Тюремная невеста Сталина

0

В личном архиве Иосифа Сталина, хранящемся в Российском государственном архиве социально-политической истории, обнаружена папка с документами царской охранки почти вековой давности. Архивы открыли новую, украинскую жену «отца народов», с которой он состоял во внебрачной интимной связи в 1909–1910 гг. Судьба ее до сих пор неизвестна.

Теперь точно известно, что Иосиф Виссарионович был мужчиной, не чуравшимся женщин. Он любил, и его любили. И не только две официальных жены. В архивах «красной картотеки» царской охранки – сборнике компромата на лидеров большевистской организации – обнаружились документы, свидетельствующие о том, что в 1909–1910 годы Иосиф Джугашвили состоял во внебрачной интимной связи с «товарищем по партии».

Инцидент в Бакинской крепости

23 марта 1910 года в одном из частных домов в Бакинской крепости (исторический центр города) были арестованы мужчина, с виду кавказец, и молодая женщина, которые, по свидетельству агентов наружного наблюдения, около шести месяцев совместно проживали там без прописки и по подложным документам. При обыске в их квартире были обнаружены брошюры и другие документы антиправительственного содержания. У мужчины, назвавшегося Закаром Меликянцем, в кармане пиджака оказалось письмо, в котором шла речь о некоторых проблемах Бакинского комитета РСДРП. Арестованный от своей причастности к названным документам наотрез отказался. Вместе с сожительницей он был препровожден в охранное отделение.

Для жандармов не было тайной, что назвавший себя Меликянцем является, на самом деле, членом Бакинского комитета РСДРП Иосифом Джугашвили (подпольная кличка – Коба) и разыскивается департаментом полиции с августа 1909 года как совершивший побег из ссылки. Арестованная молодая женщина оказалась уроженкой Одессы, членом Бакинской организации РСДРП Стефанией Леандровной Петровской.

На допросе 26 марта арестованный дал следующие показания: «Зовут меня Иосиф Виссарионов Джугашвили. По роду имею 30 лет. Вероисповедания православного. Грузин. Звание – крестьянин Горийского уезда Тифлисской губернии. Семейное положение – холост. Мать Екатерина Голатьевна, рожденная Геладзе. Сестер и братьев не имею. В 1894 году учился в духовном училище г. Гори, а с 1895 года в Тифлисской духовной семинарии. Вышел оттуда из пятого класса в 1899 году. Принадлежащим себя к каким-либо политическим партиям не считаю. В городе Баку я проживаю около 6 месяцев без прописки. Ночую, где придется. Искал работу, но не находил. В Баку я купил у неизвестного мне лица бессрочную паспортную книжку, выданную управлением бакинского полицмейстера на имя Закара Крикаряна Меликянца. Отобранное у меня при обыске письмо на русском языке адресовано Петровской, которое по просьбе одной женщины я еще не успел передать. Со Стефанией Петровской я познакомился в ссылке в городе Сольвычегодске Вологодской губернии. Никаких отношений с ней не имею».

Стефания Петровская на допросе вину за хранение антиправительственной литературы взяла на себя: «Прибыла сюда из Вологодской губернии, где отбывала срок административной высылки. В городе Баку проживала в доме №495 в Крепости. С Джугашвили знакома с ссылки и состою с ним в сожительстве».

Несостоявшийся брак

Это признание могло повлечь за собой серьезный скандал. С одной стороны, попади эти сведения в прессу, вероятно, пошли бы язвительные пересуды о свободных связях, практикуемых между членами бакинского комитета РСДРП, с другой, в самой партии осуждалась внебрачная любовь коммунистов. Может быть, поэтому на свет появился такой документ:

«Его Превосходительству господину Бакинскому градоначальнику от содержащегося под стражей политического Иосифа Джугашвили

Прошение:

Прошу Ваше Превосходительство разрешить мне законный брак с проживающей в городе Баку Стефанией Леандровой Петровской».

Градоначальник запросил мнение по этому поводу у руководства жандармского управления. На запрос последовал засекреченный ответ:

«Секретно. Его Превосходительству господину Бакинскому градоначальнику. Уведомляю, что ходатайство содержащегося в бакинской тюрьме арестанта Иосифа Виссарионова Джугашвили о разрешении ему вступить в законный брак с проживающей в Баку Стефанией Леандровой Петровской с моей стороны препятствий не имеет. Зам начальника жандармского управления поручик Подольский. 1910 года, сентября 10 дня».

Вскоре разрешение было получено. Однако брак не состоялся, поскольку, судя по всему, и не являлся целью. Параллельно Иосиф Джугашвили хлопотал о снижении меры наказания и скорейшем переводе из бакинской тюрьмы на более мягкий режим – в ссылку. Судя по всему, кто-то из товарищей по партии сумел подкупить тюремных врачей, и в адрес градоначальника поступило следующее прошение от Иосифа Джугашвили:

«Ввиду имеющегося у меня туберкулеза легких, констатированного тюремными врачами Нестеровым и Светозеровым одновременно в мае с. г., после чего я все время лежу в тюремной больнице, честь имею покорнейше просить Ваше Превосходительство назначить комиссию врачей для моего освидетельствования… Покорнейше прошу Ваше Превосходительство применить ко мне возможно меньшую меру пресечения, по возможности ускорив ход дела».

Куда исчезла Стефания?

Градоначальник очень лояльно отнесся к просьбе Джугашвили, которого вскоре отправили «добивать» срок прежней ссылки, не «навесив» никакого дополнительного наказания. А вот сведения о «тюремной невесте» Кобы резко оборвались после допроса с ее признанием в любовной связи с Кобой. Скорее всего, она получила основательный срок за хранение антиправительственной литературы и работу в революционной организации, но где его отбывала, неизвестно. Ни в сталинском архиве, ни в исторической литературе не удалось обнаружить сведений о ее дальнейшей судьбе.

В досье бакинского жандармского управления есть лишь такие данные: «Стефания Леандрова Петровская, дочь дворянина Херсонской губернии. С 1907 по 1909 год отбывала ссылку в Сольвычегодске Вологодской губернии». И все.

В нескольких брошюрах, изданных в Баку до 1929 года, Стефания Петровская упоминается как активный член бакинской организации РСДРП. После 1929 года ее фамилия исчезла со страниц партийной печати.

Многое в этой истории, вероятно, можно объяснить борьбой между Троцким и Сталиным за так называемую «красную картотеку». Она представляет собой документальный «компромат», собранный царской охранкой на наиболее крупных лидеров большевистской организации. Кое-что из нее в отношении Сталина Троцкий опубликовал в зарубежной печати в 1927 году. После этого по поручению вождя работники ОГПУ под руководством Генриха Ягоды начали поиск «красной картотеки».

Судя по тому, что сведения о Стефании Петровской непосредственно в фондах царской охранки отсутствуют, они могли быть изъяты для «красной картотеки», откуда с помощью подручных Ягоды перекочевали в личный архив Сталина. Возможно, некоторые малоприятные документы он уничтожил, а кое-что по каким-то причинам оставил «на память». Это «кое-что» обнаружено совсем недавно, поскольку личный архив Сталина был засекречен полностью и лишь отдельные исследователи, например, Дмитрий Волкогонов и Сергей Юшенков, имели возможность выборочно знакомиться с какими-то документами.

Мне недавно довелось в течение целого года изучать сталинский архив. Его массив таков, что до сих пор еще далеко не все просмотрено и профессионально оценено. Вполне возможны и находки, способные приоткрыть завесу тайны над судьбой Стефании Петровской.

Жены вождя

Как уже указывалось, официальная библиография «отца народов» утверждает, что у Сталина за всю его жизнь было две женщины.

Первая и наиболее сильная (по свидетельству многих современников) любовь поразила Сосо Джугашвили в 26 лет от роду. Сердцем будущего вождя ненадолго завладела юная дочь профессионального революционера Екатерина Сванидзе (Като). Она ответила взаимностью, чего не скажешь о родственниках девушки, которые в своем большинстве имели европейское образование и «готовили лучшую жизнь для российских трудящихся», в основном, за границей. В ту пору они, конечно, не могли предположить, какое «кремлевское» будущее ждет 26-летнего «экса» (боевик отряда экспроприаторов финансовых средств для нужд партии), поэтому ни в какую не желали, чтобы изнеженная Като связывала с ним жизнь. И все-таки молодой Иосиф оказался для нее настолько притягательным, что девушка согласилась тайно обвенчаться в церкви святого Давида в июне 1906 года. Но семейная жизнь Иосифа и Като оказалась короткой. Беспощадный тиф отнял у Сталина существо, которое, возможно, он по-настоящему любил.

Между тем, первая любовь не помешала Сталину через много лет расправиться с братом Като – Александром Сванидзе. Первый наркомфин, а затем глава Внешторгбанка Советской России в 1937 году был арестован, а в 1942 году расстрелян по обвинению в злоупотреблениях.

Поразительно, но со своей второй женой и любовью Надеждой Аллилуевой Сталин познакомился еще за три года до первого брака – в 1903 году, когда спас тонущую двухлетнюю дочку своего соратника по революционной борьбе. В июле 1917 года он второй раз, уже по-настоящему, знакомится с Надеждой на квартире ее отца, где проходило законспирированное совещание членов ЦК партии. Между ними сразу же возникло сильное чувство, хотя Сталин был более чем на 20 лет старше Надежды.

Многие современники свидетельствуют, что до последних дней своей жизни Аллилуева горячо и ревниво любила своего немолодого избранника. И неудивительно, ведь в ней кипела цыганская кровь. Многие считают, что именно ревность послужила причиной того, что Надежда застрелилась 9 ноября 1932 года на кремлевской квартире после застольной стычки с супругом, который демонстративно оказывал знаки внимания на вечеринке другой женщине (есть и другие версии причин ее смерти).

Так это или нет, но с 1932 года Сталин оказался вдовцом повторно. Официально, с тех пор он жил, как в народе говорят, бобылем. Правда, как всегда, ходили слухи о каких-то любовницах.

Однако личный охранник вождя, недавно скончавшийся Алексей Рыбин, заявил мне в беседе на эту тему: «Неправда. Сталин все время находился под нашим присмотром. После смерти Надежды Аллилуевой охрана замечала его встречи с одной-единственной женщиной – Рузадан Пачкория. Их связь продолжалась с 1938 по 1953 год. Рузадан была вдовой, известной в то время летчицей (позже работала на руководящих должностях в авиации), ослепительной красавицей, лет на двадцать моложе вождя. Она изредка приезжала к Сталину на дачу. Бывал и он у нее на московской и тбилисской квартирах. Встречи были глубоко законспированными, под видом консультаций по авиационной проблематике. Мы, охранники, никому не рассказывали об этом, пока Рузадан Пачкория была жива».

Подтвердить или опровергнуть это свидетельство пока не представляется возможным. Документально подтверждена связь Сталина только с тремя женщинами: Като Сванидзе, Надеждой Аллилуевой, а теперь и со Стефанией Петровской.

Сергей Турченко, «Рабочая газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты