Революционный адюльтер

0

Владимир Ильич попросил одного из охранников, дежуривших возле их с Крупской квартиры, чтобы он, если услышит внизу на лестнице шаги Надежды Константиновны, постучал в дверь и позвал его.

В подъезде стелилась тишина, солдат даже слегка задремал. Но вдруг отворилась дверь квартиры, и быстро вышел Ленин.

– Никого нет, – сказал постовой.

Владимир Ильич сделал ему знак.

– Идёт, – прошептал он заговорщически и сбежал вниз по лестнице, чтобы встретить Надежду Константиновну: она шла, ступая совсем тихо, но Ленин всё же услышал…

Случайная встреча на «марксистских блинах»

Петербург, 1896 год. Зимним февральским вечером Надежду Крупскую пригласили на блины в марксистский кружок. Там ждали «одного приезжего волжанина». Собралось много народу, речь шла о революционных путях: как идти, куда идти, что делать? Кто-то сказал, что очень важна работа в комитете грамотности. И тут раздался сухой, злой смех гостя с Волги. Надежда больше ни разу не слышала, чтобы Володя смеялся как тогда, на «марксистcких блинах». Но ей этот смех крепко запал в душу.

Девушка Надя попыталась заинтересовать будущего вождя, во-первых, марксистскими разговорами, которые обожал Ульянов, а во-вторых, стряпней своей матушки. Елизавета Васильевна очень обрадовалась. Она считала дочь непривлекательной и счастья в личной жизни ей не пророчила. И вдруг в доме появляется приятный молодой человек из хорошей семьи!

Будучи сосланной на три года в Уфу, Надежда написала прошение об отправке ее в Шушенское, где находился Владимир, и, добившись разрешения полицейских чинов, вместе с матерью последовала за своим избранником. В подарок Ленину Надежда везла купленную на последние деньги зеленую керосиновую лампу. Предложение руки и сердца Крупская получила по почте. «Что ж, женой так женой», – ответила она.

Трудно сказать, любили ли они друг друга. Крупская писала, что главным для них была возможность «поговорить по душам о школах, о рабочем движении». А по ночам в Шушенском они мечтали о том, как будут участвовать в массовых демонстрациях рабочих.

Изначально брак предполагался фиктивный – «товарищ женщина» и «товарищ мужчина» поддержали друг друга в трудной ситуации. Владимир вроде бы рассчитывал на «помощь» некоей казанской красавицы Елены Лениной. Та обещала поехать за ним в Сибирь, но, оказалось, пошутила. «До женитьбы в июле 1898 года в Шушенском на Надежде Крупской известно лишь одно заметное «ухаживание» Владимира Ульянова, – утверждает историк Дмитрий Волкогонов. – Его серьезно привлекала подруга Крупской – Аполлинария Якубова, тоже социалистка и учительница.

Ульянов сватался к Якубовой, однако встретил вежливый, но твердый отказ. Судя по ряду косвенных признаков, неудачное сватовство не стало заметной драмой будущего вождя российских якобинцев…» Так что единственной реальной кандидаткой оказалась Крупская.

Приехав в Шушенское, будущая теща вождя Елизавета Васильевна настояла, чтобы брак был заключен без промедления, причем «по полной православной форме». Пламенные революционеры подчинились. Началась долгая волокита с разрешением на брак: без этого Наде с матерью нельзя было жить вместе с Володей. Но разрешения на свадьбу не давали без вида на жительство, который, в свою очередь, был невозможен без брака. Ленин отправлял в Минусинск и Красноярск жалобы на произвол властей, и, наконец, к лету 1898 года Крупской разрешили стать его женой.

Обряд венчания был совершен 10 июля 1898 года в Петропавловской церкви села Шушенское. Это была скромная свадьба. Из приглашенных были Кржижановский, Старков и другие ссыльные друзья Ульянова. Кольца для молодоженов изготовили из простого медного пятака. На невесте были белая блузка и черная юбка, на женихе – обычный, весьма потертый коричневый костюм. Следующий свой костюм Ленин сшил только в Европе.

Роман в сибирской ссылке

Мужем Ильич оказался заботливым. Сразу после свадьбы нанял для Нади пятнадцатилетнюю девочку-помощницу: управляться с русской печью и ухватом Крупская так и не научилась. А кулинарные способности молодой супруги даже у близких людей отбивали аппетит. Когда Елизавета Васильевна умерла в 1915 году, пришлось супругам до самого возвращения в Россию питаться в дешевых столовых. Надежда Константиновна признавалась: после смерти ее матери «еще более студенческой стала наша семейная жизнь».

Надя же своего супруга не щадила. Один из соратников Ленина вспоминал: «Мне приходилось наблюдать, как Надежда Константиновна в ходе дискуссии по разным вопросам не соглашалась с мнением Владимира Ильича. Это было очень интересно. Возражать Владимиру Ильичу было очень трудно, так как у него все продумано и логично. Но Надежда Константиновна подмечала «погрешности» и в его речи, чрезмерное увлечение чем-нибудь. Когда Надежда Константиновна выступала со своими замечаниями, Владимир Ильич посмеивался и затылок почесывал. Весь его вид говорил, что и ему иногда попадает».

Для молодой женщины семья всегда связана не только с мужем, но и с детьми. Но революционный брак оказался бездетным. Супруги никогда публично, даже с близкими людьми, не делились своей болью по этому поводу. Правда, Владимир Ильич в одном из писем к матери, когда они уже уехали из Шушенского, довольно прозрачно сказал о болезни жены. «Надя, – писал Ульянов, – должно быть, лежит: доктор нашел (как она писала с неделю тому назад), что ее болезнь (женская) требует упорного лечения, что она должна на 2-6 недель лечь. Я ей послал еще денег, ибо на лечение понадобятся порядочные расходы…» Позже, уже за границей, Крупская заболела базедовой болезнью, пришлось делать операцию. В письме матери Ульянов сообщал, что Надя «была очень плоха – сильнейший жар и бред, так что я перетрусил изрядно…» Но не исключен и тот факт, что «виновным» мог стать и сам Владимир Ильич. Существует много документов, свидетельствующих о пошатнувшемся после тюремного заключения здоровье вождя: его донимали многочисленные простудные и инфекционные заболевания, поговаривали даже о запущенном сифилисе.

Известно, что семья Ильича была не в восторге от его жены: в их представлении – скучной старой девы. Особой непримиримостью отличалась старшая сестра Ленина, Анна. Больше всего Анну Ильиничну раздражали сплетни о том, как Надежда якобы таскалась с «товарищами». Суть сплетен сводилась к тому, что Надежда изменила мужу еще в сибирской ссылке, где Крупская познакомилась и «нежно подружилась» со ссыльным революционером Виктором Курнатовским и не смогла устоять перед его красотой. Молчаливая, задумчивая супруга Ильича вдруг превратилась в веселую, остроумную женщину. «Вы, Надюша, по отчеству Константиновна, и я Константинович! – хитро говорил ей Курнатовский. – Можно подумать, что мы брат и сестра». В воспоминаниях Надежды Константиновны обнаружен небольшой рассказ о том, как они прогуливались вдвоем: «Курнатовский показывал мне сахарный завод недалеко от Шушенского. Но путь туда был не близкий. Во время пути мы шли через лес и поле. Тогда было зелено вокруг – красота».

Курнатовский не дожил до Октябрьской революции. В 1906-м его приговорили к пожизненной каторге, он бежал в Японию, потом в Австралию. Наконец, тяжело больной, приехал в Париж и умер там в 1912 году. Во Франции Крупская «заходила к нему несколько раз, приносила газеты, долго разговаривала с ним по душам».

После смерти Курнатовского вся жизнь Надежды Константиновны сосредоточилась исключительно на Ленине. А у него как раз в эти годы разгорелся роман с Инессой Арманд.

Темпераментная «товарищ Инесса»

В конце декабря 1909 года Владимир Ильич и Надежда Константиновна переехали в Париж. Крупская писала, что «…в Париже пришлось провести самые тяжелые годы эмиграции». Они были тяжелыми морально: именно здесь Ленин и Арманд встретились впервые. Было видно по всему, что Инесса понравилась лидеру большевиков не только как партийный товарищ, но, прежде всего, как очаровательная женщина. Дочь французских актеров в пятнадцать лет вместе с сестрой приехала в Россию к своей тете, которая давала уроки музыки и французского языка в семье Евгения Евгеньевича Арманда. Он был очень богатым человеком: владел лесами, поместьями, доходными домами в Москве, фабриками в Пушкино. У отца было два сына: Александр и Владимир. Хорошенькая Инесса вскоре вышла замуж за Александра. Темпераментная француженка родила четверых детей. А затем начался роман с братом мужа – Владимиром. Они страстно полюбили друг друга. Инесса ушла от Александра к Владимиру вместе со своими четырьмя детьми. Вскоре у них появился еще один ребенок – сын. Владимир Арманд, увлеченный революционным порывом Инессы, постоянно находился то в ссылке, то в тюрьме, то в эмиграции. В итоге – подорванное здоровье и безвременная смерть. Инесса переезжает в Париж, где стремится «поближе познакомиться с французской социалистической партией».

Крупская и Арманд были абсолютной противоположностью друг другу. Общим было только одно – страстное желание участвовать в революционном движении.

Характер у Надежды Константиновны был уравновешенный и покладистый. Холодная, неэмоциональная, скромная, она всегда была готова помочь мужу в партийных делах, делала всю черновую работу. Современники справедливо отмечали высокий уровень ее интеллекта, образованность и цепкость. Замечательный личный секретарь-референт, сказали бы сейчас.

Инесса, наоборот, отличалась порывистостью характера, повышенной эмоциональностью. Надежда Константиновна, мягко говоря, была далеко не красавицей. Ее серьезно мучила базедова болезнь. Основными признаками этого недомогания были: пучеглазие, повышенная возбудимость, сердцебиение, потливость. Причем, у Крупской это заболевание развилось в очень тяжелой форме, ей пришлось перенести несколько операций. Партийные клички, которыми награждали Крупскую соратники по борьбе, более чем красноречивы: Минога, Рыба.

Инесса же была признанной красавицей. Глубокие выразительные глаза, роскошные волосы, точеная фигура, приятный голос, хорошие манеры. Она пользовалась безусловным успехом у мужчин. Не устоял и Ильич.

Крупская не умела и не любила вести домашнее хозяйство. Готовила неважно, муж был покладистым: «довольно покорно ел все, что дадут». Приготовление пищи Крупская называла «мурой», а ее отношение к уюту было весьма прохладным.
А вот Инесса Арманд была очень хорошей хозяйкой: ее кулинарные изыски на все лады нахваливали мужья-братья.

С Крупской Ленину было уютно, но безнадежно скучно. Она не любила веселых вечеринок, предпочитая уединение. Инесса же была душой любого общества. С ней Владимир Ленин неожиданно для себя открыл новый мир, полный страсти и наслаждения.

Ленин и Арманд старались по возможности щадить чувства Крупской, причинять ей как можно меньше боли. Но Надежда Константиновна была умной женщиной: все прекрасно видела и все понимала. В частности, то, что Владимир Ильич уделяет «товарищу» Инессе гораздо больше времени, чем ей в первые годы брака. Он часами мог беседовать с Инессой, слушать, как она музицирует или читает вслух, или просто, сбежав ото всех, бродить с ней по лугам, взявшись за руки. Оказывается, Инесса была единственной женщиной, кроме Крупской, в обращении к которой Ленин использовал интимное «ты».

Но Надежда решила: тело его забирай, но его душу я тебе не отдам!

Чёрная лента на белых цветах

В 1911 году Крупская предлагала Ленину развод, чтобы он был счастлив с другой женщиной. Но Владимир Ильич на это не пошел, более того, по собственной инициативе разорвал отношения с Инессой. Любовь к Арманд оказалась настолько всепоглощающей, что начала наносить урон единственному, что имело настоящее значение в жизни Ленина, – работе. Соратники-революционеры все чаще говорили, что вождь оказался под женским каблуком. Когда Ленин это слышал, то сходил с ума от ярости. Вдобавок он не мог не понимать, насколько двусмысленной и пошлой выглядит сложившаяся ситуация. Ленин решил одним ударом разрубить гордиев узел – выбрал работу и жену.

Инесса мужественно приняла решение любимого человека и попыталась смириться с разрывом. Из Парижа она писала ему: «…Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью – и это никому бы не могло причинить боль. Зачем меня было этого лишать? Ты спрашиваешь, сержусь ли я за то, что ты со мной расстался. Нет, я думаю, ты это сделал не ради себя…»

Расставание Ленин переживал крайне мучительно. Надежда Константиновна видела это и старалась помочь мужу: увезла его подальше от Арманд. Встречи с Инессой стали редкими. Правда, Владимир Ильич довольно часто писал ей записки, справлялся о здоровье, посылал продукты, покупал ей калоши, отправлял своего личного врача для лечения начавшегося у Инессы туберкулеза. Затем по совету Ленина Арманд отправилась на юг, на Кавказ. Через месяц пришла телеграмма: «Вне всякой очереди. Москва. ЦК РКП. Совнарком. Ленину. Заболевшую холерой товарища Инессу Арманд спасти не удалось точка Скончалась 24 сентября точка Тело препроводим в Москву Назаров».

Ленин был глубоко потрясен. Александра Коллонтай вспоминала: «Мы шли за ее гробом, Ленина невозможно было узнать. Он шел с закрытыми глазами, и казалось, вот-вот упадет». Среди множества венков выделялся один из белых цветов, на черной ленте которого было написано «Тов. Инессе от В. И. Ленина».

Некоторые из историков считают, что кончина Арманд ускорила смерть Ленина: он, любя Инессу, не смог пережить ее ухода.

Через много лет, когда уже в живых не было не только Арманд, но и Ленина, дочь соперницы, чуть было не ставшей разлучницей, которую в честь матери назвали Инессой, стала для Крупской самым близким человеком. А ее сына «всесоюзная бабушка», так и не заимевшая собственных детей, воспринимала не иначе как родного внука. «Если бы ты знала, как мне плохо, – писала Надежда Константиновна Инессе-младшей незадолго до своей смерти. – Как я мечтаю понянчить внучка…»

Анастасия Розыкова,
«Аэропорт»

Поделиться.

Комментарии закрыты