Сабиха Гекчен – дочь неба

0

Мустафу Кемаля Ататюрка часто называют «турецким Петром І» — так же яростно он тащил родину за уши из патриархальной отсталости. Желая доказать ревнителям традиций, что женщина достойна быть равной мужчине, первый президент Турции сделал свою приемную дочь первой в мире военной летчицей. Но знал ли великий реформатор, что девушка, освоившая 22 модели самолетов, садится за штурвал вовсе не во благо расцвета турецкого авиапрома, а лишь затем, чтобы порадовать отца?

Сирота армянская

О детстве турецкой героини известно немного: Сабиха родилась 22 марта 1913 г. в бедняцкой семье, причем ее родители даже не были коренными турками. Официальная версия Стамбула гласит, что Мустафа Иззет Бей и жена его Хайриме по национальности были боснийцами, но дотошные журналисты то и дело ворошат армянские корни приемной дочери Ататюрка, хотя это может быть опасно для жизни. Так, в 2004 г. редактор стамбульской газеты «Агос» Грант Динк опубликовал интервью с пожилой армянкой, якобы опознавшей в Сабихе Гекчен свою тетку Хатун, еще ребенком пропавшую в во время Первой мировой войны. Женщина утверждала, что знаменитая летчица поразительно похожа на ее покойную мать. К тому же в комментариях Динк не преминул заметить, что Сабиха с детства страдала средиземноморской периодической лихорадкой – аутосомно-рецессивным генетическим заболеванием, которое столь широко распространено среди армян, что его часто называют «ереванской болезнью». Скандальная публикация о принадлежности народной героини к ненавистной армянской нации произвела фурор: взбешенные националисты бесчинствовали на улицах, требуя наказать святотатцев. В итоге Динк оказался за решеткой, а выйдя на свободу, не зажился на свете – толпа буквально растерзала журналиста. Тем временем турецкие власти подготовили опровержение к его статье, разыскав единственную приемную дочь Ататюрка, дожившую до наших дней. Столетняя старушка клялась, что Сабиха никак не может быть армянкой, поскольку армянского языка она почти что не знала. Генетики, в свою очередь, напомнили, что «ереванская болезнь» встречается у многих ближневосточных и североафриканских народов, в том числе у арабов и евреев. Так что вопрос о национальности Сабихи Гекчен до сих пор остается открытым. Впрочем, сам Ататюрк не заботился, чья кровь течет в жилах его дочери: понимая, сколь взрывоопасны вопросы национальности в полиэтнической стране, он постановил считать турками всех, кто любит Турцию и трудится во благо ее процветания. Так что будем считать Сабиху Гекчен турчанкой по умолчанию.

Ранние годы девочки выпали на тяжелое военное время: Антанта разгромила Османскую империю в пух и прах, в стране воцарилась нищета и смута, в которой сгинули родители Сабихи. Одни историки утверждают, что они умерли от голода, в то время как другие склонны полагать, что их убили во время очередной уличной драки. Некоторое время малолетнюю Сабиху опекал старший брат, но в конце концов бедность вынудила юношу отдать сестренку в сиротский приют города Басма. Там-то ее и заприметил бессменный президент обновленной Турции. Как всякий харизматический вождь, Ататюрк любил посещать благотворительные заведения и заговаривать с униженными и оскорбленными. А страдания сирот, особенно девочек, лидер младотурков переносил очень тяжело: если мальчик еще мог надеяться на усыновление, то девочка воспринималась как обуза и лишний рот. Справедливо полагая, что любую реформу надо начинать с себя, Ататюрк решил сломать этот стереотип: за свою недолгую жизнь глава государства взял на воспитание и вывел в люди девятерых детей, хотя его жена не ободряла такой благотворительности. Когда первая леди объявила президенту Турецкой республики, что настало время выбирать между любовью и приемышами, Ататюрк, не колеблясь, выбрал детей.

Так что когда чадолюбивому отцу нации представили не по годам задумчивую девочку с толстой русой косой до пояса, шепотом поведав печальную историю ее сиротства, Ататюрк тут же решил ее удочерить. Так 12-летняя Сабиха переехала в Анкару и поселилась в роскошном президентском дворце, где ее ждали семеро сводных сестер и брат. Обретя семью, Сабиха расцветала на глазах, превращаясь из загнанного зверька в бойкую и смышленую девчушку. Она очень любила отца, брата и сестер. Когда пришло время получать высшее образование, Ататюрку пришлось проявить незаурядное терпение, чтобы убедить девушку оставить родных и ехать учиться в город Ускюдар, где как раз открылся элитный женский колледж.

Лестница на небо

Как правило, биографии знаменитых летчиков начинаются с неудержимой страсти к небу, которая пробуждалась еще в раннем детстве и не утихала до глубокой старости, если, конечно, наследникам Икара случалось до нее дожить. В жизни Сабихи Гекчен ничего подобного не было – как и большинство девочек, она предпочитала кукол машинкам и самолетикам, а повзрослев, мечтала не о заоблачных высях, а о любящем муже и дружной семье, похожей на семью Ататюрка. Но не тут-то было: приемный отец, ярый сторонник эмансипации, не для того забирал ее из приюта, чтобы воспитать заурядную домохозяйку.

В 1934 г. Турцию потрясла очередная реформа – президент предписал всем гражданам немедленно придумать себе фамилии. Это был не каприз, а насущная потребность, вызванная форсированной урбанизацией страны: если в ауле, где все и так всех знают, и вправду можно обойтись без фамилии, то в большом городе, где живут тысячи Саидов и сотни Гюльчатай, без этого никак. Приемные дети не стали исключением, разве что на правах родителя Ататюрк мог подсказать им, как отныне именоваться в документах. Так Сабиха получила романтическое прозвище Гекчен — «Небесная». То ли имя и вправду программирует судьбу, то ли отец просто привил дочери свое давнее увлечение авиацией, но факт остается фактом: фамилия оказалась пророческой, хотя зов неба девушка ощутила достаточно поздно — в 23 года, когда Ататюрк привел ее на шоу планеристов.

Наблюдая, как приемная дочь любуется рискованными трюками пилотов, глава государства неожиданно спросил девушку, не хотела бы она сама стать летчиком. Сабиха, разумеется, ответила, что готова приступить к обучению хоть в тот же день, но было ли это решение ее собственным? Но когда выяснилось, что отец не бросает слов на ветер и договорился с директором летной академии о зачислении Сабихи в учебную группу, девушке ничего не оставалось, как полюбить авиацию.

Курсанты и преподаватели запомнили дочь Ататюрка прилежной, терпеливой и упорной девушкой. При этом Сабиха приятно удивляла всех скромностью и непритязательностью в быту, ни разу не попытавшись добиться каких-либо привилегий на правах дочери президента. Прославленные советские асы Сергей Анохин и Михаил Романов, обучавшие турецких планеристов высшему пилотажу, часто вспоминали свою ученицу с неподдельной теплотой. «В аэроклубе царила атмосфера взаимного доверия и дружбы. И заводилой была дочь президента Ататюрка — Сабиха Гекчен, поражавшая нас с Романовым своим рвением, своей любовью к авиации, своей великолепной выдержкой и дисциплинированностью. Именно эти качества позволили ей довольно быстро освоить пилотажное искусство, стать отличным летчиком», — писал Сергей Николаевич в книге «Мое небо». Между тем бодрость духа давалась нелегко: однажды во время учений на глазах у всей группы разбился аэроплан «Моноспар», похоронивший пятерых курсантов. А через год нераскрывшийся парашют оборвал жизнь подруги Сабихи. Однако девушка продолжала штурмовать небеса и попала в число лучших турецких пилотов, отобранных для дальнейшего обучения в СССР, на знаменитой летной базе в Коктебеле. Взбрыкнула Сабиха лишь один-единственный раз: узнав, что умерла одна из ее сводных сестер, девушка порывалась бросить учебу и вернуться в Турцию, и только личное напутствие Ататюрка убедило Сабиху остаться в Коктебеле.

В 1936 г. отец подал Сабихе мысль поступить в Академию ВВС – ведь женщин-военных летчиков история еще не знала. Скандально известная Евгения Шаховская не в счет – ее подвиги на фронтах Первой мировой сводятся к многочисленным интрижкам с высокопоставленными офицерами и шпионскому скандалу, а вот данных о боевых вылетах, увы, не сохранилось. Зато Сабиха Гекчен в общей сложности налетала 8000 часов, освоив 22 модели самолетов, а за ее хрупкими плечами стояли 32 боевых вылета. Приемная дочь Ататюрка несла боевое дежурство на базе Эсхишехир и участвовала в Эгейских учениях. При этом строгий отец не пытался укрыть любимую дочь от войны – во время курдских волнений Сабиха была отправлена усмирять мятежи в Дерсиме и Фракии. Вместе с тем триумфом Сабихи принято считать не бомбардировки курдов, а пятидневный одиночный перелет из Стамбула в Белград в 1938 г. Девушка взяла на себя роль пилота, штурмана и механика, что по тем временам считалось неслыханной отвагой. Принимая у себя восходящую звезду турецкой авиации, растроганный мужеством девушки президент Генштаба Югославии наградил ее Орденом Белого орла – высочайшей правительственной наградой страны.

Жизнь после

К сожалению, год триумфа стал для Сабихи одновременно и годом тяжелой утраты – 10 ноября 1938 г. неожиданно скончался Ататюрк. Со смертью отца подвиги и профессиональные успехи разом потеряли смысл. Сабиха уволилась из армии и устроилась на работу летчиком-инструктором в Аэронавигационную академию Турции.

Смена работы помогла девушке устроить личную жизнь: если раньше первым делом были самолеты, то теперь у нее появилось свободное время, чтобы присмотреться к коллегам, среди которых было немало утонченных кавалеров. В 1940 г. Сабиха вышла замуж за лейтенанта Кемаля Элинера, преподававшего географию и топографию. Но семейное счастье было недолгим – через три года муж Сабихи неожиданно скончался, а детей у супругов так и не случилось. Тогда женщина последовала примеру отца – взяла на воспитание девочку из приюта. Больше Сабиха замуж не выходила, хотя от женихов не было отбоя – то ли хранила верность покойному мужу, то ли опасалась, что отчим не уживется с падчерицей. Вместе с тем замыкаться в гордом одиночестве молодая вдова не желала. Она охотно путешествовала, стараясь показать дочери мир, познакомить ее с нравами и обычаями других народов. В то же время Сабиху огорчало, что во многих странах по-прежнему удивляются, узнав, что турчанки не носят паранджу и служат в армии наравне с мужчинами. В конце концов женщина поняла, как будет жить дальше: нужно успеть поведать миру о достижениях Ататюрка, за каких-то 20 лет превратившего нищую полуфеодальную страну в современное государство с развитой промышленностью, флотом и авиацией, равноправием женщин и всеобщим школьным образованием.

В 1953 г. Сабиха Гекчен отправилась в турне по Европе и Америке – «чтобы всем рассказать, каковы на самом деле турецкие женщины». Знаменитую летчицу принимали в королевских дворцах и президентских резиденциях, знакомили с новыми технологиями авиастроения и мастерством летчиков, которые она любезно передавала своим курсантам. В общей сложности Сабиха провела в странствиях шесть лет, немало посодействовав повышению международного престижа Турции и развитию дипломатических связей.

Расставание с авиацией далось на удивление легко: в 1964 г. 50-летняя женщина уволилась из Аэронавигационной академии и полностью посвятила себя укреплению светлой памяти о деяниях своего великого отца. В 1981 г. из-под пера Сабихи Гекчен вышла биографическая книга «Жизнь по пути Ататюрка», в которой летчица делилась с читателями своими рассуждениями об исторической миссии своего приемного отца и его духовном наследии. По ее мнению, Ататюрк «поставил на крыло» не только ее саму, но и всю Турцию. Время от времени женщина вспоминала бурную молодость и вновь садилась за штурвал. Свой последний полет Сабиха Гекчен совершила в 83 года, поднявшись в небо вместе со знаменитым французским пилотом Даниэлем Актоном. А через 5 лет, на пороге восемьдесят восьмого дня рождения, легенда турецкой авиации тихо угасла а Анкаре.

Нумерологи утверждают, что смерть в день своего рождения сродни посмертному благословению – так высшие силы чествуют кристально честных и целостных натур, ни разу не обманувших ни себя, ни других. Что ж, Сабиха Гекчен и вправду ни разу не покривила душой, отдавая себя без остатка всякому делу, которым ей приходилось заниматься. В честь легендарной летчицы назван международный аэропорт, недавно открывшийся в Стамбуле. Первый же, согласно традиции, носит имя Ататюрка. Похоже, что отец и дочь заново нашли друг друга в водовороте времени и навеки объединились в свете истинного величия.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам peoples.ru, Lenta.ru

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version