Экологический терроризм

0

Словом «экотаж» на Западе никого не удивишь. В нашей же стране, услышав его, вас еще несколько раз переспросят: «Экотаж? А что это?» Немногочисленные представители этого движения объяснят: «Это работа, направленная на нанесение вреда технике или действиям, которые уничтожают природу».

Боевые экологи или, как их чаще называют, мастера экотажа (экологического саботажа) выступили на мировую арену борьбы за достояние природы-матушки в 70-х гг. XX в. Цели их были предельно ясны: если невозможно остановить уничтожение природы законными методами, то следует прибегнуть к… незаконным.

Банда гаечного ключа

Массовое распространение движения экотажников стартовало в США с публикации книги писателя Эдварда Эбби «Банда гаечного ключа» (далее БГК). В центре романа четверо друзей, которые выступают за сохранение американской дикой природы. Для этого они пускают в ход молотки, пилы, отвертки и гаечные ключи, выводя из строя технику, которая уничтожает леса, возводит на некогда зеленых лугах заводы и т. п.

Резонанс, который вызвала книга, был обусловлен отнюдь не занимательными приключениями друзей. Читатели с упоением изучали части текста, где автор в мельчайших деталях описал, как за считанные минуты вывести из строя бульдозер или даже вертолет. Инструктаж Эдварда Эбби был принят к сведению и вскоре подтвердил свое право на жизнь. Первые выступления последователей БГК показали, что в борьбе за дикую природу все методы хороши, пусть даже некоторые из них государственные чиновники сразу окрестили террористическими.

«Земля — прежде всего» — сказали американские экотажники одними из первых, объединившись в общественную организацию с одноименным названием. Ее лидером стал природоохранник Дэйв Формэн. Он быстро смекнул, что для расширения рядов единомышленников необходима агитационная литература. Сегодня Дэйва знают еще и как автора книги «Исповедь эковоина», которая переведена на множество языков.

«На Украине тоже изданы книги американских охранников дикой природы, — рассказал Алексей Василюк, заместитель главы Национального экологического центра Украины. — Нужно отметить, что есть еще одна, уже, так сказать, отечественного производства. Это такое самопальное пособие “Украинские радикальные методы охраны природы”. Она дает практические советы».

Распространить украинский самиздат в эру Интернета не составляет труда, прочитать его может каждый, но вот внимают идеям авторов отнюдь не все. Украинские экологи единогласно отмечают, что отечественное движение экотажников значительно переплюнуло аналогичное в соседней России, но вот Америка, как и прежде, остается недосягаемой.

«В Штатах движение экотажников достигло национальных масштабов за счет очень сильной поддержки местного населения, — говорит Владимир Борейко, руководитель Киевского эколого-культурного центра. — Там на защиту деревьев, рек и озер встают как студенты, так и обычные домохозяйки».
Простые украинцы встают на защиту природы, когда их уже совсем допекут. Типичный пример отечественного экотажа по-украински: жители Одесской области прокопали канал на дамбе, которая отделила лиман Сасык от Чёрного моря и привела к деградации региона.

Невидимый фронт

Главная задача активистов движения – привлечь внимание к экологическим проблемам. Чем скандальнее акция, чем больший от неё ущерб, тем охотнее об этом говорят. При этом сами организаторы подобных акций стараются избегать публичности. «Экотаж должен быть анонимным, вряд ли кто-то открыто признается, что перекапывает дороги в заповедниках или ломает заборы на стройках. Никто на этом не пиарится», – говорит Алексей Василюк, заместитель председателя Национального экологического центра.

Поэтому активист (назовем его Дмитрий) согласился рассказать о деятельности украинских радикальных защитников природы на условиях полной анонимности.

По его словам, между нами и американцами существует значительная разница. На Украине бойцы невидимого фронта — это, как правило, люди среднего возраста с высшим образованием. Да и деятельность их сосредоточена в основном вокруг Киева.

«Студенты у нас — трусливый народ, да к тому же еще и невежественный. Чтобы заниматься экотажем, нужны знания», — признается боевой эколог.
Попадают в ряды радикальных защитников лишь после проверки. «Мы присматриваемся. Для начала даем человеку возможность проявить себя в законных акциях. А то ведь как бывает, попадаются просто “крикуны” — постоят с пикетами, покричат, а на большее не способны».

В целом по Украине насчитывается до двадцати боевых отрядов. Важно отметить, что для них экотаж не самоцель. А прибегают к нему, лишь когда законные методы себя исчерпали.

Хотя Дмитрий и сетует на то, что деятельность экотажников в нашей стране еще очень слаба, выделить несколько направлений все-таки можно.
В первую очередь — защита зеленых зон больших городов. Время от времени жители многоэтажек пикетируют застройки скверов. Но плакаты и жалобы в горсовет — это не для экотажников. Они с помощью тяжёлого молотка и 10-сантиметровых гвоздей делают уничтожение деревьев невозможным. После того как гвоздь под углом заходит в ствол, его шляпку откусывают кусачками, чтобы нельзя было вытащить. Когда начнут пилить, бензопила наверняка сломается, а дереву от гвоздей вреда нет. К слову сказать, в Америке таким способом спасают гектары диких лесов.
От защиты флоры переходим к защите фауны. Саботаж охоты требует не только смелости, но и недюжинной силы.

«Мы производим все те же действия, что и наши западные коллеги, — продолжает Дмитрий. — Ломаем капканы, снимаем “пауки” (браконьерские сети), уничтожаем охотничьи вышки. А чтобы сбить со следа собак, разбрасываем перцовые приманки, подрываем петарды перед началом охоты на уток — звук распугивает птиц. Также можно набрать в парикмахерской человеческих волос и разбросать их по лесу или полю, тогда зверь, учуяв их запах, будет обходить эту территорию стороной».

С техникой тоже иногда приходится бороться. В американских пособиях радикальных защитников часто предлагается угнать какой-либо бульдозер и столкнуть его в каньон. У нас каньонов нет, поэтому прибегают к методу сожжения «адских машин», особенно это касается техники, которую используют для незаконной добычи песка.

«Мы проводим очень качественные акции по закупориванию труб предприятий, которые незаконно сбрасывают отходы в реки. И это необязательно заводы. У нас множество ресторанов, саун, избавляющихся от своих нечистот таким образом. Мы просто заливаем эти трубы строительной пеной и забиваем бутылками. В результате — дерьмо выливается не в реку, а в кабинете директора», — рассказывает экотажник.

«План Б»

Вы, наверное, заметили, что слово «незаконный» прозвучало не единожды, но не только в отношении боевых экологов, но и тех, против кого они выступают. Люди нарушают закон, отстреливая животных без разрешения, вылавливая рыбу браконьерским способом, сливая нечистоты через тайные трубы. При этом благодаря связям и немалым барышам госслужбы закрывают глаза на их деятельность. Вот и получается, что экотажники бьют незаконными методами по незаконным.

«Именно поэтому криминальные дела на экотажников на Украине — огромнейшая редкость», — резюмирует Дмитрий.
Пока руки не заламывают, радикальные экологи стараются сделать как можно больше «добрых дел». Узнать о местах дислокации сливных труб или охотничьих вышек не составляет труда — помогают местные жители. Они просто забрасывают экологические организации письмами с жалобами. Корреспонденция регулярно просматривается экотажниками — так и выбирается цель для возмездия.

«Подготовка к акции может длиться целый день или даже год. Для той же закупорки труб достаточно месяца. Участие в ней требует хорошей физподготовки. На машинах мы доезжаем лишь до определенного места, а дальше пробираемся пешком. Да и скрываться нужно быстро, иногда приходится плыть, — объясняет Дмитрий. — Сама акция возмездия занимает не более десяти минут».

На дело идут два-три человека, еще несколько могут стоять в дозоре. Принципиальный момент для экотажника — не брать с собой оружия. Этого им не позволяют моральные принципы, ведь в результате акции ни одно живое существо не должно пострадать. Конечно, на задании без форс-мажора не обходится, на что у экотажников есть «план Б».

«Например, мы пилим охотничью вышку, а тут прибегает охрана — на этот случай с нами парочка девушек, и мы делаем вид, что занимаемся любовью, — раскрывает секреты Дмитрий. — Озадаченная охрана лишь пристыдить может, поспешно удаляясь. А мы тем временем продолжаем пилить».
Вообще, методов защиты природы масса. Все зависит от широты фантазии эковоина. Например, легкая, но очень эффективная форма экотажа — расстрел из рогатки шариками с краской частных автомобилей, которые паркуются в зеленых зонах. Еще один вариант — разрисовка надписями «Я — козел, паркуюсь в зеленой зоне». После такого водитель вряд ли рискнет оставить авто на газоне.

Кодекс эковоина гласит:

Правило первое: «Никому не причиняйте вреда».
Правило второе: «Не попадайся».
Правило третье: «Если попался, то предоставлен сам себе. Никто за тебя не поручится. Никто не найдет тебе адвоката. Никто не заплатит твоих штрафов».
Правило четвертое: «Убивай только для самозащиты».

Освободить животных — не значит спасти

Каждую минуту в лабораториях мира погибает 22 животных: крыс, кроликов, собак, обезьян и других бедолаг. Подавляющее большинство из них – в жестокой агонии, претерпевая невыносимую боль. С выпущенными наружу кишками, с отрезанными конечностями и вскрытыми черепами, зараженные смертельными болезнями. Их травят газами, ошпаривают кипятком, дробят им кости, поражают высоким напряжением.

Препарирование живых лягушек – чисто чтобы «получить опыт» – стало обыденным занятием в западных школах и колледжах. Теперь эта мода распространяется и в постсоветских странах, благо лягушек у нас хоть отбавляй.

И хотя менталитет европейцев веками формировался на христианском постулате, гласящем, что животные созданы Богом для нужд человека и не имеют души и чувств (их мучения холодно называли агонией), в деле защиты представителей фауны западные экотажники особый упор делают на уничтожении исследовательских лабораторий, где проводятся испытания на живых существах. Так, «Фронт освобождения животных», природозащитная организация, прославилась неоднократными налетами на исследовательские центры и зоофермы. Их бойцы разгромили лабораторию Оксфордского университета (Англия) после того, как им удалось добыть видео ужасных экспериментов над обезьянами. Вследствие радикальных действий экотажников лаборатория прекратила свою работу.

«На Украине до сих пор еще никто не освобождал животных, — сетует Дмитрий. — А можно было бы поджечь лабораторию какого-нибудь института, где мучают животных. Ведь уже давно разработаны заменители животных для таких экспериментов».
Впрочем, такая позиция вносит разногласия в ряды экологического движения.

«Мне доводилось смотреть видео с акциями того же “Фронта защиты животных”, — излагает свою позицию Алексей Василюк, — и должен сказать, что мне как зоологу с высшим образованием очень жалко его смотреть, как, например, они крошат виварии (помещения для содержания лабораторных животных), забирают лабораторных мышек и выпускают их в лес. Ведь половина из них умрет от стресса в первую же ночь, остальных съедят еще до утра. Так в чем польза?»

Совершенно другое отношение к экологам, которые не выпускают животных на волю, а защищают их существование в естественной среде. Тут неповторимым по сей день остается американский патруль «Морской пастух», прославившийся на весь мир войной с китобоями. Лидеру «пастухов» Полу Уотсону, кстати, основателю «Гринписа», и его команде удается останавливать промысел китобойных судов, при этом не нанося вреда ни людям, ни тем более китам. Они спасают животных оригинальными способами: например, забрасывают китобойные суда бутылками со зловонной жидкостью или жиром, который, разливаясь по палубе, делает передвижение по ней практически невозможным. Несколько раз доходило прямо-таки до непосредственного контакта с браконьерами, когда корабль «Морского пастуха», перекрывая путь китобойным судам, непреднамеренно протаранивал их.

Хоть в своих розовых мечтах эковоины и пытаются откусить слишком большой кусок, например, взорвать все сковывающие плотины реки, может всё-таки попробовать подставить плечо помощи Матери-Природе хотя бы в чем-то меньшем? Ведь на Земле так много мест, где люди издеваются над животными и разрушают ландшафты? Кто сказал, что не мы сами должны встать на их защиту? Вбить для начала в десяток деревьев по нескольку гвоздей, перекрыть дорогу или закупорить строительной пенкой сточную трубу, направленную в реку? Может, стоит?

Подготовил Алексей Волощук,
по материалам «Новая» , «Фокус»

Поделиться.

Комментарии закрыты