Великие антикризисники

0

Общегосударственным кризисам в разное время были подвержены практически все страны. Однако принимаемые политиками антикризисные меры не всегда действовали однозначно.

Так, например, экономический проект «Антикризисная Украина», который в марте этого года наше государство приняло для противостояния глобальному мировому кризису, многие политики называют малоэффективным. Они ссылаются на показатели снижения валового внутреннего продукта в 2009 году, одним из основных факторов чего были периодические конфликты между Национальным банком и Кабинетом министров. Политики говорят, что если и в дальнейшем усилия НБУ и правительства не будут скоординированы, преодоление кризиса на Украине, как минимум, затянется.

Землю – крестьянам, фабрики – рабочим

Но история знает многих руководителей, которые находили уникальные способы преодоления последствий кризиса в стране и возвращения экономики на путь устойчивого развития. Список имен лучших антикризисных политиков может показаться на первый взгляд странным, ведь в нем соседствуют Ленин и Гайдар, Гитлер и Столыпин. Однако, следует заметить, что именно им удавалось в ХХ веке вытаскивать свои страны из самых неприятных ситуаций.

Если говорить о кризисах и их успешных разрешениях, то лучше всего делать это в хронологическом порядке. И тогда первым кризисом становится тот, в котором оказалась Россия в самом начале века по завершению русско-японской войны и революции 1905 года. Упадок и кризис, накрывшие в тот момент империю, были не то что глубокими, но, как всегда, по-русски обреченными и нескончаемыми. Тогда нашелся только один человек, который смог предложить внятную программу экономического, а не словесного развития страны. Звали его Петр Столыпин, а главным объектом его реформ стали крестьяне.

Специально для самого многочисленного российского сословия Столыпин разрешил созданному еще при Александре III Государственному крестьянскому банку скупать помещичьи земли и перепродавать их крестьянам на исключительно льготных условиях. Крестьяне получали кредиты до 90% стоимости земли при очень маленьком проценте и смогли наконец-то выйти из общин, связывающих работников земли по рукам и ногам.  Кроме того, реформа Столыпина предусматривала кредитование и всяческое поддерживание крестьян, уезжавших в Сибирь для освоения земель. Результаты не заставили себя ждать: буквально через несколько лет почти вся земля уже принадлежала крестьянам на тех или иных условиях. Это были собственники, готовые обогащаться. После смерти Столыпина в 1911 году аграрная реформа набрала новую силу. Недаром в 1912 году российский министр земледелия Кривошеин сказал, что «если у России будет 30 спокойных лет, то она станет самой процветающей страной в мире». Однако, этих лет, как известно, не было. Реформа продолжалась даже во время Первой мировой войны и оборвалась с началом революции.

Следующим бойцом с кризисом был также российский политик, приложивший немало сил к тому, чтобы порушить начатое Столыпиным. Правда, ломать старый порядок вождю мирового пролетариата Владимиру Ульянову-Ленину было гораздо сподручнее, чем строить новый. Тем не менее, он успешно справился с кризисной ситуацией, вызванной революцией и Гражданской войной, и, вовремя почувствовав момент, сменил военный коммунизм на НЭП, началом которого отмечен 1921 год. Эта новая экономическая политика, главное содержание которой состояло в замене продразверстки продналогом в деревне, использовании рынка и различных форм собственности, привлечении иностранного капитала в форме концессий, а также установлении рубля как конвертируемой валюты, позволила быстро восстановить народное хозяйство, разрушенное войнами. Решение запустить НЭП далось Ильичу нелегко, тем более что против него вовсю выступали закаленные в боях большевики. Однако Ленин сломил их сопротивление «капиталистической заразе», и тут же в стране расцвел, как мы бы сейчас сказали, частный сектор, а у уставшего от войны крестьянства наконец-то появился стимул к развитию производства. НЭП просуществовал недолго – со второй половины 20-х годов начались первые попытки свёртывания ленинской политики.
Другой государственный деятель, действовавший примерно в это же время, но уже в Турции, пошел по иному пути. Кемаль Ататюрк, первый президент Турции, вытаскивал свою страну из пропасти буквально за уши. Ему в наследство достались руины Османской империи, которая в конце 1918 года под давлением подписанного соглашения была вынуждена приступить к планомерному разоружению и расформированию армии. Создав собственный парламент — Великое Национальное Собрание Турции – Ататюрк оставил себе только сердце Малой Азии, отказавшись в пользу Антанты от больших территорий. Мустафа Кемаль (таково его настоящее имя, а Ататюрк по-турецки означает «отец турков») сделал для своей страны то же, что в свое время и Петр I для России: ввел европейские законы, правосудие, даже  одежду, и сделал Турцию светским государством. В экономике Ататюрку ничего не оставалось, как провозгласить принцип «этатизма» – максимального присутствия государства во всех областях. Одним словом, «отец турецкого народа» сделал свою родину современной страной из совершенно разваленного феодального образования.

Борьба с корпорациями по-американски

В одно и тоже время с 1933 по 1945 год в двух развитых странах – США и Германии – у власти находились две сильнейшие личности XX века: Франклин Делано Рузвельт и Адольф Гитлер. И тот, и другой получили свои страны в очень плохом состоянии. Америка к тому моменту уже три года была поражена Великой депрессией, а в Германии инфляция Веймарской республики довела население буквально до ручки. И там, и здесь требовалась твердая рука, способная навести порядок. Сделано это было разными способами, но с одинаково большой эффективностью.

“Новый курс” Рузвельта, суть которого состояла в переходе от свободного рынка к регулируемому с помощью государства, подразумевал конец всеобщему и безраздельному царствованию в экономике монополий – главных виновников самого тяжкого кризиса 1929 года. Рузвельт считал, что без вмешательства государства и наличия у него структур, регулирующих распределение дохода у субъектов рынка, избежать кризиса невозможно даже в теории. Поэтому после вступления на президентскую должность в 1933 году он поставил капиталистов перед выбором: либо поделиться доходами с бедными, либо быть уничтоженным, как в России. И, вдаваясь в подробности, можно сказать, что меры, принятые прикованным к инвалидной коляске из-за перенесенного в детстве энцефалита Рузвельтом, сильно оздоровили экономику и производство США. Однако по мере выхода из кризиса большинство вынужденных делиться корпораций главным образом через Верховный суд стали добиваться отмены законодательства «Нового курса». И, между прочим, не без успеха.

Но если Рузвельт старался с корпорациями сотрудничать, то Гитлер примерно в то же время пошел на более серьезные меры. В 1933 г. Адольф Гитлер возглавил совсем разрушенную, ослабленную и ограбленную Германию с 9 миллионами безработных. И с чего он начал? С реформы Рейхстага, отмены депутатской неприкосновенности, закрытия всех оппозиционных партий, конфискации и национализации предприятий и ужесточения управления. Вместе со своим помощником – банкиром Ялмаром Шахтом, который позже стал президентом Рейхсбанка, – Гитлер без революций с помощью иностранных вливаний капитала к 1935 году покончил с кризисом в тяжелой промышленности, ставшей мотором всей экономики. Секрет прост – загрузили заказами простаивавшие заводы. За первые годы правления Гитлер проложил дороги, усилил промышленность и убрал безработицу. Страна была на высшем экономическом подъеме, когда фюрер решился на войну, и тем все испортил.

Японско-германские чудеса

После второй мировой войны в руинах оказалось полмира. Поднимать экономику бросились везде, однако наиболее успешно это удалось двум странам. Именно от названий этих стран и пошли два термина: «японское чудо» и «немецкое чудо». Отцами этих чудес (или чудищ) были соответственно премьер-министр Японии Йошида Шигеру и министр экономики Германии Людвиг Эрхард.

Глава японского Кабинета министров непосредственно руководил реформами, поднимая разваленную экономику. В первую очередь он разъединил гигантские монополии дзайбацу и либерализовал цены и конкуренцию. Ситуация осложнялась огромным количеством демобилизованных солдат, которым надо было придумывать новые гражданские профессии, поскольку по новой Конституции Япония не могла иметь своей армии. Реформы удались. К 70-годам Япония стала одним из основных производителей и импортеров в мире.

Автор немецкого чуда Людвиг Эрхард долгое время трудился под чутким руководством канцлера Германии Конрада Аденауэра, после чего и сам стал главой правительства. Он тщательно контролировал создание новой немецкой экономики, насаждая здоровую конкуренцию. Упор делался на рыночное, а отнюдь не на социальное обеспечение.

Людвигу Эрхарду приписывается выражение: «Пусть слабые прогорят, зато сильных будет больше». Благодаря его руководству вскоре стабильная экономика Германии с дешевой рабочей силой стала наполнять мировой рынок, остро нуждающийся в товарах, своей продукцией. Темп роста германского ВВП в 50-х гг. оказался самым высоким среди развитых стран, а темпы роста цен — самыми низкими. Таким образом происходило послевоенное восстановление страны.

Приближаясь к современности, можно выделить две фигуры реформаторов. Если судить по эффективности реформ, то пальму первенства можно смело отдать экс-министру экономики Аргентины Доминго Ковальо. Ему удалось остановить инфляцию в Аргентине в 1991 году, привязав национальную валюту к доллару. Основой успеха Кавальо стала тотальная приватизация государственной собственности. В то же время президенту Аргентины Карлосу Менему оставалось только радоваться, когда инфляция спадала буквально на глазах, а валюта вырастала. Вскоре Ковальо был уволен за то, что стал излишне популярен.

Примерно в то же время в России работал и.о. премьер-министра Егор Гайдар. С точки зрения специалистов по экономике, его успехи или неуспехи могут быть оспорены, но с точки зрения рядового потребителя именно Гайдар сделал так, что в магазинах появились товары, а инициативные люди смогли зарабатывать деньги. Вместе с тем именно Егор Гайдар уничтожил многолетние сбережения граждан, вызвав к себе их справедливую ненависть.

Что касается Украины, то с момента обретения ею независимости в стране не было проведено действительно глобальных действий. Если рассматривать опыт правления первого президента уже независимой Украины Леонида Кучмы, то результаты его деятельности были весьма неоднозначными. С одной стороны, при Кучме в стране сохранялась внутренняя стабильность: возникшая в конце 80-х организованная преступность была уже к 1995-96 гг. взята под контроль правоохранительными органами, а благодаря некоторым реформам была введена новая валюта и принята Конституция независимой страны. С другой стороны, реформы первого украинского президента не были доведены до логического конца, приватизация предприятий не дала нужного результата, вследствие чего страна начала отставать в экономическом и политическом развитии от других стран Восточной Европы.

Сейчас, судя по всему, на Украине назревает момент для вмешательства хорошего антикризисного политика. Вот только кто им будет – пока неизвестно. Хотелось бы вспомнить слова обладателя Нобелевской премии американского экономиста Пола Кругмана о том, что многим странам необходимо как можно скорее научиться жить с беспорядком, поскольку на данный момент ничто не приучает нас жить с беспорядком так успешно, как государство, которое проявило внимание к приведению страны в порядок.

Подготовила Мария Борисова
по материалам: «Хронографъ» , «Журнал для инвестора» , «Фокус»

Поделиться.

Комментарии закрыты