Огненная посадка в Шереметьево

0

Пилоты сажали самолет, который горел, как факел, а в салоне паниковали пассажиры

Среди версий трагедии в аэропорту Шереметьево следователи рассматривают недостаточную квалификацию пилотов, диспетчеров и проводивших техосмотр лиц, а также неисправность самолета и неблагоприятные метеоусловия.

Сгорел при посадке
5 мая самолет Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот», направлявшийся в Мурманск, сгорел при аварийной посадке в Шереметьево. На борту находились 78 человек, 41 из них погиб, выжили 37, в том числе четыре члена экипажа. Кто-то отравился продуктами горения, кто-то мог погибнуть в момент удара самолета о посадочную полосу, если был не пристегнут или самостоятельно отстегнулся. Тела всех погибших уже извлечены из самолета, для их опознания будет проведена генетическая экспертиза.
Работающие на месте трагедии эксперты совместно с представителями МАК изъяли для дальнейшего изучения речевой и параметрические бортовые самописцы, также отобраны образцы топлива из баков самолета и заправочной станции, аудиозаписи переговоров с диспетчерской службой, записи с камер видеонаблюдения. Следствием рассматриваются различные версии произошедшего. Власти Мурманской области объявили трехдневный траур и пообещали близким погибших выплатить по 1 млн. рублей. Они также предостерегли от перевода средств мошенникам.
Сгоревший в Шереметьево самолет носил имя башкирского поэта Мустая Карима. По данным портала Planespotters, первый полет состоялся 21 июня 2017 года, самолету почти два года. «Аэрофлоту» передан в сентябре 2017 года.
В 17.50 самолет должен был вылететь из Шереметьево, а прилететь в Мурманск в 20.35. Однако вылет задержался, по предварительным данным, на 13 минут. После вылета в 18.11 появились проблемы с радиосвязью. Через некоторое время пилоты запросили посадку. Садился самолет уже без связи с диспетчерами. Sukhoi Superjet 100 загорелся в воздухе. По данным Flightradar, в 18.25 произошла аварийная ситуация, в 18.30 самолет сел. Утверждается, что это произошло со второго раза. Лайнер сажали, когда он уже горел, как факел, с нарушенной центровкой и паникой в салоне. Огнем была охвачена задняя часть самолета, топливо частично разлилось по взлетно-посадочной полосе, стойки подломились при посадке, горели двигатели.
По данным Telegram-канала Baza, «Суперджет» садился в Шереметьево с полными баками и на повышенной скорости, из-за чего у машины был «избыточный» вес. На взлетно-посадочной полосе лайнер трижды подскочил, из-за чего шасси не выдержали, подломились и, вероятно, пробили топливные баки, после чего огонь охватил всю заднюю часть фюзеляжа.
При посадке экипажу удалось выбросить надувные спасательные трапы, по которым немедленно началась эвакуация пассажиров. Пилоты горевшего самолета до последнего не покидали кабины и руководили эвакуацией до тех пор, пока последний пассажир не покинул борт.
По словам журналиста Сергея Доренко, который ссылается на свои данные, «живых эвакуировали из горевшего самолета за 55 секунд при нормативе 90 секунд». «Пилоты не покидали кабины, эвакуировались последними», – написал он в своем Telegram-канале.
По данным МЧС, в 18.40 пожар был локализован. В 18.48 открытое горение ликвидировано. Самолет продолжали проливать. Огонь уничтожил половину «Суперджета».

Стюардесса: В самолет ударила молния
Стюардесса Татьяна Касаткина, которая находилась на борту загоревшегося Sukhoi Superjet 100, рассказала, что в самолет ударила молния, после чего возникли проблемы со связью. Внутри пламени не было, однако некоторые пассажиры заметили, как иллюминаторы начали плавиться еще до остановки самолета. По словам Касаткиной, люди начали вставать с кресел и пробираться к выходу, когда самолет еще двигался с большой скоростью. Пассажиры также звонили и кричали, что судно горит и падает, сообщает Telegram-канал Baza.
Касаткина также рассказала, что сразу после остановки самолета бортпроводники начали эвакуировать пассажиров. «Все произошло очень быстро, ни секунды не было времени. Пассажиров выталкивала. Каждого за воротник вытаскивала, чтобы они не задерживались на эвакуации», – вспоминает стюардесса.
Эвакуация пассажиров велась через переднюю дверь по надувному трапу. С пассажирами в хвостовой части самолета находился 22-летний бортпроводник Максим Моисеев. Он пытался открыть заднюю дверь для оперативной эвакуации пассажиров из хвостовой части, которая горела. У него не получилось, он начал помогать людям покинуть горящий самолет. Моисеев до последнего не выходил из самолета и погиб.
Как сообщает Telegram-канал Mash, Максим Моисеев мечтал о небе еще подростком. Он окончил кадетскую школу-интернат с первоначальной летной подготовкой им. А.И. Покрышкина. Отслужил в армии, после чего поступил в Санкт-Петербургский государственный университет гражданской авиации на авиационного техника и параллельно работал в «Аэрофлоте». Моисеев планировал поработать бортпроводником пару лет, а после получения диплома переучиться на пилота.
К слову, молнии регулярно попадают в пассажирские самолеты. Серьезной угрозы ни для самолетов, ни для находящихся в них людей в абсолютном большинстве случаев подобные инциденты не представляют – современные авиалайнеры хорошо защищены от попадания электрического разряда.

Пилот: Причина аварии – расположение двигателей
Пилот «Суперджета» Валерий Горюнов считает, что причиной возгорания двигателей стала не сама молния. «После попадания молнии в самолет там вышла из строя вся авионика. Пилотам пришлось сажать лайнер в так называемом direct mode – то есть, ориентируясь не по приборам, а исключительно на глаз», – сказал он «Ридусу».
Горюнов объяснил, что пилотам «ослепшего» лайнера во время аварийной посадки пришлось исключительно интуитивно определять тангаж, высоту, силу и направление ветра: «Ребята оказались в сложнейшей ситуации. Хотя все мы отрабатываем такую нештатную ситуацию на тренажерах, это в высшей степени экстремальный вариант управления самолетом, с которым не всегда справляются и самые опытные пилоты».
По словам пилота, посадка «вслепую» привела к тому, что лайнер коснулся полосы с большей вертикальной скоростью, чем предусмотрено его конструкцией. Это привело к подлому стоек шасси, и самолет сел на двигатели. «Поскольку самолет был на этот момент полностью заправлен топливом, двигатели моментально вспыхнули – они в «Сухом» расположены ниже корпуса. Ни у какого другого самолета двигатели не крепятся так близко к земле», – пояснил Горюнов.
Пилот добавил, что такая компоновка двигателей в «Суперджете» опасна не только тем, что при жесткой посадке они моментально воспламеняются, но и тем, что при взлете в них засасывается все, что может оказаться на взлетно-посадочной полосе – трава, мелкие камушки и даже птицы. Это также может обернуться возгоранием двигателей.
При этом Горюнов, который до SSJ-100 летал на Airbus, считает, что «Суперджет» с точки зрения пилотирования и управляемости ни в чем не уступает американским самолетам. «Узлов российского производства в «Сухом» по минимуму. Российский в SSJ100 в основном его дизайн. А детали и материалы американского, французского и итальянского производства – включая авионику, – говорит Горюнов. – В прошлом году один из эксплуатантов «Сухого», авиакомпания «Якутия», обнаружила, что у ее самолетов произошел излом крепления стабилизатора, все SSJ-100 по всей стране были сняты с рейсов до выяснений причин. Самолеты стали летать снова только после того, как была выявлена и устранена причина появления этих трещин».

О спасавших багаж пассажирах
Руководитель Шереметьевского профсоюза бортпроводников Илона Борисова прокомментировала действия пассажиров, считает, что действия пассажиров, спасавших багаж во время авиакатастрофы «Суперджета» в Шереметьево, можно рассматривать с разных точек зрения. «Прежде всего, это неправомерные действия – по воздушному кодексу и другим сопутствующим отраслевым документам предписывается выполнять указания экипажа. Экипаж при эвакуации должен выкрикивать команды – краткие, четкие и понятные: «Отстегнуть ремни», «Оставить все», «На выход». Подразумевается, что вся ручная кладь должна оставаться на борту», – подчеркнула Борисова.
Однако отметила тот факт, что пассажиры являются людьми неподготовленными, в состоянии паники они могли просто не отвечать за свои действия. «Как будет действовать в критической ситуации морально неподготовленный человек, предсказать сложно. С бортпроводниками постоянно прорабатывают данные ситуации, но, даже несмотря на это, авиационные психологи констатируют снижение степени их подготовленности в критической ситуации, – призналась Борисова. – Если при обычных обстоятельствах бортпроводник обладает знаниями на пятерку, то в критической ситуации он эти знания выдает на тройку, так работает психика. Именно поэтому бортпроводникам предписано знать все аварийные процедуры на пять – потому что если в нормальных условиях он знает на четыре, то в критической ситуации знает на два».
Если подтвердится, что желание некоторых пассажиров сохранить свой багаж действительно помешало спасению людей, то эти люди как минимум понесут ответственность по административному кодексу, а как максимум – их вину определит следствие после опроса пострадавших, изучения видео и записей самописцев, заметила Борисова.
Эвакуация по стандартам на любой самолет проводится в течение 90 секунд при условии открытия всех аварийных выходов. Если же эвакуация проводится из меньшего количества выходов, то ее время должно быть кратно сокращено, рассказала Борисова. «Сигналом для бортпроводников к началу эвакуации служит наличие дыма или огня, что является потенциальной угрозой жизни и здоровью пассажиров. В случае опасности решение о начале эвакуации бортпроводники принимают самостоятельно, не ожидая команды от летного экипажа, и приступают к эвакуации мгновенно после полной остановки самолета и выключения двигателей (при их работе есть опасность засасывания в двигатели пассажиров)», – пояснила Борисова.
Возможность использования каждого из аварийных выходов бортпроводники определяют также самостоятельно, оценив ситуацию. «Если по каким-то причинам выход невозможно использовать – дым, огонь, надувной трап не надулся или выход не открывается из-за деформации фюзеляжа, то они перенаправляют пассажиров к другим выходам», – пояснила Борисова.
Она отметила, что бортпроводники остаются возле своих выходов настолько долго, насколько позволяет ситуация. «После выхода пассажиров салон проверяется на предмет оставшихся людей – возможно, кто-то травмирован и не может передвигаться, может, кто-то находится в состоянии пассивной паники, кто-то потерял сознание. Эвакуируют их, после чего эвакуируются уже сами бортпроводники», – подчеркнула Борисова.
Самая большая опасность, угрожающая жизни людей при возгорании самолета, – это отравление продуктами горения. «Современные самолеты изготовлены из химических материалов, которые при горении выделяют токсичные вещества. Скорость горения самолета очень высокая, именно поэтому на эвакуацию отводится так мало времени, чтобы люди еще смогли сориентироваться и не задохнуться», – рассказала Борисова.
Всегда при взлете и наборе высоты, а также при снижении и посадке бортпроводник занимает кресло возле аварийного выхода и делает это целенаправленно для скорейшего проведения эвакуации. «Существует такая поговорка: «Взлет опасен, посадка сложна». Кабинный экипаж и существует для того, чтобы спасать жизни пассажиров в экстремальной ситуации. Бортпроводник – это «спасибо, что остался жив». Исходя из видео, могу оценить действия кабинного экипажа как грамотные и своевременные. Эвакуация началась мгновенно после остановки самолета, а это говорит о том, что экипаж грамотно и правильно оценил угрозу жизни пассажиров и открыл именно те выходы, которые позволяли проводить эвакуацию наиболее безопасно», – подчеркнула Борисова.

По материалам http://vz.ru

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.