Жемчужина Сибири, или Не там Ющенко Европу искал

0

Постоянный читатель From-ua.com побывал в России, а именно – в Томске, и не преминул поделиться своими яркими впечатления, а заодно снабдить свое повествование собственноручно сделанными фотографиями.

Два последних отпуска у меня пролетели в перманентном, как мировая революция, ремонте квартиры своими силами. Как ласково говорят недругу в Одессе: «Сема, падло, шоб ты всю жисть ремонт делал!» В прошлом году мои строительные таланты иссякли, проклятье прошло, а в конце октября мне, несмотря на все препоны начальства, удалось уйти в запланированный еще на июль отпуск.

Сюрпризы границы

Как проводят суровые среднестатистические северяне отпуск? Правильно! Подставляя пузо жгучему солнцу где-нибудь на пляже в районе теплого Черного моря. Меня же жгучее солнце основательно достало еще летом, а лазить по примеру Гаранта на замусоренную самую высокую кочку Украины как-то не прельщает. Итак, решено! Еду к друзьям в западно-сибирский город Томск покататься на лыжах и посмотреть, как живут замученные жестоким Медвепутиным братья-россияне!

Вопрос финансов стоял довольно актуально, поэтому пришлось выбрать не самый быстрый, но самый экономный способ передвижения – поездом до Москвы, потом 4 часа самолетом до Новосибирска, а дальше 4 часа маршруткой уже в Томск.

Вагон уже привычно обшарпанный, покрашен в цвета незалежного флага. Попутчики дружно едут в Москву на заработки: девушка-плиточница и два парня, работающие на каком-то рыбном комбинате неподалеку от Златоглавой. Ездят они так уже не первый год, привыкли. После сидения в Инете, чтения книги и слушания музыки КПК начал издавать голодное пиликанье, и выяснилось, что ни одна розетка в вагоне традиционно не работает. Проводницы подрабатывают: зарядка – 10 гривен или 50 рублей. Однако чай и кофе по первому требованию – хоть ведрами. Конечно, за отдельную плату.

Харьков. Пограничники и таможенники, стоящие на рубежах до сих пор не делимитированной российско-украинской границы. Суровые взгляды, внимательное изучение документов, проверка по какой-то хитромудрой программе на древнем КПК.
– Куда, зачем, что везете? Куда вы пошли? Курить? Немедленно займите свое место! До окончания проверки не покидать свои места! (Ахтунг! Сидеть! Гав-гав!)

Какого-то российского гражданина сняли с поезда – паспорт серии, которая не выдавалась. Его возмущения: «Как это не выдавалась? Я же получил! А как я неделю назад на Украину заехал?» Ответная реакция по типу – держать и не пущать. А вдруг шпиён?

По возвращении все в обратном порядке. Плюс простукивание панелей под потолком вагона и даже откручивание пары из них. Реакция проводников: «Задолбали! Опять ни фига не прикрутили по-человечески. Хоть бы раз что-нибудь нашли для разнообразия!»

Белгород. Уже Россия! Все тихо, мирно и спокойно. Гордое приветствие пограничников – «Добро пожаловать в Российскую Федерацию!». Решил провести эксперимент. В разгар проверки документов демонстративно удалился в тамбур курить. Ноль внимания. Когда заканчивалась уже вторая сигарета(!), появляется вежливый пограничник – «Вы, пожалуйста, не очень долго курите, нужно ваши документы проверить». Ни фига се!

Москва. Уже +6°С. Мелкий противный дождик, прямо как дома зимой. На Курском вокзале самая разношерстная публика. Довольно много милиционеров. Кругами бродят цыганки и назойливо предлагают совсем не дорого, всего за 2500 рублей, купить мобилки с логотипом «Нокиа», выпиленные лобзиком в подвале наследниками военного гения Сунь Цзы. В окрестностях вокзала попалась парочка типов бомжеватого вида, вежливо попросивших закурить. На обратном пути при движении на перрон дважды за пять минут проверка документов – внимание привлек измученный дорогой вид и тяжелые сумки. «Все в порядке. Счастливого пути!»

В метро в куртке опять жарко! Москвичи все какие-то сосредоточенные, разнонациональные, одетые в темное, движутся по каким-то одним им известным делам. Непривычный для мягкого русского языка Новороссии протяжно-акающий выговор: «Пра-а-пустите, пжа-а-лста!» Как говорили попутчики из поезда, в Москве хорошо работать, но упаси Господи жить.

Здравствуй, Томск!

Аэропорт Домодедово. Вот это да! Огромное здание, в котором не чувствуется теснота от присутствия сотен разноязычных людей, масса всяких магазинчиков и кафе на любой вкус. До самолета пара часов. Брожу, рассматриваю, общаюсь. Впечатляет! Весьма! Надо бы в целях экономии роуминговых средств на мобилке найти WI-FI или стационарный Инет и потрепаться по Скайпу при помощи своего универсального КПК. Покупать местную симку смысла нет, покрытие не национальное, через несколько часов с такой связью я опять окажусь в режиме роуминга, лучше уж брать по прибытию. А вот и ложка дегтя! Не в пример с «самостийным» дорогой Инет, который учитывается по времени, а не по трафику. Плююсь, но покупаю карточку на WI-FI.

Вот и время контроля на посадку. С собой в пакете тщательно упакованные две бутылки эксклюзивного крымского вина в подарок. Оп-па! Нельзя стекло! Что делать-то? Объясняю, что вино очень дорогое – коллекционное, крайне опасаюсь разбить в багаже. К моему глубочайшему удивлению пропускают, но с условием – в самолете сразу же отдать бортпроводникам. У нас бы пропустили? Не факт!

Четыре часа в самолете зеленого цвета со скоростью 900 км в час на высоте 11 тысяч метров и температурой за бортом -60°С пролетели совершенно незаметно. Новосибирский аэропорт Толмачево. 5 утра. Мягкая посадка. На улице снежок и -5°С, что, впрочем, не мешает ходить молодежи без шапок. Совершенно не холодно. На порядок комфортнее, чем наши +5°С с дождиком и новогодней елкой на голом асфальте, над которой не устают прикалываться мои сибирские друзья.

Четыре часа на маршрутке – и здравствуй, славный древний город Томск на реках Томь и Ушайка, в котором я не был уже трудно сосчитать сколько лет! Каким ты стал за это время?

Обремененный сумками и цветами, купленными по дороге, вваливаюсь в подъезд 9-этажного нового дома, осматриваю мраморную отделку подъезда и работающий лифт с зеркалом и без устного настенного творчества. Во, буржуи! Оказывается, не прав, каюсь! Подруга моя Аня – совершенно рядовой кандидат наук, преподаватель университета; супруг ее – Алексей – занимается информационным бизнесом, в конторе несколько телефонов и компов, пара-тройка девочек за ними. В общем, ничем не примечательное ЧП по нашим меркам.

Оказывается, что таких домов за последний десяток лет в городе построено с сотню, и даже сейчас то там, то сям торчат башенные краны и висят объявления о продаже квартир. Цена на новые квартиры не мала, но достаточно демократична. Несмотря на всяческие кризисы, строительство продолжается. Впрочем, Аня меня поправляет – «Мраморная отделка подъезда и лифт Ottis – это все-таки проявление буржуйства, без помощи родителей мы бы такую квартиру не потянули». Не спорю. Действительно, ее старшая сестра Юля – тоже препод из универа – смогла себе позволить купить на свои средства лишь трешку в новом доме без мрамора и с лифтом попроще.

Захожу – объятия, приветствия, треп о дороге. И тут мой новороссийский менталитет получает крепкий подзатыльник! Зима уже, снег, типа мороз, а дети (две очаровательные девочки – Лилечка и Маргушка – возрастом один годик и пять лет) бегают по квартире босиком в одних трусиках. И тут я соображаю, что в квартире, где работает не автономное, а совершенно коммунальное отопление, не просто тепло, а жарко! При этом горячая вода идет только по стоякам, сами радиаторы перекрыты задвижками. Такое счастье я после затяжной и совершенно безрезультатной войны с тепловиками получил только после того, как организовал себе дома автономное отопление. Окончательно я поверил в это, когда вечером проветривали комнаты, раскрыв нараспашку окна в мороз. О подаче воды круглые сутки и горячей воды круглый год говорить не буду, это там само собой разумеется. Правда, Аня возмущается моим восхищением: «Летом горячей воды недели две нет во время профилактических работ, так что она не круглый год. А у родителей в квартире холодно, у них не стеклопакеты, а старые деревянные рамы». В дальнейшем выясняется, что у нас разные критерии оценки «холодно». У нее холодно в квартире – это +20°С с большим привеском – детям в трусах прохладно.

Город знаменитостей

Отправляюсь бродить по основанному в 1604 году городу. 19 техникумов, 9 вузов, из них 6 университетов, 3 университета – мирового уровня, 2 – старейшие в Сибири, 15 НИИ, Сибирское отделение Академии наук РФ. Как результат – каждый пятый житель города студент.

Выходец из Томска – актер театра и кино Иннокентий Смоктуновский. Здесь учились или работали многие известные не только в Союзе, но и во всем мире люди: хирург, академик и первый президент АМН СССР Николай Бурденко, «папа» русскоязычного «Изумрудного города» Александр Волков, создатели советских вертолётов «Ка» Николай Камов и «Ми» Михаил Миль, строитель Останкинской телебашни и здания МГУ Николай Никитин, писатель-фантаст Александр Казанцев, писатель и инженер Николай Гарин-Михайловский, химик и физик, академик АН СССР, лауреат Нобелевской премии Николай Семёнов, геолог, географ, писатель, академик Владимир Обручев, физиолог Алексей Кулябко, который первым в мире заставил биться изолированное человеческое сердце и оживил отрезанную собачью голову, чем вдохновил Беляева на написание «Головы профессора Доуэля», писатель Вячеслав Шишков. В Томске родился космонавт Николай Рукавишников.

В свое время в ссылке в Томске побывали анархист Михаил Бакунин, декабрист и философ Гавриил Батеньков, арап Петра I Абрам Ганнибал, княжна, невеста императора Петра II Екатерина Долгорукова (Долгорукая), поэт Николай Клюев, писатель Владимир Короленко, писатель и философ Александр Радищев, писатель Константин Станюкович, философ Густав Шпет.

В Томске вели революционную деятельность большевики Сергей Киров и Валериан Куйбышев, венгерский революционер Бела Кун, а также Яков Юровский – большевик, руководивший расстрелом Романовых. В Томске родился видный белогвардейский военачальник генерал Анатолий Пепеляев.
Утомил? Это далеко не полный список известных людей, связанных с Томском. Поверьте, сокращать его было делом мучительным.

С 2005 года в городе действует особая экономическая зона технико-внедренческого типа. В 2006 году сюда приезжала Ангела Меркель. Кстати, совершенно никого не смущает, что губернатор области Виктор Кресс – этнический немец, уже девятый по счету. «Истинный ариец» систематически наблюдается местными жителями в продмаге возле его дома, где он покупает пельмени по совершенно непонятным для украинской действительности причинам без какой-либо охраны. Лицезрение, к примеру, мэра Киева Черновецкого, покупающего кефир и памперсы, – сцена фантастическая.
А! Чуть не забыл! В честь города назван один из астероидов – «4931 Томск».
Все-все! Не буду больше!

Томский юмор

Итак, я отправился бродить по городу. О множестве новостроек я уже говорил, но старые дома – это тоже что-то потрясающее! В исторической части города, а она весьма велика, множество старинных кирпичных домов. При этом все они, практически без исключения, тщательно отреставрированы. Я не знаток архитектуры, но, говорят, в городе преобладают здания в стиле классицизма, модерна и сибирского барокко. Но особенно поразило бережное отношение к деревянным домам с резными украшениями, кружевами, как здесь говорят. Вообще деревянных домов множество. Те, которые представляют художественную или историческую ценность, тщательно реставрируются. Некоторые даже были воссозданы заново. Кроме этого на месте менее ценных «деревяшек» вырастают новостройки. Часто можно видеть, как рядом с бревенчатым срубом высится многоэтажка. При этом такое соседство выглядит целиком органично.

Когда мне надоело бродить пешком, я решил проехаться в трамвае. К моему удивлению, сиденье оказалось с подогревом. Томичи сетуют, что все сиденья с подогревом только в новых трамваях, а в старых таких сидений на весь вагон только часть. Правда, новых трамваев в парке добрая половина. В одно утро Леха заявил, что ночью было -23°С. Мое настроение упало еще ниже этой отметки. Прогулка по городу накрывается большим покрытым изморозью медным тазом! Не экипирован я для таких температур! Аня сетует: «Что-то в этом году очень рано похолодало. Вообще-то зимой температура болтается между -10 и -20°С. Легендарные -30°С держатся недели две на Крещение». Тем не менее, любопытство взяло верх, я опасливо высунул нос на улицу и начал передвигаться короткими перебежками. И что вы думаете? Постепенно я перешел на вальяжную походку туриста. Ведь нехолодно, блин! Майка, свитер и куртка на синтепоне «замандячено в Чайне» (правда, фирменная, хорошего качества, купленная в расчете на новороссийские заморозки) вполне обеспечивали термоизоляцию моего не обремененного жировыми прокладками тела.

В этот же день, по заданию гостеприимной хозяйки, я вызвался осуществить тактическую спецоперацию – поход в магазин на тему «купить пожрать». После экскурсии по супермаркету – «Ага! Вот это у нас тоже есть! А это че такое?» – я нагрузил тележку всякой снедью, согласно полученному от руководителя маневрами списка. У кассы меня опять настигло удивление. С чего бы это вдруг симпатичная девочка-кассир собственноручно упаковывает мне продукты в пакеты? Может, заигрывает? Оказалось, что я зря мнил себя неотразимым Джеймсом Бондом. Такое внимание к покупателю – вполне типичная картина.
Бытует мнение, что одесситы обладают исключительным чувством юмора. В Томске тоже юморят и даже могут составить серьезную конкуренцию самому Жванецкому. Юморят они обстоятельно и, можно сказать, «монументально» в прямом смысле этого слова. В городе есть памятник комнатным тапочкам «Будьте, как дома», и даже волку из украинского мультика – он носит название «Памятник счастью». Если волка погладить по блестящему от множества прикосновений пузу, то он произносит голосом Армена Джигарханяна «Щас спою!». Федеральные денежные знаки увековечены памятником «Деревянному рублю». Есть памятник новорожденному возле роддома – ребенок, сидящий в кочане капусты, а также памятник беременной женщине, в животе которой виден ребенок. Молодые томички на счастье привязывают к нему ленточки перед родами. Может, из-за этого Томск переживает настоящий бэби-бум? Молодых мам с детьми можно встретить на каждом шагу.

Кстати, местные коммунальные службы и лично дворники нередко предаются вполне обоснованной критике. Зачем, спрашивается, очищать дороги и тротуары от снега и льда до самого асфальта? Санки-то по асфальту не едут!

Но вершина томского «монументального» юмора – ответ Антону Павловичу Чехову на то, что он, находясь в Томске по пути на Камчатку, запечатлел пьяного мужика, лежащего в луже на площади возле гостиницы. Думаю, что он вряд ли набрался смелости написать эти строки, если бы узнал, что полное совершенно официальное название этого памятника – «Антон Павлович Чехов глазами пьяного мужика, лежащего в луже и не читавшего «Каштанку»»! У бронзового классика всегда блестит нос и ручка зонтика: мстительные томичи, проходя мимо, считают своим долгом дернуть его за нос или попытаться забрать зонтик.

Построить Европу у  себя

К слову, за 10 дней пребывания в Томске я не видел на улице ни одного пьяного. Даже в вечер встречи с друзьями мы с трудом осилили одну-единственную бутылку вина. Томичам есть чем заниматься, кроме как «водку пьянствовать и безобразия нарушать». Ага! О безобразиях! Нельзя сказать, что город покончил с преступностью, но такое понятие, как платные охраняемые стоянки, изжил за ненадобностью. Машины, которых в городе великое множество, обычно на ночь паркуют просто во дворах без какой-либо охраны, помимо банальной противоугонки. Аня – мой строгий цензор – меня опять поправляет: «Есть платные стоянки!» После напряженной работы мысли вспоминает целых две! У железнодорожного вокзала и по улице Сибирской. Так-то! Истина превыше всего!

В городе есть колоссальный по размерам драматический театр, театр юного зрителя, кукольный и даже частный театры. В новом здании филармонии ожидали на гастроли Розенбаума, Долину, театр Романа Виктюка. Мало- и новороссийские города они своими приездами мало жалуют. В старом здании филармонии традиционно проходят концерты классической музыки, тут же размещен органный зал. Есть Дворец спорта с ледовой ареной, о кинотеатрах и клубах даже и упоминать не буду.

Как-то я забрел в общежитие Сибирского медицинского университета. Строгий пропускной режим, отличный ремонт, уютные теплые комнаты – в общем, с нашими общагами-шарагами никакого сравнения. При этом комендант сетовала, что общежития медиков самые бедные. Для наших студентов такая «убогость» показалась бы сказочной роскошью.

Кстати, если уж зашел разговор о студентах, стоит сказать, что, кроме весьма пристойных студенческих столовок, в городе чуть ли не на каждом углу можно отлично перекусить по совершенно не космическим ценам.

Цены на продукты вполне сопоставимы с нашими. Что-то чуть дешевле, что-то чуть дороже, но в целом разительного отличия не наблюдается. По словам Алексея, семья из 2-х человек при наличии собственной квартиры вполне может жить на 300 убитых енотов в месяц. Без изысков, правда. Заработать же 500 и больше в городе совершенно не проблема. Уже после приезда на Украину узнал, что в 2010 году пенсия в России будет повышена до 8600 рублей, что составляет наших 2400 гривен. Много вы у нас видели бабушек и дедушек с такой пенсией?

При этом томичи считают свой город деревней и завистливо посматривают в сторону миллионного Новосибирска.

Залезли с Лехой в Инет и занялись экономическими изысканиями. Выяснилось, что Томская область по населению сопоставима с Херсонской, однако, ее бюджет по самым скромным подсчетам превышает бюджет последней в 7,5 раз. А бюджет Москвы больше, чем бюджет всей Украины. Продолжать не стали, потому что от таких сравнений мне стало как-то не по себе.

В один момент, проходя по улице, я испытал нечто вроде дежавю. Прямо передо мной был огромный плакат с надписью на малороссийском «Ласкаво просимо!». Оказалось, что это кафе «У Тараса». Вообще, Томск интернационален и демократичен. Здесь есть кафе и кавказской, и среднеазиатской, и японской, и других кухонь. И люди здесь живут самых разных национальностей, большинство составляют русские, сибирские татары, украинцы, поляки, немцы.

Политикой томичи интересуются мало, однако, когда я заводил о ней разговор, то хвалебных од в отношении Медведева и Путина не слышал. Их чаще критикуют, но не за то, что они делают, а за то, что еще по каким-то причинам еще не сделали, а должны были бы. Считают, что они, по крайней мере, людям жить не мешают. Узнав, что я с незалежной Украины, смотрели сочувственно, недоумевали, как мы допустили к власти совершенно безответственных людей. Рассказы о герое Украины гауптштурмфюрере СС Шухевиче, УПА, ситуации с русским языком вызывали их искренне возмущение – «Как же так можно? Мы же один народ!».

В общем, пока мы свидомыми бронированными лбами стучались в закрытую дверь Европы, где нас никто не ждет, сибиряки поступили обстоятельно и мудро. Они начали строить свою собственную Европу у себя дома.

Поделиться.

Комментарии закрыты