Ялмар Шахт: финансовый гений

0

Судьба подарила немецкому финансисту Ялмару Шахту удивительную роль: он управлял мировой историей…

Мир не переделать

О связи политики и денег сказано достаточно. Тем ни менее, когда очередной раз какую-нибудь партию обвиняют в том, что она «поднялась» на деньгах некой финансовой структуры или же эту финансовую структуру упрекают в поддержке определенного режима, общественность вскипает праведным гневом и ропщет: доколе ОНИ (масоны, финансисты, евреи) будут навязывать нам свои правила игры? Да это же заговор против человечества!

Что касается масонов и евреев, то их участие во многих мировых событиях, в общем-то, не доказано. А вот деньги всегда были, есть и будут лучшей политтехнологией. Поэтому не надо переживать из-за очередного разоблачения. Испорченными нервами исторические законы не изменишь. И хочется нам того или нет, но в каждом звонком лозунге, озвученном в широких массах, звенит злато-серебро.

Немецкий фашизм не стал исключением и развивался благодаря обильным инвестициям, сделанным – по популярной версии – англо-американскими финансовыми кланами. Посредником же в этом альянсе выступал директор Национального Банка Германии (1916—1923), президент Рейхсбанка (1923—1930, 1933—1939), рейхсминистр экономики (1936—1937), рейхсминистр без портфеля (1937—1942) Ялмар Шахт.

Профессия: герой

Ялмар Горас Грили Шахт родился 22 января 1877 г. и в течение своей долгой жизни — умер он 3 июня 1970 г. – занимал многие посты. Но главной должностью этого человека было «Спаситель отечества» ибо Шахту удалось небывалое – он дважды спас Германию от финансовой катастрофы.

Однако у каждой медали есть оборотная сторона. И за эти же самые подвиги, но уже другой инстанцией – Нюрнбергским трибуналом – Шахт был признан одним из главных нацистских преступников. Ведь, обеспечив Германии экономический взлет, Шахт, таким образом, заложил в фантастически короткие сроки основы военной промышленности и дал возможность фашизму развязать Вторую Мировую войну.

Но… банкир был оправдан, когда выяснилась, что главный финансист коричневых находился в оппозиции к власти и тому есть немало свидетельств.

В январе 1939 г. Шахт направил Гитлеру письмо, в котором указал, что правительство ведёт страну к краху финансовой системы и гиперинфляции и потребовал передачи контроля за финансами в руки Имперского министерства финансов и Рейхсбанка. В сентябре 1939 г. Шахт резко выступил против вторжения в Польшу. Негативно отнёсся Шахт к войне с СССР, считая, что Германия проиграет войну по экономическим причинам. 30 ноября 1941 г. направил Гитлеру резкое письмо с критикой режима.

Поддерживал Шахт и контакты с участниками заговора против Гитлера. За что был арестован гестапо, и два года провел в заключении.

Так что оправдание имело под собой веские основания. Хотя и было встречено широкой общественностью с огромным возмущением.

Можно ли структурировать хаос?

А началась история Шахта в ноябре 1923 г., когда не слишком известный банкир стал ответственным за денежное обращение в Германии и получил карт-бланш на решение любых вопросов, связанных с кредитно-денежной политикой.

Тут стоит немного отвлечься и рассказать о том, как жила Германия в далеком 1923 г.

…Те из нас, кто помнит лихие 90-е, никогда не забудут слово "гиперинфляция". Но у нас в среднем цены за год вырастали в 15-25 раз. В Германии же, после поражения в Первой мировой и благодаря кабальным условиям мирового договора, ситуация была куда хуже. С лета по осень 1923 г. уровень цен вырос в 850 тысяч раз, курс доллара почти в 400 тысяч. История бумажных денег не знала таких масштабов обесценивания. А финансисты – способов борьбы с ним.

В это сложное время Шахт, получил портфель государственного комиссара по валютным делам, а вскоре и должность президента Рейхсбанка, затеял финансовую реформу.

Суть ее сводилась к следующему: в стране была введена новая валюта, формально обеспеченная ипотекой на земельную собственность и недвижимость. Таким образом был уничтожен черный рынок, разгонявший и без того страшную гиперинфляцию.

Простым выделением 4 процентов государственных земель, в том числе занятых железными дорогами, под обеспечение новой денежной единицы, рентной марки, Шахт вселил чувство уверенности обществу и задал экономике невероятный импульс к развитию. Впрочем, это уже было следствием. Ибо первые шаги по стабилизации экономики привлекли в страну иностранных кредитов и инвестиции. В первую очередь, из США и Великобритании.

Высокие отношения

Почему именно из этих стран? Все объясняется довольно просто.

В начале 20-х годов прошлого века доллар еще не имел господствующих позиций в мире. Но уже являлся самой устойчивой и желанной из валют в крупных стран мира из-за того, что участники первой мировой изрядно потратились, выясняя кто кого.

США же сохранили золотой стандарт и довоенный золотой паритет своей валюты. Это удалось и туманному Альбиону, менее других пострадавшему от военных действий и имевшему потому вторую по привлекательности валюту.

Этими объективными обстоятельствами, а не изощренным дальновидным коварством англо-американских корпораций, и объясняются национальные истоки спасительных траншей для Германии, приведшие к расцвету немецкой экономики. Что касается персоналий, то ключевыми игроками, определявшими стратегию послевоенного развития Европы, были в то время Банк Англии и Федеральная резервная система (ФРС), которые, согласившись с доводами Шахта о кредитах и финансовых вливаниях, имели в виду исключительно выгодное предприятие.

Судите сами: американцы и англичане давали немцам кредиты; немцы из этих денег выплачивали репарации Великобритании и Франции; Великобритания и Франция за счет репараций рассчитывались с США за взятые в войну кредиты и т.д. Круговорот денег в природе, обычная история.

Кроме выплат репараций транши шли и на развитие немецкой промышленности. И тоже ко взаимной выгоде. Немцам приходилось расплачиваться акциями предприятий, а американский капитал, интегрируясь в немецкую экономику, обеспечивал ей бурный расцвет.

В 1929 г. немецкая промышленность вышла на второе место в мире по производству и представляла собой заново оснащенную, прекрасно оборудованную базу для будущего восстановления военной машины.

Для полного счастья не хватало только карманной партии власти, которая бы обеспечила инвесторам сохранность вкладов.

И оная не преминула появиться. Правда, не стала карманной.

Почему Гитлер?

В 1919 г., будучи монархистом по убеждениям, Шахт принял участие в создании демократической партии Германии. Но звезда демократов закатилась довольно быстро, а вот национал-социалисты, напротив, обрели силы и превратились со временем в лидера политической гонки. Естественно, с помощью денег.

Как писал в своих мемуарах бывший канцлер Германии Брюнинг, начиная с 1923 г. Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа. Откуда они шли – неизвестно, но поступали через швейцарские и шведские банки.

Известно также, что в 1922 г. в Мюнхене состоялась встреча Гитлера с военным атташе США в Германии капитаном Трумэном Смитом, составившим о ней подробное донесение вашингтонскому начальству. Именно через Смита в круг знакомых Гитлера был введён Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль (Путци), выпускник Гарвардского университета, сыгравший важную роль в формировании Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными британскими деятелями. В 1937 г. Ганфштенгль покинул Германию и прибыл в Америку, где в годы войны работал в качестве советника Рузвельта.

Великая депрессия и большой взлет

Осенью 1929 г. США накрыла Великая депрессия, и Уолл-стрит стал сворачивать кредитование Германии. Сошла на нет и помощь Великобритании, когда в сентябре 1931 г. Англия отказалась от золотого стандарта, разрушив международную систему платежей.

В итоге, Германия снова оказалась перед катастрофой.

И снова на помощь пришел Шахт. Правда, перед тем он подал в отставку с поста президента Рейхсбанка и… занялся налаживанием контактов с нацистами.

В сентябре 1930 г. в результате крупных пожертвований немецких фирм, за спиной которых стоял американский капитал, НСДРП заняла второе место в Рейхстаге, после чего щедрые вливания из-за рубежа возобновились. С помощью, конечно, Ялмара Шахта.

Он же убедил немецких промышленных и финансовых магнатов поддержать нацистов. С оглядкой на зарубежных коллег те согласились, и по заявлению Шахта выдали коричневым «на мелкие расходы» около 3 млн. марок.

Только после победы Гитлера на парламентских выборах Шахт вновь возглавил Рейхсбанк и взялся устанавливать новый порядок в экономике.

Он вновь совершил чудо – превратил экономику страны в отлично отлаженный механизм, способный обслуживать любые начинания правительственного курса.

Заслугами Шахта той поры является уничтожение безработицы, «изобретение» векселей Mefo, обеспечивающих около 50 процентов всех расходов на перевооружение; контроль над инфляцией, эффективная налоговая политика; система эксплуатации экономики в мирное и военное время и т.д.

Двойная бухгалтерия

Но мавр сделал свое дело… и в свое время вынужден был уйти.

Позднее свою новую отставку Шахт объяснял принципиальными несогласиями с Гитлером. Но для решительного шага имелись и другие мотивы.

Во-первых, теперь политика нуждалась в других людях, не предприимчивых, а верных. А Шахт, невзирая на близость «к трону» никогда не демонстрировал симпатий к нацистам, в партию не вступал, оставаясь одним из немногих крупных экономистов, не связанных с НСДРП. Более того, он намеренно не стремился в круг ближайших сподвижников Гитлера, хотя подобная возможность у него, безусловно, имелась. Как отмечал биограф банкира, "Шахт и другие нацистские лидеры были как вода и масло: они не смешивались".

Во-вторых, Шахту, как истинному банкиру, требовалась страховка. И подготовив страну к войне, он не считал нужным в ней участвовать.

В разное время Шахт неоднократно заявлял официальным лицам о своем неприятии фашизма. И делал это в довольно резкой форме. Вершиной оппозиционных настроений Шахта стало участие в заговоре против Гитлера.

И хотя на Нюрнбергском процессе обнаружилось, что участие это было весьма опосредованное, в 1944 г., через три дня после знаменитого покушения, Шахт был арестован нацистами, как один из предполагавшихся лидеров постгитлеровского Рейха.

В-третьих, мавр действительно сделал именно СВОЕ дело. Не приемля идеи коричневых, гениальный финансист поддерживал их курс на вооружение Германии и жаждал реванша за поражение в первой мировой. Поэтому, просто прагматично оценив перспективы режима твердой руки, сделав на него ставку, использовал Гитлера и нацистскую партию в собственных интересах и в интересах Родины.

В-четвертых, в милитаристской экономике, управляемой административными методами, Ялмару Шахту делать было нечего. Поэтому, в 1937-38 г. оставив свой пост в безвластном министерстве экономики и должность в Рейхсбанке, банкир занялся… тайной дипломатией. И весьма успешно. Так как на посту министра без портфеля Шахт получал пятьдесят тысяч марок в год.

Каждый правый имеет право

Когда в Германию пришли союзники, "оппозиционер" гитлеровскому режиму превратился в "нацистского преступника" и вновь оказался за решеткой.

Но даже на скамье подсудимых Шахт остался верен себе и выиграл очередной бой. Причем не только за свою жизнь, но и за доброе имя мирового капитала.

В итоге, Шахт был оправдан. Будь иначе, американцам пришлось бы разбираться в весьма неприятных моментах. К примеру, в том, что компания «Дженерал моторс» владела в Германии заводом «Оппель» – предприятием ничего, кроме военной продукции, не производящем.

И это был отнюдь не единичный случай международной интеграции.

Сам Шахт позднее написал: «Обвинение было очень разочаровано, когда я был оправдан, потому что это очень затруднило представление всего германского финансового и хозяйственного мира уголовно ответственным за войну».

Ни дня без песни

После Нюрнберга Шахту предстоял еще один процесс. Он предстал перед немецким судом и оный «влепил» финансисту восемь лет «за участие в создании и в деятельности насилия в национал-социалистском государстве, принесшем бедствия многим миллионам людей в Германии и во всем мире».

Но эта история постепенно «рассосалась». Вскоре Шахта объявили невиновным и освободили.

В дальнейшем он занимался тем, чем и всегда: прокладывал финансовые тропы для германских монополий. И как обычно, был энергичен и деятелен.

Даже на девятом десятке лет жизни Шахт еще руководил своей банковской фирмой «Шахт и компания» и лишь в возрасте 86-ти лет удалился от дел, передав акции банка и руководство своему компаньону.

Умер этот неординарный человек, не дожив семь лет до 100-летия. Само собой, как истинный банкир, Шахт унес в могилу тайну вклада своего клиента – Третьего Рейха.

Подготовила Елена Муравьева,
по материалам «Википедия», «Биржевой лидер», «Столетие», «Люди», «Дело», Inoantiqpressa.com

Поделиться.

Комментарии закрыты