Возвращение ликов святых

0

Недавно в Луцке в музее волынской иконы, единственном на Украине подобным музейном заведении, был выставлен после реставрации уникальный, святой для христиан, образ, который помнит святого Луку и киевского князя Владимира.

Этого события ожидали долгие 13 лет. Именно столько времени понадобилось известному волынскому реставратору Анатолию Квасюку, чтобы вернуть первоначальный вид чудотворной иконе Холмской Богоматери, являющейся не только наидревнейшей на Украине, но и одной из самых давних в мире. По словам искусствоведа Елены Романюк, страховики оценивают икону в несколько миллионов долларов.

Тайна Холмской Богоматери

Увидеть обновленную святыню могли во время торжественного события не только Волынь, но и участники Международной конференции «Волынская икона: исследование и реставрация», которая проходила в Луцке. Именно ученые должны вынести окончательный вердикт: оставить эту уникальную достопримечательность и святыню в том первозданном виде, который вернул ей Анатолий Квасюк, или же сделать реконструкцию и положить на нее краски ХХІ в.

Сейчас иконе удалось вернуть лишь 70% авторской живописи. Но даже несмотря на это, лучше сохраненной столь древней иконы в мире нет. По мнению волынских специалистов, древний образ уместнее оставить таким, как он есть сейчас, а для сравнения — нарисовать полную его реконструкцию.

В музейной экспозиции икона находится в надежной стеклянной витрине из пуленепробиваемого стекла, специально приобретенного в Германии, чтобы обеспечить надлежащие условия хранения. Сегодня ни один из украинских музеев-усадьб не имеет такой витрины. Волыни просто повезло, что судьбой древней святыни в свое время проникся тогдашний премьер Украины Анатолий Кинах. После его вмешательства и были выделены деньги на приобретение спецвитрины для Холмской Богоматери.

Авторство чудотворного образа приписывают евангелисту Луке, хотя специалисты считают, что он создан в Византии в X—XI вв. По преданию, эта икона является приданым византийской царевны Анны, невесты князя Владимира. С ХІІІ в. святыня находилась в Холме, столице Галицко–волынского княжества. В 1765 г. икону как чудотворную короновал Папа Римский и над головами Богородицы и Иисуса были прикреплены золотые венцы. В годы Первой мировой войны икону вывезли в Москву, потом в Киев, и только в 1943 г. она вернулась в Холм. Оттуда ее и привезли на Волынь депортированные из Холма представители семьи священника Гавриила Коробчука.

В послевоенный период следы святыни надолго затерялись, хотя за раритетом охотились немало церквей и стран. Некоторое время икона находилась в Ивано-Франковске, у семьи одной из дочерей Коробчука, ее муж был священником. Семья строго хранила тайну иконы, но затем раритет все же пришлось забрать в Луцк, где проживала Надежда Горлицкая, вторая дочка Гавриила Коробчука.

Именно здесь, в луцкой городской квартире, реставратор Анатолий Квасюк и увидел впервые Холмскую Богоматерь. Иконописца пригласили для осмотра нуждавшуюся в помощи святыни.

«Икона была в полотенцах, закрытая пленкой. У меня было ощущение, будто меня облили ледяной водой. Когда я учился в институте (сейчас Национальная Академия искусств в Киеве), нам профессор Людмила Миляева, академик и доктор искусствоведения, рассказывала, что в XX в. остается неразгаданной загадка — исчезла Холмская икона, и никто не знает, куда она делась. А здесь я увидел икону действительно давнюю — ковчег на кипарисовых досках, золотые пластины с перегородчатой эмалью, такие выделывали в Киевской Руси в XI—XII вв.», – вспоминает Анатолий Квасюк.

13 лет с микроскопом и скальпелем

Анатолий дал обет молчания и в строгой тайне, на свой страх и риск, в 1996 г. начал реставрацию святыни. Это был действительно подвижнический труд: времена выпали трудные, в стране не было ни зарплаты, ни материалов. Анатолий трудился без выходных и отпусков, оставался в мастерской после работы для реставрации иконы. И никто даже не догадывался, над чем работает художник–реставратор.

Почти четыре года Анатолий снимал лишь более поздние записи на иконе, миллиметр за миллиметром открывая авторскую первозапись. К сожалению, в 1979 г. эта достопримечательность иконописи была безжалостно зарисована. И реставратору приходилось очищать ее от вкраплений песка и битого стекла, которые неизвестный новейший автор шпателем просто втиснул в древнюю запись, разрушая его. Острый, как лезвие, скальпель реставратора не выдерживал больше 2-3 минут такой работы.

Для микроработ Анатолий сам изготовлял множество инструментов. По его словам, его здорово выручали еще советские буры и обычные цыганские иглы, изготовленные из качественной стали. Сегодня в арсенале реставратора наберется свыше 100 кг такого инструментария. Он ему понадобится и для последующей работы, потому что вскоре в Луцке появится храм чудотворной иконы Холмской Богоматери. Копию святого лика для церкви будет писать Анатолий Квасюк. Он уже припас для этого кипарисовые доски, точь-в-точь такие, на каких написан оригинал древним мастером. Это дерево специально доставили из Крыма.

Как гласит легенда, икона Холмской Богоматери всегда защищала простых людей. Специалисты уверяют, что древний образ и сегодня продолжает «говорить» с людьми на своем языке — языке чудесных исцелений. Согласно завещанию семьи Горлицких, хранивших икону на протяжении последних 55-ти лет и передавших ее музею волынской иконы, Холмская Богоматерь не должна покидать пределы Луцка. Поэтому даже президенты и премьер-министры, а не только паломники, едут теперь сюда, чтобы повстречаться со святыней.

Явленная икона

В чем-то похожая история, связанная с неожиданной находкой древности, произошла и в России, с изображением Богородицы «Умиление», – списком келейной иконы, перед которой молился и скончался Преподобный Серафим Саровский.

10 августа 2005 г. в Крестовоздвиженскую церковь г. Самары пришла живущая неподалеку Мария Маркарян, армянка Православного вероисповедания. Она принесла на реставрацию икону святой Марии Магдалины, написанную на жести. Эта обветшавшая икона, со стершимся изображением святой, стояла в уголке церкви Архистратига Михаила в поселке Красный Яр Самарской области, куда Мария довольно часто ходила. Женщина попросила у служащих церкви эту икону для реставрации, ее она решила сделать за свой счет в благодарность за предсказание одного старца о рождении ею девочки.

В Крестовоздвиженской церкви уже много лет работает опытный и умелый иконописец и реставратор Константин Боровков. Он принял заказ у Марии, а когда она ушла, внимательно осмотрел икону. Ему сразу показалось странным, что такая плохая по качеству жестяная икона укреплена на добротной доске со шпоной, на каких обычно писали в прошлые века. Осторожно сняв жестяное покрытие, иконописец обнаружил дивное изображение Богородицы «Умиление».

Перед Константином предстала икона редкой красоты: темно-коричневые тона плавно переходили в светло-золотистые, стекая к изображению Девы Марии, крестообразно сложившей руки на груди. Ее склоненная голова, покрытая платком, источала свет. Лицо с тонкими, нежными чертами, в которых есть неземная чистота, смирение, кротость, возвышенность духа, притягивало взгляд и радостной волной ударяло в сердце.

Однако Боровков, имеющий специальное художественное образование, не мог понять, каков красочный слой у иконы, – это не масло, не темпера, не печать. Изображение Девы Марии выполнено в конце XIX – начале XX вв. Видимо, во времена лютых гонений на Церковь оно специально было закрыто более простым, жестяным покрытием.

К величайшему изумлению, все это произошло как раз 10 августа, в день памяти Серафимо-Дивеевской иконы «Умиление»! Спустя несколько дней явленную икону освятили в Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском женском монастыре, который находится на Нижегородской земле, – святом месте для всего Православного мира.

По мнению представителей Русской православной церкви, икона не просто так обнаружилась под жестяным покрытием. Произошло чудесное событие, которое на церковном языке называется явлением и имеет большой духовный смысл, несет в себе тайну, о которой можно лишь догадываться. Эта тайна обнаруживается со временем, утверждают в РПЦ, она знаменует важные, иногда исторические события.

Серебряные ноги «Богородицы с Иисусом»

Не менее удивительная история произошла и с уникальным наследим старины – иконой «Богородица с Иисусом», также одной из самых древних на Украине. Весной прошлого года ее после долгой реставрации впервые показали во Львове. Эксперты по иконописи сошлись во мнении, что ей как минимум шесть веков. Произведение искусства случайно обнаружили в 2007 г. в подвалах львовского музея истории религии при Доминиканском соборе, где она пылилась в фондах больше 30 лет. Из-за толстого слоя позднейших наслоений музейщики долго были уверены, что полотно не представляет никакой ценности, до тех пор, пока реставраторы не просветили ее рентгеном и не пришли к выводу, что находка сенсационная.

«Под примитивной современной мазней оказался шедевр XV в. Похоже, что икона была чудотворной и, очевидно, исцеляла, – говорит художник-реставратор Петр Скоп. – Дело в том, что вместе с иконой мы нашли фрагменты серебряных позолоченных медальонов (их называют воты). До XVI в. существовала традиция вешать их на икону в знак благодарности за исцеление. Позже люди стали приносить серебряные и бронзовые сердечки, руки, ноги (в зависимости, какая часть тела излечилась после молитв)». Икона попала в музей в 1975 г. – ее привезли из какой-то церкви из-под Львова. По мнению искусствоведов, полотно принадлежит кисти западноукраинского художника первой половины XV в. Такой преклонный возраст иконы, по словам экспертов, выдают живописная манера и геометрические элементы. «А именно стиль исполнения лика Богородицы, ее одежды», – пояснила преподаватель Национальной Академии искусств Галина Скоп. Реставраторы сняли пять грубых более поздних слоев, прежде чем дошли до первичного рисунка.

Возвращающие лики святых

По словам реставраторов, в своей работе им, как правило, приходится иметь дело с совсем обветшалыми иконами, которые прихожане приносят на пожертвование в храмы. Как рассказывает один из иконописцев бердского Преображенского храма Павел Любин, каждый раз, прежде чем приступать к реставрационным работам, прежде чем наносить рисунок на полустертое изображение, ему приходится осторожно укреплять и обновлять деревянную основу образа.

При реставрации, поясняет Павел, очень важно сохранить стиль мастера и первозданные краски, основанные на яичной эмульсии. Поздние иконы (конец XIX – начало XX в.) расписывались уже с использованием химических пигментов. Отсюда, если в иконописи предпочтение отдается натуральным материалам, то в реставрации широко применяется химия. «Главное – закрепить все, что осталось от иконы, так как она со временем рушится. С этого начинается реставрация. Обновляются обгоревшие и подгнившие участки дерева. Затем убирается покровной слой – лак или олифа, нанесенные поверх рисунка. И только после этого можно увидеть настоящие первоначальные цвета. А к ним уже подбираются и делаются тонировки в местах утрат красочного слоя», – делится секретами иконописец.

Что касается простоты писания икон, то она кажущаяся, поясняет Павел. Вроде бы, есть плоские изображения, нет игры полутонов, полутеней. Но именно мастерство иконописца заставляет образ оживать, заставляет верить ему. Потому какая-то невидимая сила и толкает людей часами стоять у иконы и восхищаться ею даже тех, кто не верит в высшие силы. «Хорошую икону написать трудно, – признается Любин. – Мастерство бесконечно. Мне рассказывали иконописцы со стажем, что чем больше они работают, тем больше находят нового, тем больше вкладывают сил в создание образов. Ведь важна не столько внешняя красота и яркость, сколько смысл иконы, ее содержание. Иконописец передает в образе все, о чем думает, переживает, молится».

Немало времени при реставрации, по словам Павла, уходит на поиски аналогичных икон – в иллюстрациях, на страницах специализированных изданий, среди изображений копий, – чтобы повторить рисунок с максимальной авторской и библейской точностью. Придерживаться канонов иконописи обязательно, иначе, говорит художник, это будет не икона, а выдумка человеческая, на которую нельзя молиться.

Музейные иконы полностью не восстанавливают, поясняют специалисты, – чтобы было видно, где работал мастер, где реставратор, а где постаралось время. Для храмов это недопустимо: пусть будет старый образ, но различимый и понятный людям.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Сегодня», «Украина молодая», «Вокруг света», «Тайна жизни», «Бердск православный», «Благовест», «Благовест»

Поделиться.

Комментарии закрыты