Предсмертные слова великих

0

К последним словам умирающих всегда относились с особым трепетом. Что чувствует и что видит человек, находящийся на грани между двумя мирами?

Последние слова великих людей были простыми, загадочными, странными. Кто-то высказал свое самое большое сожаление, а кто-то нашел в себе силы пошутить. Что сказали перед смертью Чингисхан, Байрон и Чехов?

Древние фразы

Последняя фраза императора Цезаря вошла в историю слегка искаженной. Все мы знаем, что Цезарь якобы произнес: «И ты, Брут?». На самом деле, судя по сохранившимся текстам историков, эта фраза могла звучать немного по-другому – в ней сквозило не возмущение, а скорее сожаление. Говорят, что бросившемуся на него Марку Бруту император сказал: «И ты, дитя мое?»

Последние слова Александра Македонского были пророческими, правитель недаром слыл отличным стратегом. Умирая от малярии, Македонский произнес: «Вижу, на моей могиле будут большие состязания». Так оно и случилось: построенная им великая империя была буквально разорвана на куски в междоусобных войнах.

«Батый продолжит мои победы, и над вселенной протянется монгольская рука», – заявил на смертном одре Чингисхан.

Люди эпохи

Последними словами Мартина Лютера Кинга были: «Боже, как это больно и страшно – уходить в мир иной».

«Ну, я пошел спать», – заявил Джорд Гордон Байрон, после чего уснул навечно. По другой версии, перед смертью поэт воскликнул: «Сестра моя! Дитя мое… Бедная Греция! Я отдал ей время, состояние, здоровье… А теперь отдаю ей и жизнь». Как известно, последний год своей жизни мятежный поэт провел, помогая грекам в освободительной борьбе против Османской империи.

Антон Павлович Чехов умирал от чахотки в гостинице немецкого курортного городка Баденвейлер. Его лечащий врач почувствовал, что смерть Чехова близка. По старинной немецкой традиции доктор, поставивший своему коллеге смертельный диагноз, угощает умирающего шампанским. «Ich sterbe!» («Я умираю!»), – сказал Чехов и выпил поданный ему бокал шампанского до дна.

«Надежда!… Надежда! Надежда!… Проклятая!», – кричал перед смертью Петр Ильич Чайковский. Возможно, композитор находился в бреду, а быть может, отчаянно цеплялся за жизнь.

«Так каков ответ?» – философски спросила американская писательница Гертруда Стайн, когда ее повезли на каталке в операционную. Стайн умирала от рака, от которого ранее скончалась ее мать. Не получив ответа, она спросила снова: «А каков тогда вопрос?» От наркоза она уже не очнулась.

Анатоль Франс и Джузеппе Гарибальди перед смертью прошептали одно и то же слово: «Мама!».

Один из знаменитых братьев-кинематографистов, 92-летний Огюст Люмьер сказал: «Моя пленка кончается».

«Умирать – скучное занятие, – съязвил напоследок Сомерсет Моэм. – Никогда этим не занимайтесь!»

Умирая в местечке Буживаль под Парижем, Иван Сергеевич Тургенев произнес странное: «Прощайте, мои милые, мои белесоватые…».

Французский художник Антуан Ватто ужаснулся: «Уберите от меня этот крест! Как можно было так плохо изобразить Христа!» – и с этими словами умер.

Поэт Феликс Арвер, услышав, как санитарка говорит кому-то: «Это в конце колидора», из последних сил простонал: «Не колидора, а коридора!» – и умер.

Оскар Уайльд, умиравший в гостиничном номере, с тоской взглянул на безвкусные обои и иронично заметил: «Эти обои ужасны. Кто-то из нас должен уйти».

Знаменитая шпионка, танцовщица и куртизанка Мата Хари послала целящимся в нее солдатам воздушный поцелуй с игривыми словами: «Я готова, мальчики!».

Умирая, Бальзак вспомнил одного из персонажей своих рассказов, опытного врача Бианшона. «Он бы меня спас», – вздохнул великий писатель.

Английский историк Томас Карлейль спокойно сказал: «Так вот она какая, эта смерть!»

Столь же хладнокровным оказался и композитор Эдвард Григ. «Ну, что же, если это неизбежно», – вымолвил он.

Считается, что последними словами Людвига Ван Бетховена были: «Поаплодируйте, друзья, комедия закончилась». Правда, некоторые биографы приводят другие слова великого композитора: «Я чувствую, будто до этого момента я написал всего лишь несколько нот». Если последний факт – правда, то Бетховен был не единственным великим человеком, кто перед смертью сокрушался о том, насколько мало он успел сделать. Говорят, что, умирая, Леонардо да Винчи в отчаянии воскликнул: «Я оскорбил Бога и людей! Мои произведения не достигли той высоты, к которой я стремился!».

Многие знают, что великий Гете прямо перед смертью сказал: «Больше света!». Но куда менее известен факт, что перед этим он спросил доктора, сколько ему осталось жить. Когда лекарь признался, что всего один час, Гете облегченно вздохнул со словами: «Слава Богу, только час!».

Королевские мучения

Петр Первый умирал в беспамятстве. Однажды придя в себя, государь взял грифель и начал было с усилием царапать: «Отдайте все…». Но кому и что – государь объяснить не успел. Монарх велел позвать любимую дочь Анну, но был не в силах ничего сказать ей. На следующий день в начале шестого часа утра император открыл глаза и прошептал молитву. Это были его последние слова.

Известно также о предсмертном страдании короля Англии Генриха Восьмого. «Корона пропала, слава пропала, душа пропала!» – воскликнул умирающий монарх.

Мария Антуанетта перед казнью вела себя, как подобает настоящей королеве. Всходя на гильотину по лестнице, она случайно наступила на ногу палачу. Ее последними словами были: «Простите, мосье, я не нарочно».

Императрица Елизавета Петровна крайне удивила лекарей, когда за полминуты до смерти поднялась на подушках и грозно спросила: «Я что, все еще жива?!». Но не успели врачи испугаться, как положение «исправилось» – правительница испустила дух.

Говорят, что великий князь Михаил Романов, брат последнего императора, перед казнью отдал палачам свои сапоги со словами: «Пользуйтесь, ребята, все-таки царские».

Философские слова

Фридрих Гегель и перед лицом смерти остался верен принципам диалектики, на которых была основана вся его философия. Перед смертью он промолвил: «Только один человек за всю мою жизнь понимал меня». Но помолчав, добавил: «А, в сущности, и он меня не понимал!»

Философ Иммануил Кант перед самой смертью произнес всего одно слово: «Достаточно».

Кстати, последние слова Эйнштейна, к сожалению, остались для потомков загадкой: сиделка, находившаяся возле его кровати, не знала немецкого.

Лада Степанова,
«Yoki.ru»

Поделиться.

Комментарии закрыты