Последнее предсказание монаха Авеля

0

Авель, знаменитый монах, получивший прозвище «Вещий», предсказавший падение дома Романовых, до сих пор остается весьма загадочной личностью. Как он делал свои предсказания и, главное, что ещё осталось неизвестным  нам, потомкам?

Авель, в миру Василий Васильев, родился в 1757 году в деревне Акулово Тульской губернии, в семье коновала. В 19 лет он ушёл из дома, 9 лет скитался по всей Руси великой, а осенью 1785 года смиренно попросил настоятеля Валаамского монастыря дозволить ему жить в монастыре. Прожив год в монастыре, отпросился Авель у доброго настоятеля игумена Назария «в пустынь», поселившись отшельником в скиту.

Различные искушения одолевали Авеля в скиту, и в 30 лет, после загадочного видения, он получил дар пророчества и пустился в новое странствие «сказывать и проповедовать тайны Божии». Ещё 9 лет он бродил по свету и, наконец, остановился в Никольском монастыре в Костромской губернии. В монастыре он написал «книгу мудрую и премудрую, в ней же написано о царской фамилии». Настоятель монастыря перепугался не на шутку и тут же отправил Авеля вместе с его книгой в Кострому, в духовную консисторию.

Архиепископ Павел был напуган ещё больше настоятеля — ведь в книге говорилось, что «государыня Вторая Екатерина лишится скоро сей жизни и смерть ей приключится скоропостижная». Предсказателя, закованного в кандалы, подальше от греха, под строгим конвоем отправили в Петербург.

В Петербурге на допросах Авель смиренно отвечал обер-прокурору Самойлову: «Меня научил писать эту книгу Тот, Кто сотворил небо и землю, и все иже в них…».Особо интересовался Самойлов двумя вопросами: «Вопрос 1. Как осмелился ты сказать в книге своей, аки бы паде император Петр III от жены своей?

 Вопрос 2. Для чего внёс в книгу свою такие слова, которые особенно касаются Ея Величества и именно, акибы на ню сын восстанет и прочее, и как ты разумел их?» На что провидец смиренно ответствовал: « Ибо так открыл мне Бог».Доложили императрице. Но она, не терпевшая мистицизма, встретиться с пророком не пожелала и распорядилась навечно заточить его в Шлиссельбургскую крепость.

10 месяцев и 10 дней провел узник в секретной камере — до самой смерти императрицы. В каземате он узнал потрясшую Россию новость, о которой ему давно было ведомо: 6 ноября 1796 года, в 9 часов утра, скоропостижно скончалась императрица Екатерина II. Точно день в день, как предсказал вещий монах.

Император Павел, взойдя на престол, немедленно вызвал Авеля. Удалив приближённых, Павел «со страхом и радостию» просил благословить своё царствование, а также спросил у Авеля «что ему случится?» «Житие» умалчивает об ответе Авеля. Возможно, наученный горьким опытом и, не желая отправляться обратно в каземат, Авель кое о чём умолчал, так как Павел распорядился поселить Авеля в Александро-Невской лавре и доставлять ему всё, что потребуется.

Прожив год в Лавре, Авель не успокоился, отправился снова на Валаам,  где написал новую книгу, «подобную первой ещё и важнее». Вновь перепуганный игумен докладывал в Петербург. Книга была доставлена Павлу I. В ней содержалось  пророчество о скорой насильственной смерти Павла Петровича, о чём при личном свидании монах либо благоразумно промолчал, либо ему ещё не было откровения. Указывается даже точный срок смерти императора.

Разгневанный Павел 12 мая 1800 г.велел  заточить злополучного Авеля в Петропавловскую крепость, в Алексеевский равелин,  где тот опять просидел 10 месяцев и 10 дней — пока Павел скоропостижно не скончался «от удара».  Император Александр, взойдя на престол, тут же выслал злополучного прорицателя на Соловки.

Но и тут неугомонный монах никак не мог успокоиться.  В 1802г. на Соловках Авель пишет третью книгу, «в ней же написано, как будет Москва взята и в который год».  При этом указывается 1812 год и предсказывается сожжение Москвы. Император Александр, не поверив Авелю, распорядился посадить сумасшедшего монаха в монастырскую тюрьму, пообещав, что тот будет сидеть там до тех пор, пока не сбудется его пророчество.

10 лет и 9 месяцев просидел Авель в страшной монастырской тюрьме. К узникам там относились беспощадно, двое из них умерли от холода, голода и угарного дыма, а доброму Авелю, вздумавшему за них заступиться, ужесточили режим до того, что он «десять раз был под смертию, сто раз приходил в отчаяние».

Когда Наполеон захватил Москву, Александр вспомнил об Авеле. Соловецкий игумен получил приказ: если узник ещё жив, немедля прислать его в Петербург.

Несмотря на явное сопротивление игумена, Авеля все же доставили в столицу, где со строптивым монахом беседовал обер-прокурор Синода  А.Н.Голицын. Беседа была долгой, точное её содержание никому неизвестно, поскольку разговор шёл с глазу на глаз. По свидетельству самого монаха, поведал он князю «вся от начала до конца».

Услышав в «тайных ответах» предсказания вещего монаха, по слухам, судьбы всех государей и до конца веков, до прихода антихриста, князь ужаснулся и побоялся представить монаха государю. После беседы с князем Голицыным Авеля оставили в покое, да и сам прорицатель потерял охоту к предсказаниям. «Я ныне положился лучше ничего не знать, хотя и знать, да молчать», отвечал монах своей покровительнице графине Потёмкиной.

Все дальнейшие годы Авель странствовал, избегая оседлой монастырской жизни. Он побывал в греческом Афоне, в Царьграде-Константинополе, в Иерусалиме. Его встречали то в Москве, то в Троице-Сергиевой лавре, кто считал его пророком, кто шарлатаном.  «Многие из моих знакомых его видели и с ним говорили; он человек простой, без малейшего сведения и угрюмый; многие барыни, почитая его святым, ездили к нему, спрашивали о женихах их дочерей; он им отвечал, что он не провидец и что он тогда только предсказывал, когда вдохновением было велено ему говорить. С 1820 года уже более никто его не видал, и неизвестно, куда он девался»,–  писал Л.Н.Энгельгардт в своих «Записках».

Н.П.Розанов проследил по документам дальнейшую судьбу Авеля. В 1823 году его поместили в Высотский монастырь, но через несколько месяцев после смерти императора Александра Авель потихоньку скрылся из монастыря, так как «отец архимандрит ложным указом хотел послать в Петербург к новому государю» — возможно, Авель опять написал новое пророчество, чем и напугал настоятеля. Так или иначе, но новый император Николай, ознакомившись с делом Авеля, распорядился заточить его в арестантское отделение  в Суздальском Спасо-Евфимиевым монастыре, главной церковной тюрьме. Там в келье-затворе закончилось в 1841 году «житие и страдание» монаха Авеля.

В 1875 году в журнале «Русская старина» (№2) было напечатано  «Житие и страдания отца и монаха Авеля», написанное им самим в начале XIX века, лет за 20 до его смерти. В самом начале «Жития» было изложено самое главное предсказание монаха  о том, что в 1842г. на землю снизойдет Божья благодать и «воцарятся… вси избранные его и вси святые его. И процарствуют с ним тысячу и пятьдесят годов, и будет в то время по всей земли стадо едино и пастырь в них един … потом же мертвые возстанут и живые обновятся, и будет всем решение и всем разделение: которые воскреснут в жизнь вечную и в жизнь безсмертную, а которые предадятся смерти и тлению и в вечную погибель». Это случится в 2892 году.

Увы, это предсказание пока не сбылось, и Божья благодать на земле не настала! Не дошли до нас и составленные им крамольные книжки, кроме двух:«Книга Бытия» и «Житие и страдания отца и монаха Авеля». Ни в той, ни в другой книге пророчества не присутствуют, кроме уже сбывшихся к тому времени.  Но, по описаниям современников, в других книжках была изложена история падения дома Романовых и даже нечто, относящееся к нашему времени.   Всё же нам остались свидетельства современников.

По материалам "Великая Эпоха"

Поделиться.

Комментарии закрыты