Последняя тайна Железного Феликса

0

Недавно российские депутаты предложили вернуть на Лубянскую площадь в Москве памятник Феликсу Дзержинскому, демонтированный в августе 1991 г.

Так думские заседатели решили продемонстрировать необходимость борьбы с низким уровнем правосознания россиян и отсутствием у них законопочитания, которое так беспокоит президента России Дмитрия Медведева. Ранее с инициативой восстановления памятника Железному Феликсу выступил мэр Москвы Юрий Лужков, который, правда, подчеркивал, что его предложение вовсе не означает возврата к прошлому.

Если Дзержинского вернут на Лубянскую площадь, он будет соседствовать там с Соловецким камнем, поставленным в память о жертвах сталинских репрессий. Как символы двух антагонистических идеологий будут уживаться рядом друг с другом, российским властям пока помыслить некогда.

Памятник Дзержинскому по проекту скульптора Евгения Вучетича был установлен в Москве в 1958 г. на площади Дзержинского напротив здания, в котором сначала находилась Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем, а впоследствии КГБ СССР и ФСБ РФ. После провала путча ГКЧП в 1991 г. памятник демонтировали и перенесли в парк искусств «Музеон». Кстати, в конце 2005 г. во двор здания ГУВД Москвы на Петровке, 38 уже вернули бюст Дзержинского работы скульптора Анатолия Бичукова, также демонтированный в августе 1991-го. Так что, Железный Феликс, похоже, возвращается в Россию.

Феликс – значит, Счастливый

В свое время о Дзержинском было издано немало книг, издаются они и сейчас. В них основатель ВЧК предстает в двух ликах: с одной стороны, он – рыцарь революции, с другой – апостол красного террора. Неутихающие споры относительно личности Дзержинского лишь доказывают, сколь велика была его роль в советской истории.

Составить представление о неординарной личности Железного Феликса по его тщательно отредактированной в советское время официальной биографии историкам не по силам. «Родился 30 августа (11 сентября) 1877 г. в небольшом имении Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии (ныне Столбцовский район Минской области Республики Беларусь. – Прим. О. Л.) в семье мелкопоместного дворянина», – вот и все сведения о рождении основателя ВЧК.

Но историки нашли новые сведения о семье Дзержинского. Его мать – Хелена Дзержинская (Янушевская) – происходила из довольно знатной шляхетской семьи. Ее отец, Игнатий Янушевский, был профессором Петербургского железнодорожного института, имел в Вильно дом, где и проживала его семья. Однажды Янушевский случайно повстречался на улице с безработным учителем – выпускником Петербургского университета, приехавшим в Вильно искать работу. Добросердечный профессор взял несчастного – а это был Эдмунд-Руфин Иосифович Дзержинский – чтобы он обучал его дочь математике. Прошло какое-то время, и скромный учитель стал профессорским зятем. Молодая семья поселилась в имении Дзержиново Виленской губернии.

По словам историка Георгия Николаева, согласно семейному преданию, Феликс родился недоношенным. Свое имя (оно означает Счастливый) мальчик получил потому, что выжил вопреки травме, нанесенной плоду в момент падения его беременной матери, отчего и начались роды.

Когда Феликсу не было и 5 лет, его отец скончался от туберкулеза. На руках у его матери осталось восемь детей. Семья жила скромно. Феликс был резвым и чутким ребенком, любил животных, дружил с сельскими мальчишками, сострадая их нужде.

В 10 лет Феликс поступил в престижную первую Виленскую гимназию, но учился плохо – дважды отсидел в первом классе. Из гимназии, вопреки утверждениям официальной биографии, Феликс ушел после 7-го класса: из-за скандала – назвал своих учителей «сволочами и мерзавцами». В свидетельстве о незаконченном гимназическом образовании имел двойки по русскому и греческому языкам, по остальным предметам – тройки, и только по Закону Божьему – четверку. В тот момент Феликс считал, что учеба ему ничего не давала. Однако впоследствии он занимался самообразованием всю свою жизнь. К слову, в гимназии Феликс учился вместе с будущим маршалом Польши Юзефом Пилсудским, который был немного старше его.

В юности Дзержинский до фанатизма уверовал в Бога, даже хотел стать католическим монахом. При этом воспитывался он, как и большинство польских детей, в ненависти к России и к русским – мать Феликса много рассказывала сыну о беспощадном подавлении русскими войсками польских восстаний 1831 и 1863 годов. Позже Дзержинский вспоминал, что во время учебы в гимназии мечтал найти шапку-невидимку, чтобы без страха за собственную жизнь можно было бы легко уничтожить всех москалей.

Но в 16 лет юноша становится уже убежденным атеистом, а в 17 вступает в нелегальный социал-демократический кружок, где изучает марксистскую литературу. С тех пор судьба Дзержинского тесно переплетается с революцией: нелегальная партийная работа, частые аресты, тюрьмы и каторги, непрестанные побеги из ссылок.

В 18 лет, утверждают историки, Феликс будто бы страстно влюбился в свою сестру Ванду и из-за неразделенной любви якобы застрелил ее из охотничьего ружья. Но это было признано несчастным случаем на охоте. Хотя Феликс охотой не увлекался. Кстати, письма Дзержинского к другой его сестре – Альдоне, отмечают историки, тоже нежны не по-братски.

Легенды и мифы Лубянки

25 октября 1917 г. Дзержинский, будучи членом Секретариата ЦК РСДРП и членом Военно-революционного центра, активно участвовал в вооруженном восстании в Петрограде. На II Всероссийском съезде Советов его избирают членом Президиума ВЦИК. 7 декабря он назначается председателем ВЧК и развертывает борьбу с контрреволюцией и саботажем. В 1918 г. под руководством Дзержинского раскрыты несколько крупных контрреволюционных заговоров, с риском для жизни он лично участвовал в подавлении мятежа левых эсеров, а в сентябре переехал на работу в Москву, куда ранее уже перебралось из Петрограда все Советское правительство.

В Москве чекисты с Дзержинским во главе расположились в здании бывшего страхового общества «Якорь» на Лубянской площади – позже ставшего известным в народе как «Лубянка». Говорят, даже спустя почти век, в длинных коридорах и темных закоулках этого особняка будто бы живет призрак Железного Феликса, никогда не расстающегося со своей знаменитой шинелью.

Кстати, вот как объяснял появление этой шинели сам Дзержинский: «Московский комитет ввел меня в комиссию по восстановлению большевистских организаций в армии и созданию Красной гвардии. Мне приходилось часто выступать перед солдатами; вот товарищи и одели меня соответствующе.

Переодели, чтобы признали за своего». Затем ношение шинели вошло в привычку Дзержинского, стало неким символом беззаветного служения революционным идеалам.

В здании на Лубянке глава ВЧК сначала занимал большой кабинет в углу второго этажа, здесь находился огромный стальной сейф, оставшийся от прежних хозяев. Как поведали историку Георгию Николаеву ветераны Лубянки, однажды этот сейф спас жизнь Дзержинскому. Случилось это так.

Как-то в окно кабинета главы ВЧК влетела ручная граната. Дзержинский быстро выскочил из-за стола, в два прыжка пересек кабинет и спрятался в металлическом сейфе. Прогремевший взрыв выбил стекла, повредил мебель и стены. Лишь прочному сейфу он не причинил никакого вреда.

Сбежавшиеся на грохот чекисты увидели, как в клубах пыли из сейфа вышел невредимый Дзержинский. Он тут же распорядился подыскать себе другой кабинет. Его немедленно нашли на том же этаже, только с окнами, выходящими во двор. А легендарный сейф, говорят, и поныне стоит на своем прежнем месте.

Кстати, именно после этого происшествия соратники Дзержинского будто бы и стали называли своего руководителя за глаза «железным» – из-за его чудесного спасения в сейфе. А уже потом, утверждают историки, этот вынужденный псевдоним биографы обосновали железной стойкостью и несгибаемостью «рыцаря революции».

Именно железную настойчивость проявлял Дзержинский во многих своих делах. На посту главы ВЧК он беспощадно боролся с взяточничеством и нецелевым использованием государственных средств.

Историки нашли один интересный документ, который в марте 1923 г. Дзержинский направил своему первому заместителю Генриху Ягоде. Речь в нем идет о московских чиновниках, но звучит он вполне по-современному, так как нравы нынешних украинских чиновников ничуть не отличаются от нравов их собратьев из той далекой поры: «По городу ездят автомобили, купленные за границей. Нельзя ли бы было расследовать, сколько и кем, и во сколько это нам обошлось, и кто дал на эту покупку разрешение. Полагаю, что такие дела надо быстро расследовать для передачи или в контрольную комиссию, или в трибунал».

Загадочная смерть

Внезапная смерть Дзержинского 20 июля 1926 г. породила немало слухов и предположений. В тот день он в качестве главы Высшего Совета народного хозяйства СССР выступал с эмоциональной речью в Кремле на заседании пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), посвященном состоянию экономики страны. Стоя на трибуне, он неожиданно схватился за сердце. Некоторые приняли это за ораторский прием, но на самом деле, Дзержинский во время выступления ощутил острую боль в левой части груди. Он с трудом вышел в соседнюю комнату и прилег там на диван.

Когда ему полегчало, Дзержинский пошел на свою кремлевскую квартиру. Далее, как рассказывала его жена Софья Сигизмундовна, войдя в свою спальню, Дзержинский вдруг потерял сознание и упал. Прибежавший через несколько минут кремлевский врач Л. Вульман вколол ему в руку камфару. Но инъекция уже не могла помочь: наступила мгновенная смерть.

Известия о кончине вождей для советских людей всегда были неожиданными. К тому же, после смерти Ленина это была вторая смерть одного из лидеров Советского государства. Поэтому у некоторых и возникла уверенность, что это не иначе, как происки врагов. Первые слухи об отравлении Дзержинского поползли среди белой эмиграции. Версию о насильственной смерти связывали с ухудшением отношений между Сталиным и Дзержинским. Якобы Сталин, став генсеком партии, начал создавать новый центр власти, без старой большевистской гвардии, которая могла оказаться для него серьезной помехой.

Косвенно эту версию подтверждало то, что взгляды Сталина и Дзержинского на устройство новой политической системы часто не совпадали. Также известно, что Сталин потихоньку вытеснял Дзержинского из власти, слишком уж неудобным политиком он был для него. Так, были существенно ограничены полномочия новой спецслужбы – ГПУ, созданной вместо ВЧК. Звучала критика и в адрес ВСНХ. В ответ Дзержинский, по воспоминаниям его жены, однажды, придя с работы, в сердцах признался ей: «Ни черта Сталин не понимает в экономике».

Не способствовал рассеиванию слухов о насильственной смерти и протокол вскрытия тела Дзержинского, опубликованный в газетах той поры. Нестыковки, связанные с ним, исследованы в недавно вышедшем в России фильме «Последняя тайна Дзержинского» (автор – Олег Вакуловский).

Вскрытие тела Дзержинского производил корифей советской патологической анатомии профессор А. И. Абрикосов. В состав комиссии врачей также входили ведущие медики той поры. На взгляд историков, все они были настолько авторитетными, что им не было смысла фальсифицировать протокол вскрытия.
Причиной смерти Дзержинского комиссия назвала паралич сердца. Однако у врачей до сих пор возникает вопрос, почему не вскрывался череп и не исследовалось мозговое вещество? Без этого, утверждают специалисты, невозможно поставить точный диагноз. Правда, другие эксперты считают, что такая необходимость при вскрытии возникает не всегда.

Вторая загадка протокола связана с тем, куда делись из описания все те болезни, которыми страдал Дзержинский? Врачи еще при жизни диагностировали у него сначала «грудную жабу» – сильную стенокардию, а позже обнаружили туберкулез. Однако в теле, которое осматривала комиссия врачей, не было найдено ни одного следа этих тяжелых болезней. Хотя следы от туберкулеза, утверждают медики, остаются навсегда.

Неудивительно, что у историков появляются сомнения в естественной смерти Дзержинского. И все больше оснований получает версия отравления его ядом. Потому что напрашивается вопрос: не было ли подменено тело Дзержинского, что и привело к отсутствию следов туберкулеза в протоколе посмертного вскрытия?

К слову, после смерти Железного Феликса была попытка создать орден Дзержинского – для награждения чекистов за особые заслуги. Но из этого ничего не вышло. Говорят, Сталин к тому времени считал его ярым сторонником своего давнего соперника Льва Троцкого, некогда второго после Ленина человека в партии. Кстати, позиции Сталина в партии в тот период и в самом деле были весьма шаткими: со стороны части большевистской гвардии все громче рос протест против стиля его руководства. Апофеозом этого протеста стало открытое выступление сторонников Троцкого на улицах Москвы 7 ноября 1927 г., в 10-ю годовщину Октябрьского переворота.

Исходя из этого, смерть Дзержинского выглядит слишком уж своевременной, как бы упреждающей. Однако правды об этом уже не узнать никогда. Историки лишены возможности изучать документы той поры, ввиду их полного отсутствия, и общаться со свидетелями тех событий. Так что, остаются только догадки и версии.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Новая», Телеканал «Россия», «Википедия», The New York Times, Г. Николаев «Неразгаданные тайны первочекиста», FLB.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты