Танцы на шесте или день стриптиза

0

Красиво раздеваться под музыку любили, пожалуй, во все времена. Но настоящий прорыв в этом возбуждающем деле произошел 13 марта 1894 года.

Днем рождения стриптиза называют две даты: 9 февраля и 13 марта 1894 года, когда выпускники парижских художественных училищ устроили конкурс дамской красоты в легендарном кабаре «Мулен Руж». Ничто не предвещало сенсации, но модель под псевдонимом Мона так вдохновилась происходящим, что решила красиво сбросить с себя одежду и продемонстрировать красоту, так сказать, без прикрас. Впрочем, есть и более разухабистая версия: молодые художники устроили не конкурс, а бал, девиц было две – Манон Лавиль и Сара Браун, но отличились они все тем же: в самый разгар веселья забрались на стол и стали медленно раздеваться под музыку, пока не остались в костюмах Евы. Которые, собственно, были им весьма привычными – обе подрабатывали натурщицами у студентов, так что, возможно, у барышень попросту сработал рефлекс на знакомую компанию. Поговаривают, что виновниц торжества тогда арестовали и оштрафовали, а благодарные студенты осаждали участок и буйствовали с требованиями тела и зрелищ.

Отметим, что человечество шло к голому телу давно и целеустремленно, хотя и не без взлетов и падений. В античные времена художественное обнажение стало частью культа, в то время как в Средневековье маятник истории качнулся в противоположную сторону, и красивых женщин частенько сжигали на кострах. Просто на всякий случай – а вдруг, ведьма?

Прародителем же стриптиза, точнее его предвестником, считают французский канкан (вид кадрили, между прочим), ставший популярным с 30-х годов XIX столетия.
 
Впрочем, его исполнительницы по современным меркам были ну просто светочами скромности и морали: по сути, они демонстрировали лишь неприкрытые кусочки тела между трусиками и чулками, да и то быстро-быстро. Но и от этого степенные мсье теряли голову. И деньги.

Но вернемся к стриптизу. После выходки горячих барышень в «Мулен Руж» популярность «танцев на раздевание» стала стремительно набирать обороты. И даже стала влиять на судьбы мира. Так, в 1905 году поразила публику изгибами голого тела легендарная танцовщица и шпионка Мата Хари. «Я не для вас раздеваюсь, я так вижу себя в этом мире», – говорила она, поэтому «божественную танцовщицу» можно заодно считать и первой официальной нудисткой современности. Впрочем, особых иллюзий насчет аппетитов публики Мата Хари не питала: «Если люди и приходили на мои выступления, то лишь потому, что я отважилась предстать перед ними без одежды».

Не отставала от мировых танцевальных тенденции и Айседора Дункан. Сперва легендарная танцовщица, проповедовавшая культ совершенного тела, сама вышла на сцену без чулок и в прозрачном газовом платье на манер греческого хитона с разрезами по бокам. А в 1907-м уже две ее ученицы, Елена Рабенек и Ольга Десмонд, представили танец наголо под «Революционный этюд» Шопена. В битвах за билеты на их выступления доходило до жертв, поэтому власти приняли решение прекратить безобразия и запретили «революционный» номер.

С окончанием Первой мировой войны танцы на раздевание стремительно набирают популярность, обгоняя все другие развлечения. На европейской сцене блистает стриптизерша Анит Бербер – поглазеть на нее ходили охотнее, чем на фильмы с кинодивой того времени Марлен Дитрих. Чуть позже публику покоряет Жозефина Бейкер – чернокожая девушка, танцевавшая и певшая топлесс и босиком, в знаменитой банановой юбочке. Сейчас эти номера кажутся невинной проделкой, но именно благодаря им стриптиз в глазах общественной морали перестал быть синонимом «проституции», становясь все более смелым и откровенным.

Впрочем, в стороне от этого праздника жизни стояла чопорная Англия: ее законы целиком были на стороне нравственности, и танцевать без одежды там было категорически запрещено. Поэтому эротические номера принимали в Британии несколько абсурдный вид: девушки выходили на сцену обнаженные, прикрывая пикантные места веерами и бусами, и… стояли неподвижно. Потому что о запрете стоять без одежды в законе написать не додумались.

Окончательно в своем современном виде стриптиз сформировался в 60-е годы прошлого века. В 1964 году в Сан-Франциско танцует топ-лесс первая профессиональная американская стриптизерша Кароль Дода. В 1968 году танцовщицы осваивают шест – пилон. Еще через год начинают раздеваться не до трусиков, как раньше, а, так сказать, до конца.

Примечательно, что в те же 60-е стриптиз начинает затухать: сексуальная революция и стахановские темпы развития порноиндустрии делают его попросту неинтересным. Тогда владельцы клубов решили брать количеством, а не качеством. Девушки стали танцевать обнаженными по 35 человек на одной сцене в режиме «нон-стоп». Тогда же появляется еще один вид стриптизерш – «ходячие». Их задача – красиво дефилировать между гостями, заводить с ними беседы и раскручивать на угощения. Некоторым это так хорошо удается, что клиенты приходят только для того, чтобы посмотреть на красивое хождение в массы. Ну а сами барышни зарабатывают отнюдь не хуже своих танцующих коллег.

На этом, казалось бы, развитие стриптиза остановится. Но в 90-е годы он опять оживает: становится более изощренным, акробатическим и спортивным. И это выводит его уже совсем другую сферу – оздоровительную: стрип-пластика – это уже не роскошь, а вид ухода за собственным телом, доступный в любом уважающем себя фитнес-центре.

Николай Горский,
«Комментарии»

Поделиться.

Комментарии закрыты