Щорса убили соратники?

0

Имя Щорса долгое время было легендой. Кроме города в Черниговской области, названного в честь знаменитого комдива, в стране было возведено пять памятников и открыто пять именных музеев.

Сталин именовал его «украинский Чапаев», Александр Довженко посвятил ему свой фильм, С. Скляренко — свою трилогию «Шлях на Киев», а композитор Б. Лятошинский — именную оперу. Однако самым известным свидетельством популярности Щорса стало произведение поэта-песенника М. Голодного «Песнь о Щорсе» – о том, как «шел под красным знаменем командир полка».

Готовился в священники, а пошел на фронт

Николай Щорс родился 25 мая по старому стилю (6 июня – по новому) 1895 г. в семье машиниста паровоза Александра Щорса из небольшого городка Сновск, что под Черниговом. По окончании церковно-приходской школы собирался поступать в Полтавскую духовную семинарию. Но с началом Первой мировой войны был призван в армию и направлен в киевскую школу военных фельдшеров. По ее окончании добровольно пошел на фронт. Через 1,5 года в окопах его отправили на ускоренные курсы подготовки младших офицеров в эвакуированное в Полтаву Виленское училище. После февральской революции 1917 г. Щорс неожиданно для всех примкнул к большевикам.

Вернувшись в родной Сновск, в феврале 1918 г. он организовал крупный отряд с названием «Первая революционная армия», который стал нападать на команды немецких солдат. Но после заключения договора между правительством Советской России и гетманатом Скоропадского отряд должны были расформировать. Щорс поехал в Москву, где, по некоторым данным, встречался с Лениным. В то же самое время он стал членом РКП(б) и его кандидатура рассматривалась командованием Красной Армии для отправки на Восточный фронт – как специалиста по партизанским отрядам.

Близость поражения Германии и слабость режима Павла Скоропадского изменили тактику действий красных на Украине. Щорс стал востребованным на родине.

Вернувшись по предписанию Москвы домой, он создал из повстанцев и красногвардейцев первый регулярный украинский полк Красной Армии, получивший имя Ивана Богуна. После выхода Германии из войны и бегства Скоропадского, противниками богуновцев стали войска Директории, а на базе полка была создана 1-я украинская бригада.

Зимой 1919 г. отряды Щорса действовали уже на подступах к Киеву. Несмотря на недостаток сил, Щорс атаковал станцию Бровары. Удар во фланг ошеломил петлюровцев, и они побежали из города, опасаясь окружения. А 6 февраля красные опять вошли в Киев, комендантом которого был назначен его освободитель – Щорс. За умелое проведение операции по освобождению Киева Щорсу вручили почетное оружие. Впоследствии столичный бульвар Шевченко украсила конная статуя знаменитого комдива.

Дальнейшая судьба Щорса была короткой. В условиях наступления Деникина и активизации войск УНР его назначают начальником 1-й Украинской советской дивизии, объединенной в 44-ю стрелковую дивизию. Дивизия входила в состав 12-й армии, прикрывавшей Киев с запада от войск УНР и с юга — от деникинцев, после прорыва фронта конницей генерала Мамонтова. 30 августа 1919 г. в бою под Коростенем Щорс был убит. В тот же день пал Киев.

Согласно официальной версии, комдив погиб от вражеской пули: на передовой линии попал под огонь пулеметчика. Но похоронили Николая Щорса не на Украине. По приказу реввоенсовета 12-й армии, его тело (помещенное в раствор поваренной соли) отправили в товарном вагоне в Самару. Погребение прошло в запаянном гробу.

Все это в итоге вызвало много вопросов. Щорса убили, когда он находился среди преданных ему богунцев. Свидетелей гибели было много, и они неофициально говорили, что пуля, принесшая смерть Щорсу, была пущена кем-то из своих. По словам сестры Щорса Ольги Александровны, бывшие щорсовцы утверждали: «В нашего Мыколу стреляли из ливорверта».

Десятилетия спустя в бывшем архиве Харьковского областного НКВД был найден любопытный документ, который ставил под сомнение официальную версию гибели Щорса. Согласно ему, пуля попала комдиву чуть выше левого глаза, а вышла в правой части затылка.

Затем в 1935 г. в украинской газете «Коммунист» появилась небольшая заметка бывшего командира Богуславского полка Казимира Квятека. В ней он написал, что во время боя находился рядом с Щорсом. 4 марта 1938 г. Квятек, уже замкомандующего Харьковским военным округом, уточнил, что во время гибели Щорса по позициям красных действительно бил пулемет противника, но, по его мнению, в комдива выстрелил один из красных командиров. Именно поэтому, мол, тело комдива спешно спрятали и увезли хоронить в Самару. Но заявлению Квятека НКВД не дало ход, а сам автор свидетельства вскоре был арестован и расстрелян.

Версия первая: Убийца – политинспектор-«урка»

В 1962 г. были опубликованы отрывки воспоминаний генерал-майора Петриковского (Петренко), который в момент гибели Щорса командовал отдельной кавбригадой 44-й дивизии. В тот роковой день Петриковский сопровождал начдива на передовые позиции. В записках генерал сделал сенсационное заявление о том, что выстрел, от которого погиб Щорс, раздался после того, как замолк вражеский пулемет. Он был уничтожен артиллерией красных, известна даже фамилия артиллериста — Хомиченко, выпустившего по пулемету четыре снаряда.

Также оказалось, что именно Петриковский первым зафиксировал присутствие в траншее, где погиб Щорс, только двух человек — помощника командира 44-й дивизии Ивана Дубового и политинспектора Реввоенсовета 12-й армии Танхиль-Танхилевича (26-летний одесский щеголь якобы имел уголовное прошлое, знал французский и английский языки). Генерал утверждает, что роковой выстрел в Щорса сделал Павел Танхиль-Танхилевич. Есть даже версия, что стреляли из-за женщины. Но без содействия Дубового убийства не могло быть, уверен генерал.

«Бинтовал голову мертвого Щорса тут же, на поле боя, лично сам Дубовой. Когда медсестра Богунского полка Розенблюм Анна Анатольевна предложила перебинтовать аккуратнее, Дубовой ей не разрешил. По приказанию Дубового тело Щорса без медицинского освидетельствования отправлено для погребения», – пишет Петриковский.

В своих записках генерал также утверждал, что уже после случившегося Дубовой вел себя неадекватно: «Стараясь придать юмористический оттенок своему рассказу, как он услышал слова красноармейца, лежащего справа: “Какая эта сволочь из ливорверта стреляет?”»

Кстати, долгое время Дубовой считался единственным свидетелем смерти Щорса. Именно его рассказ лег в основу официальной версии гибели комдива, которая потом обыгрывалась в литературе и знаменитом фильме Довженко. Но в 1935 г. (Дубовой уже стал помощником командующего Украинским военным округом) вышел сборник очерков и воспоминаний «Легендарный начдив». Через два года книга была изъята из библиотек. Причина не в Щорсе, а в тех, кто вспоминал о нем: обнаружились новые, нежелательные для власти, свидетели гибели комдива. Жизнь командующего войсками Харьковского военного округа также закончилась трагично — в 1937 г. командарм Иван Дубовой был репрессирован.

Версия 2: Смерть комдива выгодна Дыбенко

Красный матрос Павел Дыбенко – личность более чем известная. Муж Александры Коллонтай, старый партиец и друг Ленина, Дыбенко, занимая в свое время пост председателя Центробалта, предоставил большевикам в нужный момент отряды матросов. И те закрепили первый свой успех. Ленин это помнил всегда.

Но Дыбенко с завидным постоянством неизменно проваливал все порученные ему дела. Несмотря на это, он вновь и вновь назначался на различные должности. Так, сразу после Октябрьской революции его направили на подавление Красновского мятежа. Но Дыбенко совершил тут массу ошибок. Он задержал мятежного генерала, но вскоре, пригрозив ему, отпустил. Краснов и группа высших офицеров ушли на Дон, где поднял казаков и создал белую Добровольческую армию.

В октябре 1917 – марте 1918 гг. Дыбенко включают в Комитет по военным и морским делам (тогдашний Минобороны). После серии крупных неудач под Нарвой Дыбенко был снят с занимаемой должности. Однако его снова простили и отправили на подпольную работу в Крым. Но там белая контрразведка арестовала его чуть ли не в первый день подпольной работы. Неудачливого экс-матроса выменяли на нескольких пленных офицеров кайзеровских войск.

В 1919 г., занимая должность командующего Крымской армией, местного наркома по военным и морским делам, а также председателя Реввоенсовета Крымской республики, Дыбенко сдал Крым белым. Однако вскоре он уже возглавил… оборону Киева, которую, на взгляд военных историков, бездарно провалил и исчез из города, бросив Щорса и его бойцов на произвол судьбы.

Лишь после этого Дыбенко был отстранен от командования регулярными частями и определен… слушателем Академии Генштаба РККА. Как объясняют историки, ничего необычного здесь не было: Коллонтай была подругой Инессы Арманд, старой боевой подруги Ленина. Одним словом, Дыбенко был прощен как верный служака. И тогда экс-матрос показал, на что способен: он пустил под расстрел многих своих бывших флотских братков. Но карьеру командующего Ленинградским военным округом прервал 1938-й год. По обвинению в участии в заговоре против Сталина Дыбенко расстреляли.

Возвращаясь к его возможной роли в убийстве Щорса, историки отмечают, что во время обороны Киева Дыбенко панически боялся очередной неудачи. Потеря Киева могла стать началом его конца. И Щорс, командовавший 44-й дивизией, был единственным человеком, способным рассказать правду о роли Дыбенко в киевской трагедии. Несмотря на большое количество врагов и завистников, Николай Щорс пользовался авторитетом. В Москве ему бы поверили. Поэтому версию о том, что пулю в Щорса выпустили по заказу Дыбенко, историки считают вполне вероятной.

Версия 3: След Троцкого

Политинспектора Танхиль-Танхилевича к Щорсу отправил глава Реввоенсовета 12-й армии Семен Аралов, после своего возвращения из инспекционной поездки на фронт. Аралов был близок ко Льву Троцкому и имел широкие полномочия. Эти полномочия печально закончились для комполка А. Богунского, которого расстреляли в июле 1919 г. без решения трибунала, но по личному приказу Троцкого и Аралова.

С крутым на характер Щорсом у Аралова сразу не сложились отношения. Комдив был слишком независим во взглядах. Аралов дважды пытался снять Щорса и таки нашел повод для смещения — «партизанщина» комдива. Но нарком по военным и морским делам Н. Подвойский в своей записке на имя Ленина от 15 июня 1919 г. подчеркивал, что, как показала его личная инспекция частей 1-й армии, он нашел единственно боевой дивизию Щорса, «куда входят наиболее сложенные полки».

Что же могли инкриминировать Щорсу Троцкий и Аралов? Прежде всего, склонность к самостоятельности действий и независимость взглядов. Некоторые историки сегодня говорят даже о том, что Щорс якобы проникся идеями независимости Украины и хотел перейти к Петлюре. Вспоминают и то, что он противился реорганизации красных частей в период роста угрозы со стороны Деникина.

В связи с этим, историки не исключают, что, опасаясь растущего авторитета Щорса, Троцкий и его подручный по чисткам в армии Аралов и отправили Танхиль-Танхилевича в 12-ю армию «с проверкой»…

Кстати, Аралов, уцелевший в годы репрессий, даже после XX съезда КПСС продолжал разоблачать Щорса как антисоветчика, указывал на его неуправляемость и амбициозность.

Герой – разменная монета?

В 1926 г., в связи реконструкцией Самары, населению города предложили перезахоронить могилы родных, но могилу Щорса забыли, а затем вообще потеряли! Найти могилу не могла даже супруга комдива! Люди в СССР смотрели фильм и пели песню о герое Гражданской войны, но о его могиле не знали.

После Великой Отечественной войны оставшиеся в живых ветераны-щорсовцы подняли шум и пожаловались в ЦК КПСС – на то, что могила Щорса исчезла. ЦК дал указание разобраться, и Куйбышевский обком стал искать могилу комдива. Вскоре комиссия установила, что «на территории Куйбышевского кабельного завода (на бывшем православном кладбище), в трех метрах от правого угла западного фасада электроцеха найдена могила, в которой в сентябре месяце 1919 г. было похоронено тело Н. А. Щорса». Могила была засыпана полуметровым слоем щебня, что являлось весьма характерным для советских «надкладбищенских строек».

В июле 1949 г. гроб с телом Щорса перенесли на другое кладбище, уже на новом захоронении появился гранитный обелиск. Однако комиссия не только перезахоронила останки Щорса, но и провела их тщательный осмотр, который доказывал, что вместе с телом комдива была закопана еще и истина о причинах его смерти.

Выводы экспертизы гласили: «Выстрел был произведен с близкого расстояния, предположительно с 5-10 шагов… Повреждения черепа нанесены пулей… Входным отверстием является отверстие в области затылка справа, а выходное – в области левой теменной кости… Можно предположить, что пуля по диаметру была револьверной…»

Так, много лет спустя подтвердились слова сослуживцев Щорса, настаивавших на том, что их командир погиб от выстрела одного из красных начальников. Видимо, Щорс революции не нужен был живым. А как погибший в бою герой успешно вписывался в новый формат истории.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Сегодня» , «Спецназ России» , «Полтавщина»

Поделиться.

Комментарии закрыты