Тайны одного мятежа

0

28 февраля 1921 года началось восстание военных моряков в Кронштадте. Спустя три недели оно было жестоко подавлено большевиками. Но ради чего тысячи людей сложили свои головы?

В советских учебниках истории писалось, что кронштадтский мятеж 1921 г. – дело рук белогвардейцев, эсеров, меньшевиков, анархистов и, естественно, иностранных разведок; а его подавление и сопутствующие жертвы – мера вынужденная. Однако документы, рассекреченные в последние годы, рассказывают об ином. Хотя и они не позволяют сложить полную версию событий, произошедших девяносто лет назад.

Как это было

Как любили писать раньше: 1921 год был трудным для молодой советской власти.

Действительно, в 1920 г. закончилась гражданская война, однако желанный мир не принес облегчения. В стране правил бал "военный коммунизм" и продотряды грабили крестьян, отбирая "излишки" зерна. В городах тоже росло напряжение: скудные пайки, голод, безработица.

Справедливости ради надо отметить: разорению деревни альтернативы не существовало. Революции начинаются в столицах или приносятся на армейских штыках, поэтому армию и пролетариат следует кормить. В 1916 г. Николай II не учел этого, не послушался министров, предлагавших различные виды продразверстки, испугался аграрных бунтов и взамен получил Февральскую революцию, начавшуюся с протестов голодающих петроградцев.

В 1921 году ситуация складывалась не менее угрожающая. Недовольство нарастало по всей стране, кое-где доходя до открытых протестов. В конце 1920 – начале 1921 гг. вооруженные восстания крестьян охватили Западную Сибирь, Тамбовскую и Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Малороссию, Среднюю Азию.

24 февраля 1921 г. начались стачки в Петрограде. 28 февраля забурлил и город моряков Кронштадт.

На общем собрании команды линкора "Петропавловск" матросы приняли резолюцию за перевыборы в Советы, но без коммунистов и за свободу торговли. Резолюцию поддержала команда линкора "Севастополь" и весь гарнизон крепости. Позднее появились новые требования: за свободу левых партий, политическую амнистию, выборы в новые Советы, борьба со спекуляцией.

В ночь с 1 на 2 марта мятежники арестовали руководителей Кронштадтского совета и около 600 коммунистов. 2 марта был избран временный ревком (ВРК) из 15 человек во главе с матросом Степаном Петриченко. Таким образом, первоклассно оборудованная и оснащенная крепость, главная база военно-морского флота, оказалась в руках восставших.

Лозунги кронштадтцев, особенно: «Власть Советам, а не партиям!» представляли серьезную угрозу монополии большевиков на политическую диктатуру, однако при этом не противоречили принятой в 1917 г. конституции. Поэтому мятежники тешили себя иллюзиями решить дело миром.

В Петроград были направлены две делегации для переговоров. И хотя обе были арестованы, а позднее расстреляны, это не отрезвило матросов.

3 марта советские газеты сообщили, что в Кронштадте вспыхнул белогвардейский мятеж во главе с Петриченко и генералом Козловским.

4 марта Кронштадту был объявлен ультиматум. Город-крепость вынужден был либо сдаться, либо сражаться. Он выбрал второе. Но и тут, невзирая на советы офицеров, восставшие отказались от активных военных действий и предпочли защищаться.

Бей своих, чтобы все боялись

Большевикам предстояло провести небывалую в военной истории операцию: силами пехоты взять расположенный на острове город-крепость. Причем без промедления! Лед с каждым днем становился тоньше. Еще немного и Кронштадт, окруженный морем, вооруженный 2 линкорами и другими боевыми кораблями, имея 140 орудий береговой обороны и гарнизон около 27 тысяч матросов и солдат, стал бы неприступным.

8 марта Седьмая армия под командованием Тухачевского (около 18 тысяч человек) предприняла попытку наступления, но потерпела неудачу из-за слабой подготовки и низкого морального уровня красноармейцев, не желавших в большинстве своем воевать против «братьев-кронштадтцев». Ненадежные части постигла тяжелая участь. «За отказ от выполнения боевого задания» многие бойцы были расстреляны.

Для второго штурма к Кронштадту были стянуты самые верные части, в бой бросили даже делегатов партийного съезда, в итоге численность Седьмой армии достигла практически 45 тысяч человек.

В ночь на 16 марта, после интенсивного артиллерийского обстрела, началось новое наступление. Утром 17 марта штурмовые отряды ворвались в крепость. К 12 часам 18 марта кронштадтское восстание было подавлено.

Тут же начались репрессии.

Так как ранним утром 17 марта руководство Ревкома во главе с Петриченко на автомобиле уехало по льду залива в Финляндию, то «боссы» в массе своей уцелели. Расстреляли только троих человек.

Вслед за машиной с членами ВРК ринулась толпа простых матросов и солдат. Вырваться из крепости и уйти в Финляндию удалось около 8 тысячам. Остальным повезло меньше. Более 2100 человек, взятых в плен, расстреляли. Свыше 6450 человек отправили в лагеря.

Расстреливали мятежников (видимо, для наглядности) на льду перед крепостью. Из тех же соображений, наверное, долго не убирали трупы. С потеплением даже возникла опасность заражения акватории Финского залива. Во всяком случае, в конце марта в Сестрорецке на встрече представителей Финляндии и советской России решался вопрос об уборке трупов, оставшихся в Финском заливе после боев.

Большинство арестованных через год освободили по амнистии. Однако вскоре начались повторные аресты и суды. Не желая оставлять на воле свидетелей своей жестокости, власти даже выселили из Кронштадта всех жителей города.

Ищи, кому выгодно

Любопытно, но за две недели до начала мятежа в ряде иностранных газет появились статьи о том, что Кронштадт восстал. Рассказывалось: что власть приняла должные меры и ограничила доставку продовольствия в Кронштадт, что сотни матросов арестованы и отправлены в Москву, по-видимому, для расстрела.

В своем выступлении перед иностранными журналистами уже во время восстания в крепости, комментируя публикацию, Троцкий сослался на другую газетную утку. Годом ранее в заграничной печати появилось сообщение о перевороте в Нижнем Новгороде и, действительно, вскоре в Нижнем произошла попытка переворота. По мнению Троцкого, оба события были результатом бурной деятельности антибольшевистских сил.

Это было очень правдоподобное объяснение. Матросы Кронштадта, в основном выходцы из деревень, были недовольны политикой «военного коммунизма» и находились под влиянием оппозиционных большевикам партий. Сложной была и психологическая обстановка на флоте.

Очагом восстания стали «Севастополь» и «Петропавловск» – балтийские линкоры в 1914—1916 гг. не сделавшие ни одного выстрела по неприятелю, но «прославившиеся» учиненными в феврале 1917 г. дикой расправой над своими офицерами в Гельсингфорсе и погромом в Кронштадте. Это было первое в ходе революции массовое убийство командного состава Российского флота.

В 1921 г. участники бузы (так в матросских кругах называлась кровавая бойня) с нетерпением ожидали демобилизации, которая постоянно откладывалась. Что мало способствовало укреплению дисциплины. Как отмечают современники, моральное разложение экипажей линкоров было огромно.

Сказалось на обстановке в Кронштадте и поведение высших командиров. С июня 1920 г. руководителем Балтийским флотом стал Федор Раскольников, протеже Льва Троцкого. Раскольников прибыл вместе с супругой и завел жизнь на широкую ногу, пил, устраивал богатейшие приемы, на коих мадам блистала нарядами и драгоценными каменьями. Поведение главы Балтфлота и его окружения было настолько вызывающим, что 27 января его убрали с должности. Однако это только усугубило положение. Матросы говорили: "мы выгнали комфлота", а это сильно вредило авторитету власти и усиливало и без того очевидные анархические настроения на флоте.

Ну и главными козырями проведения восстания именно в Кронштадте были, конечно, месторасположение города и его массированные укрепления. Город-крепость мог держать оборону столько времени, сколько требовали бы того обстоятельства.

Однако, невзирая на убедительные внутренние предпосылки и изрядную внешнюю помощь в виде денег и продовольствия, мятеж в Кронштадте не стал массовым, да и продержался всего пару недель. А почему собственно?
Есть версия, что восстание носило характер искусственный и было организовано самими большевиками. Сторонники этой гипотезы приводят следующие доводы.

Рассказывая иностранным журналистам о происках антибольшевистских сил, Троцкий не объяснил, почему правительство проигнорировало газетную утку и не предотвратило восстание, о котором было предупреждено. Мало того, за кадром остались факты и вовсе непонятные. Когда напряжение в городе уже нарастало, власть сохраняла пассивность и не изолировала заговорщиков от общей массы.

Имелись и другие интересные моменты. В Питере 28 февраля (когда моряки только затевали свою смуту) начались репрессии против оппозиционных партий и фракций. А спустя несколько дней эти политические силы будут обвинены в организации мятежа!

Но самой большой странностью тех дней являются сроки проведения X съезда РКП(б). Дата несколько раз переносилась и только 8 февраля – в день первого штурма Кронштадта – съезд открылся. Одним из первых обсуждался вопрос о свободной торговле и изменениях в экономической политике. Но именно он был одним из основных в требованиях кронштадтцев! Возможно, откройся съезд раньше – и восстание не состоялось бы.

А как же тогда повод для репрессий, столь необходимый большевикам? Принимать под давлением общественности решение об изменении внутренней политики советская власть не собиралась и расправой над мятежниками показала: любые политические реформы в стране будут спускаться сверху, а не инициироваться снизу. По сему поводу Ленин выразился очень определенно: «Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

Озвучил съезд еще один пункт из резолюции восставших матросов. Те требовали уничтожения монополии большевиков. Съезд ее узаконил, приняв резолюцию "О единстве партии", запретившую фракционные расколы и утвердившую линию партии как единственно возможную и правильную. Что характерно, протестовать против такого решения было некому. Самые рьяные оппозиционеры уже сидели в тюрьмах. Менее активные промолчали.

Подтверждением того, что большевики имели возможность организовать «карманное» восстание является и следующий факт. По агентурным данным, полученным в ноябре 1921 г. из финского представительства РСФСР, между неким чиновником представительства и сотрудником финской полиции состоялся разговор, в котором чиновник рассказал, что Кронштадтский мятеж организовала Петроградская ЧК для упрочнения положения Советского правительства. Петриченко – тайному агенту Чрезвычайной Комиссии – было поручено вступить в Кронштадтский Революционный Комитет и активно участвовать в подготовке восстания. Также болтливый чиновник поведал об агентах ЧК, работающих в военных частях и подстрекающих эсеров, офицеров и бывших аристократов к восстанию.

Естественно, в подобные откровения поверить трудно. Но, как говорится, нет дыма без огня. Как объяснить то, что с апреля 1921 г., бежавшие из Кронштадта матросы, «забыв» о судьбе былых соратников, стали возвращаться на Родину?

«Интересно» сложилась и судьба руководителя восстания – Степана Петриченко. Получив убежище в Финляндии, он как-то съездил в Ригу, где посетил советское посольство и был завербован ГПУ. В 1927 году Петриченко выезжал через Латвию в СССР. Возвратившись в Финляндию, он поставлял СССР агентурные сведения, некоторые из них были очень ценными.

Но в 1941 году бывшего лидера матросского мятежа арестовали финские власти. А в 1945 его передали в органы контрразведки Красной Армии. 17 ноября 1945 года особым совещанием при народном комиссаре внутренних дел СССР Петриченко С.М. "за участие в контрреволюционной террористической организации и принадлежность к финской разведке" был приговорен к десяти годам лагерей. Умер он 2 июня 1947 года во время этапирования из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму".

Деньги правят миром

В летописи кронштадтского восстания имеется еще одна туманная страница.
Как сообщала эмигрантская пресса: в кассу ревкома деньги лились рекой, сотнями тысяч. Куда подевались суммы – сейчас сказать сложно.

Но ажиотаж вокруг Кронштадта всколыхнул рынки и российские ценные бумаги, до того продававшиеся за гроши, вдруг резко подскочили в цене. Маклеры всех европейских столиц скупали их впрок в ожидании скорого восстановления «законной власти» в России. Оная, как известно, не вернулась. Но кто-то снял со всей этой бузы свой навар.

Подготовила Елена Муравьева,
по материалам «Военное обозрение», «Независимое военное обозрение», «Хронос», «РИ», Repetitor.info, Battlefield.ru, www.battlefield.ru, Flot.com

Поделиться.

Комментарии закрыты