Расцвета искусства рукописной книги

0

Сильные мира сего часто являлись законодателями моды. При смене правителей менялись и модные тенденции.

Сколько их было – множество. И для каждой страны каждый правитель был новой страницей книги, начинающейся с его вступления на престол, новой главой в истории своей страны. И как с каждым годом, с каждым веком богаче становился костюм, так и все пышнее, наряднее и красочнее становились драгоценные книжные миниатюры, заключенные в великолепные переплеты, которые были в Средние века, особенно периода Готики, излюбленным подарком, предназначавшиеся для особо торжественных случаев.

Конец XIV – начало XV века – время высокого расцвета искусства рукописной книги. Эта эпоха, называемая "Золотым веком" рукописи, оставила нам подлинные шедевры, но и среди них "Великолепный часослов герцога Беррийского" занимает особое место, и его по праву можно назвать Королем манускриптов.

Часословы, или, точнее, книги часов, появились в Западной Европе в XIII веке, однако особенное распространение получили в XIV – XV веках, в связи с ростом грамотности. Несмотря на возможность некоторых вариаций, структура и состав часословов были довольно устойчивы. Так, все они начинались с календаря, который обычно сопровождался изображениями трудов и развлечений в различные времена года и знаками зодиака, затем следовали извлечения из Евангелий, молитвы и так далее, приуроченные к определенному Часу (название церковной службы), отсюда и наименование – часослов.

Кроме того, часослов содержал ряд сведений практического характера по астрономии, астрологии, медицине и т.п., что делало его своеобразной домашней энциклопедией. Мастера оттачивали свое искусство, старались запечатлеть в своем творении все, что их окружало с большой любовной тщательностью и вниманием.

Миниатюры "Времена года" были выполнены братьями Лимбургами для "Великого часослова герцога Беррийского". Первое упоминание о часослове мы находим в инвентарных книгах герцога за 1416 год: "…а так же в ларце многие тетради Великолепного часослова, что делал Поль и его братья, весьма обильно украшенные и иллюминированные", далее называется его стоимость – "500 турских ливров". Сначала принятые при бургундском дворе, потом, около 1402 года, вскоре после смерти герцога Филиппа Смелого, попавшие ко двору Жана Беррийского, к 1410 году братья, особенно Поль, входят в ближайшее окружение герцога, и последний явно благоволит к ним.

Жан Французский, герцог Беррийский (1340-1416), сын Иоанна Доброго, короля Франции, и младший брат Карла V Французского, был личностью далеко не заурядной. Дипломат, полководец, государственный деятель, меценат, он играл заметную роль в истории Франции своей эпохи: все 76 лет его жизни приходятся на годы Столетней войны с Англией (1337-1453).

Сражения и заговоры, дипломатические миссии, годы плена, проведенного Жаном Беррийским в Англии (в качестве заложника за своего отца Иоанна Доброго), кровавая распря между двумя ветвями королевской семьи – Орлеанской и Бургундской (война Арманьяков и Бургиньонов), во время которой герцог потерял много близких и его собственная жизнь не раз висела на волоске, а многие его владения в те годы были разграблены и сожжены.

Если прибавить к этому еще и частые эпидемии чумы, которые случались в ту эпоху в Европе, то вместе картина вырисовывается отнюдь не благоприятная для увлечения искусством.Но несмотря на все это герцог не оставлял своих увлечений. Он любил окружать себя красивыми и редкими вещами. Его инвентари изобилуют перечислениями удивительных по красоте и ценности рубинов, сапфиров, тончайших изделий ювелирного мастерства, драгоценных ковров и многим другим. Но самыми ценными, самыми любимыми среди этих сокровищ были манускрипты.Лимбурги не только внимательны к передаче конкретных жизненных деталей – современного костюма, обстановки, но и делают попытки передать все эти детали в их действительных связях, с реальной пространственной средой, пользуясь законами перспективы и знанием анатомии.

То, что прежде было знаком, стало образом, в котором воплощен целый мир. Миниатюры календаря представляют большой интерес не только как уникальный памятник искусства, но и как очень ценный памятник истории культуры, дающий представление об облике многих несохранившихся зданий, о том, как сеяли и убирали хлеб, какими были лошади для верховой езды, их украшения и сбруя, на каких лошадях работали в поле, об охоте, об орудиях труда, утвари, а так же – костюмах различных слоев общества.Часослов содержит 206 листов. Датировка рукописи вызывает много споров. Достоверно мы знаем только то, что работа над ней была прервана в связи со смертью герцога и братьев Лимбургов в 1416 году.

Из 129 миниатюр рукописи 65 было выполнено в мастерской братьев до 1416 года. Прерванная работа возобновилась лишь много лет спустя, в 1485-89 годах при Карле I Савойском. Автором второй серии миниатюр считается Жан Коломб, ему в календаре принадлежат целиком композиция "Ноябрь" и передний план с фигурами в "Сентябре".

После того, как в 1489 году "Великолепный часослов" был закончен, он много раз переходил из рук в руки, путешествуя из Франции в Нидерланды, оттуда в Италию…На его красном сафьяновом переплете, более позднего происхождения, есть гербы генуэзской семьи Спинола и гербы Серра.

В 1855 году драгоценный манускрипт был приобретен страстным коллекционером герцогом Омалем и затем вместе со всей его прекрасной коллекцией и замком Шатильон передан французскому государству. На базе коллекции Омаля был образован Музей Конде.Хотелось бы остановиться на двух рисунках из этой прекрасной книги.Апрель – второй месяц древнеримского календаря и четвертый месяц Юлианского – месяц раскрывающихся почек. Название месяца происходит от латинского слова "aperire", что значит "раскрываться".Апрель – месяц свежей травы, месяц обновлений природы – пора помолвок, обручений и свадеб. На переднем плане миниатюры сцена обручения: жених надевает кольцо на руку своей нареченной. Возле них – мужчина и женщина – очевидно, родители невесты. Чуть правее на зеленом лугу – две золотоволосые девушки собирают цветы.

Согласно обычаям эпохи с распущенными волосами женщины моги ходить только до замужества. Все участники сцены одеты в богатые парадные одежды.Широкий длинный роскошный упелянд жениха украшен по спине вдоль складок золотыми цепочками с розетками. Кокетка его одеяния по нижнему краю отделана вышивкой золотом, она же служит для создания силуэта – от нее вниз расширяется упелянд, плавно переходя в шлейф. Рукава, умеренной длины спереди, словно перья в крыле, что подчеркивается фестончатым краем, удлиняются вниз, достигая травы. Они расшиты так же золотом, стилизованным орнаментом из короны, солнца и лучей. На голове у жениха шаперон-буреле.На невесте – "мантия новобрачной" – узкое сверху и широкое снизу платье из парчи со шлейфом. Длинные рукава на белой подкладке не замкнуты и из-за своей длины сливаются со шлейфом, придавая больше плавности и величия костюму. Низ платья вырезан фестонами и обшит широкой полосой той же белой ткани, что пошла на подклад рукавов. Узкие рукава нижнего платья настолько заужены, что плотно прилегают, и очерчивают тонкость рук.

По обычаю того времени корпус невесты слегка отклонен назад и фигура имеет небольшой изгиб. Длинная нить крупных обработанных кораллов спускается через ее плечо и соединяется внизу в кольцо кистью. Голову венчает сложный убор из перьев.Такое же по покрою платье можно увидеть и на миниатюре из книги Петрарки "Сонеты и канцоны на жизнь Мадонны Лауры", так же XV века (Флоренция, библиотека Лауренциана). Итальянская мантия выполнена из светлой материи. Силуэт отмечен такими же плавными линиями. В данном случае отличие в кружевном фестончатом крае рукавов, которые как бы возносят обладательницу над обыденностью.

Девушка в розовом с апрельской станицы часослова так же одета в упелянд. Он более скромный, что соответствует на данный момент статусу подруги невесты. Белая подкладка в сочетании с основным цветом подчеркивает юность девушки. Так же стоит отметить и ее головной убор – это венок из золотых цветов. Но кажущаяся простота важна и здесь – в этой малой детали. В средневековье головной убор был обязателен.

Простоволосой (без какой-либо прически, с просто распущенными волосами) неприлично было показываться вне дома, вне своей комнаты. Это могло означать только то, что у человека случилось какое-то горе (давняя традиция, берущая свое начало в античности, сохранившаяся в средневековье в основном в сельской местности), или человек сумасшедший.

Июнь – четвертый месяц древнеримского календаря, названный в честь Юноны – жены Юпитера, шестой месяц Юлианского календаря.На широком лугу трое мужчин в полотняных одеждах косят траву. Работа и солнце заставили косцов упростить свой костюм. На ногах у них отсутствуют шоссы (чулки), голыми ногами ступают они по полю. На среднем – белая камиза (нижняя рубашка) и льняные беленые брэ. На головах – различные шляпы, скорее всего соломенные, дабы уберечься от солнца.Камиза – основа костюма. Это нижняя полотняная рубашка претерпела некоторые изменения. Из совершенно простой в раннем средневековье Т-образной рубахи она обогатилась к XV веку дополнительными элементами и чуть изменила покрой. Вариантов существовало множество, но хотелось бы остановиться на одной конструкции – расширяющийся колоколообразный силуэт с боковыми клиньями, начинающимися от подмышек, и трапециевидными рукавами. Дополнением служила лента из основной ткани, которой обрабатывали ворот, и которая переходила в завязки. Это – один из вариантов поздней камизы. Были и другие – например, без боковых клиньев, бока которых не были зашиты снизу на сантиметров 15-20, для удобства движения.

Самое главное, что нельзя забывать, что покрой в средневековье был очень экономичным. Старались максимально использовать ткань, чтобы ни один кусочек не пропал даром.Женщины, с лицами так же прикрытыми от солнца платками, сгребают и копнят сено – у одной из них в руках деревянные грабли (нисколько не изменившие своего вида и в наше время), у другой деревянные вилы.В данном случае хочется акцентировать внимание на платьях женщин. Это одни из самых популярных типов платьев в Западной Европе для людей скромного достатка (например, крестьян и горожан).

Как и на картине "Рождество Девы Марии" (Монако, Старая пинакотека), платье одето на камизу – нижнюю сорочку, которую обычно люди среднего достатка делали из беленого льна. Приталенный силуэт, плотность облегания верха достигаются не только покроем, но и шнуровкой. Платье очень широкое внизу, что хорошо видно на рисунке, одна из девушек подобрала, чтобы оно не мешало работе – край подола заткнут за тонкий, скорее всего кожаный пояс. Ее подруга просто сделала напуск из юбки, таким образом, приподняв ее верхний край от земли. Короткие рукава говорят о том, что это – рабочее платье. К нему обычно шили отдельно рукава, которые присоединяли, например, булавками.

Появление таких платьев связано с несколькими причинами – например, с возможностью заменить загрязнившиеся или пришедшие в негодность рукава без большого вреда для бюджета семьи. А так же – такие рукава нередко имитировали наличие под сюрко (верхним платьем) котт (нижнего платья – камиза уже считалась бельем), давая возможность людям среднего достатка создавать впечатление обилия разнообразных одежд в женском гардеробе.

По материалам "Комментарии"

Поделиться.

Комментарии закрыты