изменения, и смогут ли эти люди вернуться в обычный человеческий облик – большой вопрос». Немаловажно и то, что «пушистые» весьма толерантно относятся к интимной жизни – подавляющее большинство из них бисексуальны, да и пары они создают редко. Но самое главное, что «пушистые» уверены – человечество зло, а вот звери – они добрые и хорошие. Представители «животной» субкультуры даже не называют людей людьми – они презрительно говорят «хьюманы» (англ. human – человек) и гордятся тем, что не имеют к ним никакого отношения. Дело в том, что сами фурри считают себя ни много ни мало следующей ступенью эволюции. «Фуррик – это вполне сознательная личность, существо, но уже не человек», – говорится на одном из тематических сайтов.

Между тем, если два года назад в России субкультура фурри включала в себя две-три сотни человек, то сейчас их несколько тысяч. Они активно общаются с нашими «пушистыми», которых тоже становится все больше и больше.

Фруктовое помешательство

Кстати, ошибочно думать, что субкультуры приходят к нам только с Запада. Оказывается, огромным количеством молодежных стилей может гордиться Япония, правда, связаны они, так или иначе, с модой. К примеру, субкультура фруитс (фрукты), очень популярна сейчас в Токио и постепенно начала увлекать и нашу молодежь, в основном, представительниц прекрасного пола. «Фруктовые» выделяются, прежде всего, совершенно безумной манерой одеваться. Кажется, что они сочетают в себе все мыслимые и немыслимые стили: всё так же пестро, как на развалах летнего базара! Безумные комбинации самых ярких и нереальных вещей, космические причёски, куча пирсинга и совершенно дикие аксессуары. А началось «фруктовое» помешательство не просто так, а с одного японского журнала моды под названием Fruits (отсюда и пошло название самого стиля), который писал о модных тенденциях в одном из самых крутых и стильных токийских районов Хараджуку. Даже заядлая модница Гвен Стефани посвятила девчонкам из Хараджуку одну из своих песен Harajuku girls. Ничего особенного в себе эта субкультура не несет – в ней нет четко прописанных постулатов, правил или внутреннего протеста. Да и у самих fruits нет особых занятий – они просто стоят на улицах, встречаются с друзьями, заходят в шикарные универмаги, чтобы в примерочной кабинке переодеться и в новом наряде снова заступить на пост. Этому посвящено все их свободное время, а у них все время – свободно.

Так откуда же возникла эта мания на «объединения по интересам»? Все дело в особой «молодежной» психологии, уверяют специалисты. Молодым присущи такие возрастные черты, как дух экспериментаторства, максимализма, сумасбродства. Этот период жизни, относительно свободный от общественных и семейных обязанностей, они стараются  творчески наполнить приключениями, выделиться из серой толпы. С одной стороны, им хочется показать, что они не такие, как все, с другой – найти единомышленников в своей неординарности.

Бум на субкультуры начался еще в 60-х годах, когда западный мир впервые столкнулся с массовым открытым неповиновением молодежи, вылившимся в мощное движение хиппи. Именно они одним из основных средств протеста выбрали необычную одежду, и с тех пор каждое новое направление обязательно разрабатывает свой непохожий на других стиль и определенную символику. Откровенно радуются этому, наверное, только продавцы – производство одежды, обуви и аксессуаров для представителей молодежных субкультур давно поставлены на коммерческую основу, и сейчас это очень неплохой бизнес.

Тем не менее, как замечают западные исследователи, мир стремительно движется в сторону разнообразия. Одно из его проявлений – недавно возникшее движение  клабберов (англ. club – клуб). Клабберы – это молодые люди, примеряющие на себя образы представителей различных субкультур ХХ века, не связывая внешность с идеологией. На вечеринках клабберов можно встретить людей одетых как хиппи, панки, готы и так далее, но, на самом деле, ими не являющихся. Они просто хотят быть разными, иметь возможность примерять маски, но в душе оставаться собой. Так что, вполне вероятно, что когда-нибудь молодежь будет просто наслаждаться смешением стилей и перестанет воспринимать очередную субкультуру как способ убежать от реальности.

Подготовила Александра Кралько

Поделиться.

Комментарии закрыты