"Щит и меч" советской разведки – убийца Бандеры?

0

Святогоров умер в Киеве 22 июня 2008 г. на 95-ом году жизни. Он был одним из прототипов героя фильма «Щит и меч» – разведчика Йогана Вайса, который действовал в глубоком тылу врага и за голову которого гитлеровцы обещали большое вознаграждение.

Александр Святогоров родился 15 декабря 1913 года в Харькове. После окончания техникума в 1932 г., по распределению он попал в Запорожье на огнеупорный завод. «Работал мастером, старшим мастером, начальником цеха, – рассказывал Александр Пантелеймонович. – Я был здоровым, не ленился, еще проявил какое-то там рационализаторство и выбился в стахановцы. Меня приметили, приняли в партию. Надо представлять ту эпоху. Атмосфера в стране жуткая, вокруг – сплошная «посадка». С нашего завода «черный воронок» каждый день кого-то увозил – главного инженера, начальников цехов, рабочих. Мне повезло: как только я женился, сразу же выселился из общежития, а там ребята немного позже здорово залетели.

Тогда же Сталина превозносили просто немыслимо. На собраниях рабочих коллективов была такая практика: только скажет кто-нибудь в своем выступлении слово «Сталин» – вставай и пять минут аплодируй… Кто-то еще упомянет вождя – и снова десять минут оваций… Молодежь воспринимала это скептически. В «общаге» висел портрет Сталина. Один из молодых специалистов запустил в него комком хлеба. Уже к вечеру всех этих ребят арестовали. Если бы я там был, загремел бы тоже».

В конце 1939 г. Святогорову предложили работу в НКВД. Его приход на работу совпал с пересмотром сотен дел так называемых «врагов народа»: «Мы сутками напролет пересматривали дела арестованных, писали свои заключения. Очень многих освободили. А некоторые сотрудники НКВД, которые сфальсифицировали эти дела, сами были арестованы и впоследствии ликвидированы. Мы тогда работали по ночам. Это все шло от Сталина – он днем спал, а ночью работал, поэтому не спали и все подчиненные – вдруг вызовет?»

В тылу врага

Полковник Леонов, начальник управления, где работал Святогоров, заметил молодого и сделал своим адъютантом. Вскоре он взял Александра в управление разведки, где тот занимался подготовкой диверсантов для заброски в тыл фашистов. Первым серьезным делом для молодого разведчика стала ликвидация военного коменданта Харькова генерала Георга фон Брауна. «Еще перед тем, как Харьков захватили немцы, мы создали там агентурную сеть. Мне было поручено через агентуру сообщать данные о том, что происходит в оккупированном городе, а также организовывать диверсии, – вспоминал Александр Пантелеймонович. – В особняке, где поселился фон Браун, заблаговременно было установлено два взрывных устройства. Причем, одно из них – радиомина новейшего образца. Дом усиленно охранялся, а время торопило. Наконец – удача. Через своего человека, работающего у немцев, мы узнали, что у генерала собираются гости. И в тот момент, когда у коменданта Харькова собрался цвет немецкого офицерства, раздался огромнейшей силы взрыв. Под обломками дома погибло около двух десятков офицеров вермахта. Фашисты заметались в поиске. Но безуспешно…»

Вскоре после освобождения Киева Святогорова в качестве руководителя диверсионно-разведывательной группы десантировали на территорию Польши, в Люблинское воеводство. Нужно было проникнуть в такие фашистские службы, как гестапо, абвер, диверсионная школа. Тогда же он получил свой знаменитый псевдоним – Зорич. Группа готовила разведчиков, сочиняла им легенды, специалисты изготавливали немецкие документы. Между прочим, в это время Святогоров действовал под прикрытием того, что он – боец СС «Галичина». «В августе 44-го года под Бродами дивизию СС «Галичина» разгромили, – говорил об этом сам легендарный разведчик. – Остатки дивизии остались на территории оккупированной немцами Польши. И к нам, на партизанскую базу, приходили группы из этой дивизии. Они говорили примерно так: «Мы пришли к вам добровольно. Вот наше оружие. Да, мы служили немцам, но поняли, что они нас обманывают, что построить независимую Украину они никогда нам не дадут. Бандеру они уже арестовали. Вы нам доверьтесь – и мы вам будем помогать». Я отобрал из них наиболее пригодных ребят и задействовал в своих операциях».

В этот же период Святогоров охотился за Эриком Кохом, который прославился, кроме всего прочего, тем, что вывез Янтарную комнату. Обычно разведчикам давали задания, напечатанные на машинке. В этот раз задание было написано от руки, то есть, было настолько сверхсекретным, что его не доверили даже машинистке. Операция провалилась из-за агента по кличке «Электрик», который оказался предателем и выдал противнику планы разведчиков.

Ликвидация осиного гнезда

За неудачей последовал крупный успех – Александру Пантелеймоновичу удалось ликвидировать настоящее осиное гнездо – Люблинскую разведшколу. В этом суперсекретном учебном заведении гитлеровцы готовили для засылки в СССР диверсионные группы, созданные из власовцев и других предателей. «Мои люди проникли в нее, все разузнали, а когда в школу прибыл шеф люблинского гестапо Акардт, мы провели боевую операцию, – говорил Святогоров. – Все разгромили, захватили документы и нескольких инструкторов школы, которые на допросе дали ценные показания. К сожалению, Акардта живым взять не удалось: он погиб в перестрелке».

Святогоров руководил и важнейшей операцией по взятию в плен личного представителя адмирала Канариса – Вальтера Файленгауэра. Для этого разведчикам пришлось разыграть самый настоящий любовный сценарий. Один из агентов под видом немца познакомился с немецкой машинисткой Таисией Брук, которая дружила с любовницей именитого абверовца. Агент «объяснился в любви» «невесте», была назначена помолвка, на которую Брук пригласила свою подругу. Разведчики знали, что Файленгауэр ревнив и не отпустит любовницу на вечеринку одну, а, возможно, приедет с ней. «Наш расчет оправдался, – вспоминал Святогоров. – Хотя мне и пришлось потратить на это лжеобручение несколько тысяч злотых, «улов» был знатным. Оказалось, что в это время Файленгауэр готовил для заброски в наш тыл диверсионные группы. Несколько уже было заброшено. О них он и рассказал. Вскоре все эти уже засланные группы были ликвидированы».

В группе Святогорова были и женщины-разведчицы. «У нас были две очень красивые девушки, Гелена и Боришка. Они посещали рестораны, завязывали знакомства с немецкими офицерами, добывали ценную информацию, оставляя «на память» мины с часовым механизмом. Спустя несколько месяцев их вычислило и схватило гестапо. Им организовали очную ставку с уже арестованным разведчиком Яном Колено. Но они, несмотря на жесточайшие пытки, его не выдали. Гестаповцам все же удалось изобличить их как исполнителей диверсионных актов. Девушкам грозила казнь. Все мои диверсанты были задействованы в их спасении. Мы подкупили охранников, и таким образом Гелена и Боришка были спасены. А Ян Колено был депортирован в Брно, и мы не смогли ему помочь. Немцы его расстреляли».

Секретные шифры за ночь любви

День Победы Александр Пантелеймонович встретил в Братиславе. После войны он работал по линии внешней разведки в странах Европы. В начале июня 1953 г. Лаврентий Берия вызвал разведчиков в Москву для личного знакомства. «И вот все мы, включенные в группу приглашенных, – в здании на Лубянке, – вспоминал Александр Святогоров. – За огромным полированным столом сидит Лаврентий Берия, организатор и руководитель мощнейшей в мире разведки, возможный преемник Иосифа Сталина. Лаврентий Павлович называет нас поименно, задает вопросы. Меня он почему-то спросил, откуда я знаю иностранные языки. Я объяснил. Потом был подробнейший инструктаж о наших дальнейших задачах. Учитывая то, что одна из крупнейших организованных мною разведсетей находилась в Чехословакии, Берия послал меня именно в эту страну».

Когда Святогоров получал необходимые для отъезда документы, ему шепнули, что Берия арестован, но пока об этом нигде не объявлено: «Не могу забыть ощущения, которые я испытывал, прохаживаясь по улицам Москвы. Заходя в любой магазин, видел там портреты «вождей». Среди них и Берии. Наблюдаю за москвичами, озабоченно спешащими по своим делам и не ведающими, что этот портрет уже «доживает» свои последние минуты».

В Чехословакии при участии Александра Святогорова была проведена успешная операция, в результате которой удалось получить секретные шифры одной из западноевропейских разведок. Здесь также не обошлось без красивой женщины-агента. «Она пригласила к себе секретаря израильской миссии Герзона и провела с ним бурную ночь. Все это исправно фиксировалось тайно вмонтированным киноаппаратом и впоследствии не без удовольствия нами просматривалось, – с улыбкой рассказывал разведчик. – Перед свиданием с израильским дипломатом женщине объяснили главную ее задачу – как можно сильнее накачать его коньяком и довести до полного изнеможения, чтобы он крепко уснул. Все это она проделала безукоризненно. Дальнейшие действия таковы: она передала связку ключей из кармана Герзона моим коллегам, они беспрепятственно ночью проникли в помещение израильской миссии. Из сейфа Герзона агенты извлекли книжечки с шифрами и кодами, быстро сфотографировали и убрали обратно в сейф. И еще до того, как хозяин ключей проснулся, они уже находились в кармане его пиджака. И вот с помощью израильских шифров, которыми, кстати, чехи пользовались свыше двух лет, значительно облегчалась задача по овладению некоторыми секретами западных спецслужб».

Неизвестный убийца Бандеры

В советское время о легендарном разведчике Святогорове было написано несколько книг – «Смерть и жизнь рядом», «Двойная западня», «Его звали Зорич». Однако сам Александр Пантелеймонович считал, что эти произведения не полностью отражают масштабы действий разведчиков, и сам мечтал выпустить мемуары. «В то время, когда писались эти книги, многие мои друзья еще работали за границей, и более подробное освещение некоторых операций могло бы привести к их провалу, – объяснял Святогоров. – А сейчас я могу говорить и писать более откровенно». Если бы разведчик успел осуществить свою мечту, возможно, он бы в деталях рассказал об одной операции, которая до сих пор не была известна широкой общественности. Утверждают, что Святогоров был одним из тех, кто непосредственно руководил операцией КГБ по ликвидации в Германии лидеров украинского националистического подполья Льва Ребета (в 1957 г.) и Степана Бандеры (в 1959 г.).

Так, штатный агент КГБ Святогоров в середине 50-х годов основал в Мюнхене украинский ресторан, куда часто наведывались члены ОУН-УПА, и среди которых были Ребет и Бандера. Под непосредственным контролем Святогорова действовал агент КГБ Богдан Сташинский, который, выучив привычки и стиль жизни украинской националистической эмиграции, смог приблизиться и уничтожить её руководителей. В конце 80-х годов сам легендарный разведчик говорил об этом в частной беседе с одним из журналистов. При этом он показал фотографии из собственного архива тех времён, в частности, Сташинского и других членов ОУН-УПА, с кем ему приходилось пересекаться в Мюнхене. Однако эти данные на протяжении всего этого времени невозможно было опубликовать по этическим соображениям.

Степан Бандера был убит 15 октября 1959 г. в подъезде дома, в котором он жил с семьёй. На лестнице его встретил человек, который выстрелил ему в лицо из специального пистолета струёй раствора цианистого калия.

17 ноября 1961 г. немецкие судебные органы объявили, что убийцей был агент КГБ Богдан Сташинский. В октябре следующего года в Германии состоялся суд над Сташинским (он признался в убийстве Бандеры и одного из руководителей ОУН Льва Ребета). На суде Сташинский свидетельствовал, что действовал по указанию руководства СССР, но он не смог назвать непосредственного руководителя этой операции, поскольку не знал его настоящего имени и не видел его фото. В разговоре с журналистом Святогоров особенно гордился этим фактом, считая себя действительно профессиональным разведчиком-диверсантом.

Последнее интервью полковник дал главе пресс-службы Внешней разведки Украины Александру Скрипнику. «Мы встречались с ним в этом году. Общались больше часа. И даже выпили по 50 боевых граммов. На свои годы он чувствовал себя довольно неплохо, – рассказал Александр Васильевич. – У него был очень бодрый голос, крепкий баритон».

Кстати, знакомые всегда удивлялись энергии и подвижности Александра Пантелеймоновича. Ему нельзя было дать его лет – до последних дней он сохранял ясный ум и прекрасную (профессионал!) память.

Как говорил сам полковник, без внешней разведки любая страна – как человек без слуха и зрения. Профессия разведчика окутана тайнами, многие из которых навсегда останутся неизвестными. И именно таким бойцам невидимого фронта, как Александр Святогоров, принадлежит значительная заслуга в победе нашей страны.   Подготовила Александра Кралько по материалам «УНИАН» , «Фонд ветеранов внешней разведки» , NEWSru.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты