Как защитить ребенка от травли одноклассников

0

Школа для ребенка – это новый мир, то место, где он в течение десяти лет проводит большую часть своего времени. И от атмосферы в классе, от взаимоотношений со сверстниками зависит вся будущая жизнь вашего чада – его характер, развитие способностей и отношение к окружающему миру. Именно атмосфера в школе, а даже не успеваемость и элитарность учебного заведения, является наиважнейшей вещью для ребенка.

Конфликты с соучениками, как показывает практика, стали насущной проблемой в детских коллективах всего мира. Психологи бьют тревогу – подростки, которые подвергаются коллективной травле одноклассников, не могут защитить себя, все чаще предпочитая либо смириться с несправедливостью, либо уйти из жизни.

В 1983 году на советские экраны вышел фильм Ролана Быкова «Чучело», снятый по одноименному роману Владимира Железникова. Картина поставила проблему, которая существовала всегда, но о которой в Советском Союзе не принято было говорить, – о травле, о самоутверждении группы одноклассников за счет систематического унижения отдельного человека и о запоздалом раскаянии. Но если тридцать лет назад это явление многим показалось страшным, вопиющим и исключительным, редкой подростковой болезнью, то сегодня буллинг (bullying — травля по-английски) становится насущной проблемой детских коллективов вплоть до младшей школы. Психологи ставят ее наравне с дедовщиной в армии, «опусканием» в тюрьме, моббингом на работе (травля сотрудниками), которые, по сути, есть проявления одного и того же феномена в разных контекстах.

Дети в период взросления становятся очень чувствительными к мнению окружающих, особенно – друзей и одноклассников. А если те начинают их преследовать по какому-либо поводу, все может обернуться трагедией. Примеров, к сожалению, можно привести много.

Жестокие игры

В одной из школ Ивано-Франковской области покончила с собой 12-летняя девочка. Родственники называют причину – школьница не нашла общего языка с одноклассниками, а учителя вовремя не прекратили систематическую травлю ребенка.

«Она в тот день пришла на каблуках, мы ей сказали, что рано еще такие туфли носить, ноги станут кривыми… А она ответила, что повесится», – рассказывает одноклассница погибшей девочки. Как оказалось, жертву часто подвергали насмешкам из-за ее одежды. Девочка оставила предсмертную записку, в которой попросила никому не рассказывать о ее поступке, простить ее и не устраивать никаких поминок. Она объяснила, что ей надоели насмешки над ее внешним видом, поэтому она и решила уйти из жизни.

Другая трагедия произошла в одном из сел Красноармейского района Житомирской области. Восьмиклассника Андрея учительница обвинила в воровстве мобильного телефона. Одноклассники организовали «вору» бойкот. Вскоре подростка обнаружили повесившимся в хозяйственной постройке возле дома. Учительница потом нашла свой телефон, однако школьник об этом уже не узнал. В другом селе, в Николаевской области, семиклассница повесилась из-за насмешек школьников, которые заподозрили у девочки педикулез. А 13-летняя Наташа выбросилась из окна после издевательств сверстников – девочка, являвшаяся в классе авторитетом, выбрала Наталью объектом для насмешек, и к ее «забаве» подключился весь класс.

Эта проблема охватила весь мир. Особенно она актуальна для Японии – в 2007 году Министерство образования впервые официально признало, что по меньшей мере в 45 процентах случаев самоубийств школьников причиной становится именно травля в школе. В Великобритании большой резонанс вызвало самоубийство 12-летнего Брэдли Вайзмана. В новой школе его буквально затравили за манеру разговора – сверстникам не нравилось, что Брэдли разговаривал, по их мнению, слишком вежливо. Бесконечные издевательства закончились тем, что мальчика обнаружили мертвым в петле в собственной комнате.

В Америке к бурной дискуссии чиновников привели сразу три громких случая. 15-летняя Фиби, переехавшая в штат Массачусетс из Ирландии, не понравилась новым одноклассникам. Ее дразнили, обзывали, запирали в шкафах, прятали ее вещи. Ирландский акцент и католическая вера еще больше отделяли Фиби от ровесников, а ее красота и способности вызывали явное раздражение девочек в классе. А когда на Фиби обратил внимание самый популярный мальчик в школе, проходу ей и вовсе не стало. Травля перенеслась и в Интернет – Фиби ежедневно получала десятки смс и электронных писем, в которых ее всячески унижали и советовали убираться обратно в Ирландию. Девочку глубоко задевали оскорбления, однако она не поделилась с матерью своей проблемой, а сама с ней справиться не смогла – после очередной сцены Фиби повесилась в чулане.

В штате Мичиган трагедия произошла с 14-летней Самантой Келли. Она обвинила главного школьного плейбоя в изнасиловании, после чего соученики устроили ей травлю – они считали, что Саманта сама спровоцировала 18-летнего парня. После месяца этой пытки девочка покончила с собой.

Повесился в сарае и 13-летний Джон Кармайкл из Техаса. Невысокого светловолосого мальчика в очках одноклассники обзывали геем и коротышкой, всячески издевались. Некоторые из мучителей Джона пришли проводить его в последний путь. «Все, что я тогда говорил и делал, теперь терзает меня, – признался его ровесник Крис. – Я бы хотел повернуть время вспять. Но сегодня, когда Джона уже нет с нами, ничего не изменить».

Эти истории превратились в событие национального масштаба. Выяснилось, что администрация школ знала о преследованиях детей, были возбуждены уголовные дела. Однако, по мнению прокуроров, персонал школы не имел достаточного представления о сути вражды между подростками. В каждом случае вышло так, что виноватых в трагедии нет.

Вина учителя?

От травли в школе не застрахован практически никто. Часто жертва выбирается совершенно случайно. Задира (а такой есть в каждом классе) «зондирует» коллектив, отпуская шутки в адрес то одного, то другого ученика. Тот, чья реакция будет самой заметной и болезненной, и займет место белой вороны. Вес, очки, веснушки, национальная принадлежность, дикция, заболевание, неблагозвучная фамилия – поводом для насмешек может стать что угодно. «Я безумно стеснялась своих роговых очков, — вспоминает о школьных годах актриса Ольга Сумская. — Меня дразнили «батискафом», были постоянные издевки, подколки. Я плакала по углам, но ни родителей, ни учителей в свои проблемы не посвящала. А когда это стало немыслимым, сняла очки. Это обернулось новой проблемой. Все считали, что я очень гордая, ни с кем не здороваюсь. А я просто никого не видела вокруг. У меня был набор стеклышек, которые я подставляла, как пенсне, на уроках, чтобы что-то увидеть. Только в институте, когда появились линзы, я посмотрела на мир другими глазами».

Как видим, дети пытаются справляться с проблемой самостоятельно. А ведь в первую очередь именно учитель должен видеть травлю, разбираться в ее причинах и пресекать. Именно он должен создавать психологический климат в классе, работать с обидчиками, выяснять (лучше со школьным психологом), зачем они это делают: для самоутверждения, для сведения счетов, от скуки, ради удовольствия? — и искать приемлемые способы решения. Однако учителя в массе своей считают, что никаких рычагов воздействия на учеников у них нет, а дети, мол, нынче пошли жестокие. К тому же, часто учитель может заметить не зачатки агрессии, а только уже «разбушевавшуюся войну». Если один ребенок колотит другого, кто виноват? Конечно, тот, кто первый набросился с кулаками. А то, что это – уже проявление отчаяния, до которого довели ребенка насмешки, – останется за кадром. Вполне возможно, что как раз жертвой-то и был тот, кто кинулся в драку. Обидчики очень изворотливы – и они делают все, чтобы наказан был другой.

Что могут сделать родители

Остаются родители, чья задача – помочь ребенку. Конечно же, лучше предотвратить травлю, чем потом справляться с ее последствиями. Если у малыша есть та или иная особенность, например проблемы с дикцией, обязательно предупредите об этом педагога и обратитесь к логопеду.

Следите за тем, чтобы ребенок не выделялся внешним видом (скажем, его спортивная форма должна соответствовать общим требованиям). Не нужно делать из ребенка готовую жертву. «Каждую осень у нас в школе с десяток случаев, когда мамы заставляют мальчиков 2—4-х классов ходить в колготках, иногда еще и розовых, в цветочек. Переодеваются на физкультуру — весь класс потешается, — рассказывает психолог Евгения Пайсон. — «Не все ли тебе равно, — говорят родители. — Не обращай внимания». Но родители должны понимать: у детей начинается стадия социализации, когда мнение ровесников важнее мнения взрослых. Надо представлять правила поведения в коллективе и не вынуждать ребенка идти поперек».

Очень важно поддерживать самооценку ребенка. Не унижать его, не изводить критикой, не вешать ярлыков. У маленького человека не должно быть комплекса жертвы – ощущения, что он заслужил плохое обращение с ним. Детей с нормальной самооценкой травить неинтересно: они не ведутся. Травят обычно тех, у кого какая-то явная инакость сочетается с острой реакцией на оскорбление.

Кроме того, нужно обязательно спрашивать, как у ребенка дела в школе. Причем, эти «дела» должны касаться не только оценок, но и его отношений с одноклассниками. Аккуратно расспрашивайте его о школьной жизни, ведь травля может быть не только открытая, но и пассивная – например, нежелание сидеть за одной партой, играть в одной команде или просто игнорирование.

Если конфликт уже случился – оцените его масштабы. Если это проблема между двумя детьми – лучше дать ребенку возможность самому разобраться и научиться отстаивать свои интересы. Некоторые родители по любому поводу мчатся в школу – разбираться с обидчиками. Но это неправильно – потому что если до этого конфликт у ребенка был только с одним человеком, то теперь на него, как на ябеду, может ополчиться весь класс.

Но вместе с тем, родители не должны оставаться безмолвными свидетелями. Как ни странно, многие считают, что пройти через травлю – это укрепить характер, обрести навыки самообороны, подготовиться к взрослой жизни, где никто тебя не защитит, кроме тебя самого. Или же учат «врезать» обидчику. Иногда это действительно помогает восстановить справедливость и завоевать уважение, но решение это не универсальное. Ведь степень угрозы может быть разной: в одном случае достаточно игнорировать агрессора, в других надо спасаться бегством. Задача семьи — не в том, чтобы любой ценой научить подрастающего человека утверждать свою правоту кулаками.

Вместе с ребенком придумайте остроумные или равнодушные ответы на насмешки. Евгения Пайсон приводит такой пример из практики: «Девочку дразнили “рыжая-ржавая”: шептали вслед, писали на доске. Она бросалась в драку, рыдала, стирала слова, они появлялись вновь. Как только девочка научилась отвечать, что она и так модно рыжая, а другим придется за деньги краситься — за пару недель все стихло, а потом и совсем ушло».

В особо сложных случаях нужно привлекать к проблеме учителей и школьных психологов. Давить на жалость обидчиков не стоит – попытки объяснить им, что жертве плохо, призыв проявить сочувствие лишь укрепляют агрессоров в позиции сильного, который хочет — казнит, а хочет — милует. К тому же, это еще более унижает жертву, демонстрирует ее беспомощность. Очные ставки и принудительные извинения с фигой в кармане тоже не нужны. Говорить надо с родителями обидчиков, причем, посредством школы. Контролируйте себя, не угрожайте, не пытайтесь мстить. Когда за месть берутся папы пострадавших, это иногда кончается судебными приговорами за нанесение телесных повреждений несовершеннолетним.

Если же травля переходит от тычков и кличек к избиениям — решения переходят в уголовную плоскость. Берите справку у врача и психолога, можно еще по пути в травмпункт зайти к школьной медсестре или завучу и продемонстрировать побои. Копию справки прилагают к заявлению на имя директора школы. Такое же заявление подают в милицию. Если в милиции отказываются принять заявление — жалуйтесь в вышестоящую организацию. Британцы и американцы, поднаторевшие в судебных тяжбах, рекомендуют сохранять свидетельства, которыми можно доказать травлю: дневник ребенка, распечатки электронных писем и смс с оскорблениями и угрозами, медицинские справки – все это нужно хранить. И не бойтесь доводить дело до суда: безнаказанность — лучшая почва для насилия.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам «Сегодня», «Фома», Psychologov.net, «Вечерние вести»

Поделиться.

Комментарии закрыты